7 Апреля 2020

вторник, 20:13

$

76.41

82.63

Глава департамента культуры Воронежской области: «Музыка – это чистая математика»

, Воронеж, текст — , фото — Виталий Грасс
  • 3675
Глава департамента культуры Воронежской области: «Музыка – это чистая математика»

Мария Мазур – о нацпроекте «Культура», судьбе Оперного театра и музее Бунина.

В конце 2019 года пост руководителя департамента культуры Воронежской области заняла Мария Мазур. В интервью РИА «Воронеж» глава ведомства рассказала о том, что изменилось в регионе благодаря нацпроекту «Культура», какое будущее ждет Театр оперы и балета и зачем Воронежу музей Бунина.

– В рамках нацпроекта есть указание увеличить посещаемость учреждений культуры. Как это будет происходить? Как можно заставить людей идти в ДК?

– Увеличить посещаемость театрально-концертных учреждений будет сложно – потому что у них определенное количество мест. Но мы можем увеличить количество посещений музеев, библиотек и домов культуры. Для этого в рамках нацпроекта предусмотрено направление «Культурная среда». Это в первую очередь проведение капитальных ремонтов и строительство домов культуры. Чтобы увеличить посещения ДК, надо сначала привести их в порядок. Некоторые дома культуры находятся в ужасающем состоянии, некоторые просто закрыты, и все мероприятия проводятся в детской школе искусств или вообще на улице, потому что в здание войти невозможно. Еще в прошлом году мы начали беспрецедентную работу в этом направлении. Губернатор выделил нам огромные деньги – мы получили порядка полумиллиарда рублей и смогли отремонтировать 31 объект. В текущем году объем будет таким же, и в 2021 году эта работа будет продолжена. В декабре мы открыли отремонтированные ДК в трех районах области. Результат – колоссальный. Если мы говорим о тех ДК, которые были закрыты, то количество посещений увеличилось на 100% за эти два месяца. К примеру, в селе Лопатки Рамонского района ДК был закрыт. Мы его отремонтировали совместно с муниципальным районом, по программе софинансирования. Теперь там проводится огромное количество мероприятий, просто зашкаливает количество молодежи, которая приезжает. Хотя, казалось бы, Рамонь расположена недалеко от Воронежа – но нет, они не едут в областной центр, они, например, все новогодние елки провели у себя.

– Еще одно направление нацпроекта – «Творческие люди». Чем отличается привлечение волонтеров, которое и раньше происходило, от работы с ними по этой программе?

– Направление «Творческие люди» в первую очередь ориентировано на повышение квалификации сотрудников учреждений культуры. Мы отремонтировали ДК – дальше необходима содержательная работа, чтобы они не простаивали, чтобы людям было зачем туда идти. За счет средств федерального бюджета 12 высших учебных заведений, определенных Министерством культуры, набирают группы для повышения квалификации. Это известные институты: Российская академия музыки имени Гнесиных, академия русского балета имени Вагановой, ГИТИС, Санкт-Петербургский и Краснодарский институты искусств – самые авторитетные вузы. В прошлом году мы обучили 189 человек. Подчеркиваю: человек из сельского клуба может приехать на обучение в академию Гнесиных и пройти курс повышения квалификации. Такого не было никогда. Эта удивительная возможность появилась только благодаря нацпроекту. В нынешнем году уже 390 человек смогут отправиться на такое обучение. У каждого вуза есть разные программы, это и менеджмент в сфере народного творчества, и проведение мероприятий в сельском ДК, и повышение квалификации педагога хореографии – на любой вкус. Туда может поехать и директор ДК, и рядовой сотрудник, и библиотекарь, и педагог.

