Новости

Спорт

Капитан воронежского «Факела» Юрий Дубровин: «Надо понять, что будет с командой дальше»

, Воронеж , текст — Катерина Пошвина, Денис Качанов , фото — Катерина Пошвина
  • 3197
Капитан воронежского «Факела» Юрий Дубровин: «Надо понять, что будет с командой дальше»

Лидер сине-белых подвел итоги сезона-13/14.

В большом интервью корреспондентам РИА «Воронеж» капитан «Факела» Юрий Дубровин рассказал, чем президент сине-белых Евгений Севергин отличается от владельца ФК «Краснодар» Сергея Галицкого, Воронеж – от других футбольных городов России, а «Факел» Владимира Муханова – от «Факела» Александра Корешкова.

От Калуги до Белоруссии

Ты поиграл во многих клубах из разных городов. Расскажи, как тебе Воронеж?

– Воронеж мне очень понравился. Может, чуть больше, чем все остальные. Мне с семьей здесь очень комфортно с первого дня. Город чистый, зеленый, очень много красивых парков. В общем, есть места, где можно проводить время. И команда собралась у нас хорошая, отличный коллектив. Все вкупе дает только положительные эмоции: и команда, и город. Краснодар тоже хороший город, в Тюмени неплохо. Но если брать город, в котором мне понравилось больше всего, то это все-таки Воронеж.

Калужские номера на воронежские поменять не хочешь?

– А зачем? Я же могу остаться здесь и с этими номерами и жить сколько угодно. И прописку ведь необязательно менять, правильно?

Ты уже задумывался о том, чтобы остаться жить здесь?

– Насчет жить – не знаю. Когда в других городах был, иногда размышлял об этом. Но нам сложно принимать такие решения, ведь футбольная жизнь непредсказуема, и мы не знаем, где окажемся даже завтра.

Почему же такая мысль все-таки возникала, если ты менял клубы и города очень часто?

– В Краснодаре, например, я отыграл два сезона, была перспектива остаться в клубе дальше. Рассматривал разные варианты, а потом так получается, что ты резко кого-то не устраиваешь. Приходится принимать решение и куда-то уезжать. Сейчас сложно думать о том, в каком именно городе остановиться.

Ты родился и вырос в Калуге, но за родной клуб так и не играл. Почему так сложилось?

– Мне это самому интересно. Когда мне было 14 или 15 лет, у нас в Калуге был профессиональный клуб «Локомотив». Хорошая команда, достойно выступали во втором дивизионе. Хотелось играть изначально там, но никто не приглашал. И тогда я поехал в Москву, на просмотр в академию «Ника». Поехал туда не в профессиональную команду, а именно в команду своего 84-го года рождения. Там я пробыл два или три месяца, и потом мне предложили отправиться на просмотр в «Титан» – команду из Реутова, которая играла во второй лиге. И так получилось, что я начал кататься по маленьким командам, по разным городам. 

Как же ты оказался в Латвии?

– У вас даже такая информация есть? Ох, это нужно вспомнить! Так получилось, что еще до Латвии мне не удалось заиграть в профессиональных клубах, приходилось играть в третьем дивизионе. Я познакомился с агентом, и он предложил мне поехать в Высшую лигу Латвии. Я не отказался, тем более что других конкретных вариантов не было. Поехал на просмотр, пробыл там три месяца. За основную команду мне так и не удалось сыграть, выходил несколько раз за дублеров. Перспективы не видел, поэтому решил оттуда уехать. 

Почему не получилось заиграть за основу?

– Не знаю. Я был там официально, тренировался с основой, получал зарплату, был контракт. Дело не дошло даже до заявки за основную команду. Когда я приехал, там уже шел чемпионат. Это был проходной вариант. Я бы не сказал, что набрался там какого-то опыта.

В Белоруссии было по-другому?

– Туда меня пригласил Анатолий Байдачный. Он же и здесь недавно работал, да? Меня и еще несколько ребят из России пригласили сразу на контракт, без просмотра. Я поехал, и там удалось немного поиграть. 

Это ведь тоже была Высшая лига? Почему в итоге не сложилось?

– Да, это была Высшая лига. У нас перед сезоном ставилась задача не просто попасть в призеры, но и занять первое место. Но после семи туров мы были на предпоследнем месте с тремя очками. Соответственно, президент клуба принял решение убрать главного тренера и генерального директора, тоже из России – тех людей, которые меня приглашали. Ребята из России, которые там остались, оказались никому не нужны. Я сам попросил разорвать контракт и уехал из Белоруссии. 

Каков уровень Высшей лиги Белоруссии?

– На тот момент в Высшей лиге выступало 15 команд. Нельзя их все сравнивать, они не одного уровня. Есть, к примеру, «БАТЭ» – это команда нашей Премьер-лиги. Может, было еще несколько команд, которые могли бы в ФНЛ бороться на первую пятерку. Команды ниже середины в турнирной таблице, может, соответствовали второму дивизиону России. Вот настолько там все было разбросано.

А что с инфраструктурой клубов?

– Там, где я играл, все было не на высшем уровне. 

Можно сравнить с «Факелом»?

– «Факел» у нас вообще на очень высоком уровне развит во всех отношениях. Здесь есть все необходимое для развития клуба и футболистов. Это команда точно не второй лиги.

Краснодарские перспективы

Больше всего игр ты провел за «Краснодар». Чем тебе запомнилось пребывание в этом клубе?

– Туда я тоже поехал через агента. Но агент – это скорее знакомый, человек, который спросил: «Поедешь?» Поеду, почему нет? Я ехал туда в середине сезона, не сразу на подписание контакта, готов был, чтобы тренер меня посмотрел. После просмотра меня оставили, я начал играть, доиграл с ними тот сезон. А на следующий год мы начали играть в первой лиге из-за того, что многие команды снимались, и «Краснодару» предложили повышение в классе.

Были уже тогда предпосылки того, что клуб сумеет так выстрелить?

– Да, однозначно! Уже в то время все, начиная с мелочей, было на высшем уровне! А база клуба – это что-то с чем-то! Тогда она уже была построена. Шесть футбольных полей, тренажерный зал, медицинский центр, три больших современных коттеджа с комфортными номерами. Да, предпосылки были уже тогда. Думаю, и президент клуба, Галицкий, это все не просто так организовывал. Он знал, к чему идет, чего добивается. Этот человек многое делает для российского футбола, открывает детские футбольные школы, интернаты, за что ему большое спасибо.

Общался с ним, когда играл в «Краснодаре»?

Конечно общался. Он открытый человек, присутствовал на всех тренировках. Мог поговорить с любым футболистом.

О чем?

– Обо всем! О жизни, о том, что он делает. Спрашивал наше отношение ко всему этому. Точно так же, как сейчас мы с вами разговариваем, можно было поговорить с ним. Он обычный человек.

А если сравнить Галицкого с президентом «Факела» Евгением Севергиным?

Сложно ответить! Президенты у всех команд разные. Некоторых президентов можно и не увидеть вообще: футболист знает, что есть какой-то президент клуба, его имя, фамилию, но никогда его не видел. Севергина мы видим – это очень амбициозный человек. Иногда приезжает на тренировки. У нас было немало собраний и в прошлом году, и в этом. Видно, что человек очень хочет достичь высоких результатов, выйти в ФНЛ.

Не время для ФНЛ

Почему ты надолго не задерживался в командах ФНЛ?

– Ну почему? В «Краснодаре» год был. После «Краснодара» я поехал в «Тюмень» в 2010 году под задачу, на перспективу выхода в ФНЛ. И на тот момент у меня было предложение из ФНЛ, но без каких-либо задач. Я видел больше перспектив в Тюмени, там хорошо развита инфраструктура. Я сам выбрал второй дивизион.

Сейчас еще есть перспектива поиграть в ФНЛ?

– Я думаю, есть, конечно.

Ты раньше уже играл в одних командах с Владимиром Татарчуком, Альбертом Шариповым, Андреем Сальниковым. Не удивился, что снова встретился с ними здесь?

– Нет, в этом нет ничего удивительного. Когда мы ездим зимой на сборы, мы встречаем там огромное количество знакомых. Каждый день кого-то встречаешь. С кем-то играл два года назад, с кем-то три. Это уже не удивляет.

Вы знакомы с Денисом Войновым?

- Да, он же игрок нашей команды. Он приехал к нам в клуб, но, к сожалению, ему не повезло: получил очень серьезную травму колена. Выбыл на 6-8 месяцев, ему сделали операцию. 

Чем отличается зона «Центр» от других зон, где ты играл?

– Я поиграл во всех зонах, кроме «Востока». Каждый год в каждой зоне чемпионат проходит совершенно по-разному. Каждый год команды разного уровня. Я играл в зоне «Центр» несколько лет назад, за «Звезду» из Серпухова. Тогда мне казалось, что уровень команд здесь слабее, чем в зоне «Урал-Поволжье». А сегодня мы играем в «Центре», и мне кажется, что эта зона очень сильная! Здесь очень сильные команды. С кем бы мы ни играли, с лидерами или аутсайдерами, все ребята отлично настраиваются. И что самое интересное – в играх против нас! Но я понимаю их мотивацию.

Не слишком ли в команде на этом зацикливаются – второй год говорят, что именно на «Факел» все настраиваются по-особенному?

– Нет, почему? Это же не только в «Факеле», так везде! Вот будет в Премьер-лиге играть «Амкар» с «Зенитом», разве для пермяков это будет не принципиальный матч? Я думаю, они будут хоть чуть-чуть больше мотивированы в таком матче. Показать игру, обыграть чемпионов. Так всегда и везде бывает.

До «Факела» ты играл в «Тюмени», и клуб тогда занял второе место. Похожа ли та ситуация на нынешнюю в «Факеле»?

– Да. Когда в «Тюмени» ставилась задача, там тоже был сильный конкурент – «Газовик-Оренбург». И здесь сейчас так же – есть «Сокол». Взять ту же зону: у «Тюмени» главный конкурент – ульяновская «Волга». Команда, которая практически никем не укреплялась, даже если сравнить с «Факелом», «Соколом» или «Тюменью». Ульяновская команда средняя, уровня второго дивизиона, и вот они конкурируют с моей бывшей командой. Когда мы играли с Оренбургом, нам было тяжеловато! Как и в этом сезоне.

Были у «Тюмени» перспективы выхода в ФНЛ не с первого места?

– Да, разговоры об этом были, что, возможно, выйдем со второго места. Но, когда мы уже стали вторыми, президент от этого отказался. Он сказал, что ему принципиально выйти с первого места. 

Почему многие футболисты «Факела» так надеялись на выход в ФНЛ не по спортивному принципу?

– Сейчас такие разговоры идут потому, что многие команды снимаются из первого дивизиона: «Салют» из Белгорода, «Алания», питерское «Динамо, «Спартак» (Нальчик). Если они снимутся, должны же какие-то команды занять их места?

В прошлом году была такая же ситуация, но в итоге никого в ФНЛ не пустили, оставив нечетное количество команд.

– Может быть всякое! Мы же не говорим на 100 процентов, что так и будет. 

Так получается, что «Факел» в последние годы живет одной этой надеждой.

– Ну а как вообще жить без надежды? Тем более что ничего другого не осталось. Сейчас уже ничего не изменить. 

Внутри команды вообще были разговоры о выходе в ФНЛ по неспортивному принципу?

– Нет, между собой конкретно это мы не обсуждали.

В погоне за задачей

Практически все футболисты пришли в «Факел» под задачу – выйти в ФНЛ с первого места. Задача не выполнена – что дальше? Игроков придется распускать?

– Я не знаю, это же не мне решать! У большинства контракты «1+1». Если бы мы выполнили задачу, контракт автоматически стал бы на два года. А раз не выполнили, то и клуб, и игроки могут разорвать отношения.

Каково самим игрокам снова оставаться во втором дивизионе? Ведь многие поиграли не только в ФНЛ, но и в Премьер-лиге. Кто-то уже ищет другие варианты?

– Об этом я знать не могу. Мне не скажут, если кто-то ищет команду.

А ты не ищешь?

– Я – нет.

То есть, если «Факел» останется во втором дивизионе, ты будешь готов продолжить здесь играть?

– Надо сначала послушать и понять, что будет дальше. Когда мы сядем с руководством и все обсудим, уже будет что-то понятно. Пока еще никаких разговоров не было.

Когда вы поняли, что в этом сезоне уже не займете первое место?

– Надежда была до последнего. Даже когда мы поехали в Рязань, и отрыв был уже достаточно большой. Конечно, вероятность того, что «Сокол» в трех играх потеряет десять очков, была мала, но шанс был, и мы за него цеплялись. И сами его упустили. Если бы мы выиграли в Рязани и потом дома у «Сокола», отставание значительно сократилось бы. Всякое могло бы быть!

Что случилось в матче первого круга в Саратове и после игры с «Соколом»?

– Тогда мы создали много моментов и провели хорошую игру. Да, мы проиграли. И вот то, что случилось после, когда мы начали терять столько очков, объяснить сложно. Я по себе помню, что не ощущал, что нахожусь в какой-то психологической яме или что-то еще. И когда общался с другими ребятами, этого по команде не было заметно. Но почему-то на поле у нас снова не получалось.

Как объяснялись все те эксперименты, которые были при Владимире Муханове? Конкретно тебе приходилось играть на разных позициях.

– В основном я играл на одной позиции – центрального защитника. В первых двух турах приходилось играть на позиции крайнего левого защитника только потому, что у нас на этой позиции вообще не было игроков. Из-за этого меня туда ставили.

А как проводить тренировочный процесс, когда в команде такое небольшое количество игроков защиты?

– Если так разобраться, то в течение сезона мы не несли потерь, хоть и нас, защитников, было немного. И если посмотреть на турнирную таблицу, мы пропустили меньше всех мячей в этом сезоне. Хотя не было такого, что мы как-то усиленно работали над обороной. А вот в этом году столько травм в команде. 11 человек выходит на игру, когда в заявке нас, наверное, 24.

Футболисты как-то пытались это объяснить?

– Если честно, у нас в команде все в недоумении. Такое вообще впервые у всех. Все же с разных клубов пришли, но того, что произошло у нас с этими травмами, еще нигде не было. Причем травмы серьезные, люди выбывают на шесть месяцев, например, не просто какие-то ушибы. Не знаю, с чем это связать.

Когда в команде осталось 12 здоровых игроков, не было щадящего режима в тренировках?

– В последние дни, думаю, это начали предусматривать и тренировочки, возможно, чуть-чуть нам снизили по нагрузке, чтобы восстановились до следующей игры. А так всегда недельный цикл был одинаковый: игра, восстановление – выходной и опять тренировочный процесс, когда нас подводили к игре.

Как команде объяснили отставку Муханова?

- Так получилось, что нам ее практически и не объяснили. После игры со «Спартаком-2» в прошлом году нас отпустили на три дня, потом собрали, и мы должны были потренироваться неделю. В итоге потренировались всего два дня. Тренерский штаб вызвали, и мы только потом узнали, что они расторгли контракты. Я думаю, это все из-за невыполнения задачи.

Чем отличаются тренировочный процесс Муханова и Корешкова?

– У каждого тренера свое видение футбола, тренировочного процесса. Большого отличия не было.

А если взять атмосферу в команде во время тренировок. Она чем-то отличалась?

– Нет, все было одинаково. Атмосфера была хорошей и там, и там.

Вы придумали «паровозик» для исполнения угловых, в итоге он ничего не принес.

- Ну, это не то чтобы придумали «паровозик», просто стандарты – они всегда опасны. Во всем мировом футболе 70 процентов мячей забивают со стандартов. 

Но «паровозик» не очень опасен – сколько с его помощью забили?

- Нет, забить не забили. Но здесь самое главное другое: когда мы разбегаемся в разные стороны, соперник нас не всегда успевает заблокировать. То есть все равно мы освобождаемся от оппонентов. А то, что не забили – это стечение обстоятельств. Хотя в Тамбове же, по-моему, забили как раз с него.

Ты в этом сезоне забил пять мячей – больше, чем когда-либо, с чем это связываешь?

– Не знаю. Но я и забил-то все мячи со стандартов, подключениях на угловые. Может, присутствовала и удача. Каждый тренер тоже по-разному смотрит: кто-то говорит мне идти на стандарты, а кто-то нет, и я оставался на подборе. В этом году доверяли, и шло.

Осенью ты чаще участвовал в атакующих действиях – начинал атаки, при этом играя в защите, а весной полузащитником мало что созидал. Почему?

– Центральный защитник все видит лицом, все перед ним. Естественно, ему проще начинать атаки. Теперь на этой позиции играют другие ребята, и начинают атаки они не хуже меня. Но и на позиции опорного полузащитника я созидать меньше, думаю, не стал.

Что помогло победить в матче с «Соколом» и почему этого «чего-то» не хватало в других играх?

– Ну, настрой на этот матч был у меня лично принципиальный! Очень хотелось их обыграть. Желание было огромное. Во-первых, мы проиграли в первом круге, за что нам обязательно нужно было взять реванш. Во-вторых, они занимают первое место. К тому же, перед своими болельщиками мы были обязаны побеждать. Мы знали, что они не довольны тем, что мы занимаем вторую-третью позицию. «Сокол» же в любом случае приятно обыграть.

Можно же было и на другие матчи так настраиваться?

– Да мы настраиваемся, поверьте. На любые матчи одинаково. Вот эти восемь матчей, что мы сыграли, команда всегда была заряжена. Мы ни в одном матче борьбы не проигрывали. Вы можете обвинить нас в какой-то игре в том, что видно то, что мы халатно играем?

Перед матчем с «Соколом» вы выходили в интересных футболках: «Играем для города, играем за регион». Сейчас в «Факеле» только два воронежских игрока: Скрыльников и Строев. Получается, в акции вы приняли участие несправедливо?

– Не знаю. Нам дали эти маечки, всем сказали надеть. Нет, ну здесь дело такое, что в данный момент я играю за «Факел». И пока я здесь, я постараюсь сделать все, чтобы помочь команде. И неважно, родился я в Воронеже или нет.

Самое главное – это опыт

Что дал тебе этот сезон в «Факеле» как футболисту?

– Самое главное – опыт. Все равно, где бы ни был, хороший или плохой результат, чего бы ты ни добивался, самое главное –  опыт. Я думаю, опыт всегда положителен, отрицательного не бывает. Даже из отрицательного нужно делать выводы. Жаль, конечно, что мы не выполнили задачу. Это очень обидно.

И какие выводы ты можешь сделать для себя?

– Надо стараться каждый день работать лучше, чем вчера, и стараться постоянно прогрессировать. 

Чему научил тебя этот год?

– Сказать, что чему-то прямо научился – думать стал по-другому или пас давать – нет. В каждой команде ты набираешься мастерства и опыта. 

Ты сказал, что семье понравился город. На домашних матчах жены, дети футболистов всегда вместе, а вне стадиона семьи игроков тоже общаются?

–  Да. Особенно когда мы уезжаем на выезд или просто на базу тренироваться. Они в это время встречаются, проводят вместе время, гуляют в парках. Да и детишки между собой общаются.

А на базе кто-нибудь из футболистов живет?

– Почти все на квартирах живут. Только Андрей Сальников, по-моему, на базе живет. 

На сайте «Факела» написано, что ты закончил «Калужский финансово-экономический институт». Зачем?

– Хотел стать финансистом (смеется). Почему нет? 

Какая специальность?

– Финансы и кредит. Нет, конечно, конкретики какой-то не преследовал. Думал, что просто пригодится, а там как получится, посмотрим.

О спортивном образовании не задумывался?

– Это не поздно отучиться. Я об этом думал.

Не думал о том, чем заниматься лет через семь-восемь?

– Пока мыслей очень много, а конкретики никакой. Рано об этом говорить. Мне еще как игроку хочется многого добиться. 

Есть какая-то цель в футболе?

– Есть конечно! Хочу с «Факелом» выйти не только в ФНЛ, но и в Премьер-лигу. Самое главное – хочется выигрывать там, где оказался в данный момент: во второй лиге, в первой, в Премьер-лиге. Хочется достигать максимального результата, как в команде, так и индивидуально.

ВХОД

Используйте аккаунты соцсетей

РЕГИСТРАЦИЯ

Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA

Не помню пароль :(