Еще одно большое и особенное направление «Творческих людей» касается волонтерства. Удивительно, как этих людей мы не задействовали раньше! Конечно, мы всегда знали, что у нас есть молодые, интересные, готовые на любые подвиги ребята. Но, когда появился центр «Волонтеры культуры», мы смогли наконец организовать их деятельность. Эта работа хорошо была устроена на Платоновском фестивале, но и в течение всего остального года достаточно событий, где требуется волонтерская помощь. Все, что сейчас делается на базе волонтерского центра, который мы создали в библиотеке имени Кубанева, дает ребятам возможность понять, как помочь и как дальше себя видеть в культуре. Некоторые просто любят ходить в музей – и помогают развешивать выставки, например. Кто-то приходит на помощь в библиотеках. Сейчас такая работа хорошо продвигается в Воронеже, и в этом году наша задача – выйти на муниципальные районы. Причем мы знаем, что там добровольцы тоже есть и они уже рвутся в бой. То есть нацпроект помог с тем, чтобы их официально организовать, объединить. Этого действительно не хватало. Теперь есть четкий план мероприятий, список задач по каждому из них. Центр помогает им зарегистрироваться, дает статус волонтера культуры, у которого есть определенный уровень доступа. Учреждения, куда ребята попадают, обучают их тому, как правильно себя вести, как разговаривать с посетителями, как работать на выставке, как встретить зрителя в театре, как организовать мероприятие.

IMGP4502.JPG

– Сколько всего денег выделено в рамках нацпроекта и какие статьи расходов самые большие?

– На 2020 год – почти 260 млн рублей. Уровень 2019 года превышен вдвое за счет средств федерального и областного бюджетов. В этом году мы строим два дома культуры – в Листопадовке Грибановского района, в Кашире Каширского района, а также завершаем строительство третьего – в Нижнем Кисляе Бутурлиновского района, – которое длится уже три года. К концу года у нас появится три новых ДК. Их ремонт и строительство – основная статья расходов по нацпроекту. Плюс в этом году мы начали приобретение автоклубов, чего в прошлом году не было. Это многофункциональный передвижной центр, складная сцена, спрятанная в кузове небольшого грузовика. Мы покупаем семь автоклубов для семи районов области. Есть сельские поселения, где нет своих ДК и население немногочисленное, то есть строить там дом культуры нецелесообразно. Однако жизнь там продолжается. И в эти села из каждого муниципального района будет выезжать автоклуб. В каких-то районах они уже были, теперь будут еще в семи, но и этим мы не закроем всю область, и в будущем постепенно будем над этим работать. Сейчас уже прошли торги, к 1 августа мы ждем поставку автоклубов, а пока каждый район прорабатывает график, как и с какой периодичностью выездные программы будут проходить. У нас в области есть хороший опыт – например, в Богучаре целый отдел автоклубов, которые ездят по всему району.

– Направление нацпроекта «Цифровая среда» – это создание виртуальных концертных залов. Есть ли смысл идти туда и смотреть то, что можно найти онлайн и посмотреть дома?

– Виртуальные концертные залы в районах могут быть сделаны на базе библиотеки, ДК, музея – словом, какого-то уже функционирующего учреждения культуры, это не отдельное строительство. Средства выделяются только на приобретение видео- и звукового оборудования. Прежде всего, там можно посмотреть концерты Московской филармонии, которых в интернете не найти. Мы делаем это как проект. В его главе стоит Воронежская филармония, которая подбирает репертуар и следит за процессом, знает, в какой день какие мероприятия будут проходить. Это другой подход. Люди идут туда как на настоящий концерт. На виртуальный концертный зал, который мы открыли в Новохоперском районе, отклик был отличным. Сейчас проект ограничен концертами Московской филармонии, но в будущем программа будет расширена. Мы говорим о том, как привлечь? Людей надо учить. Наверное, с первого раза жители села не придут на филармонический концерт. Ведь люди не приучены к этому, не понимают, какой в этом смысл. Наша задача – заинтересовать их. Первое – дать возможность, второе – научить человека. Тут, конечно, надо понимать, что нацпроект «Культура» в большей степени рассчитан на сельскую местность. Основной упор идет именно на районы. Мы должны заинтересовать людей культурой, создать для этого все условия. Потому что перекос в сторону областного центра – колоссальный, причем не только в Воронежской области, но и по всей стране. Мероприятий регионального уровня в районах проходит крайне мало. И это еще одна из наших задач – часть событий переводить в область. Например, мы будем в ноябре проводить детский театральный фестиваль «Маршак». Мы уже думаем над тем, как хотя бы несколько спектаклей вывезти и показать детям в районах. Мы отремонтировали дома культуры, у нас есть три муниципальных театра – так почему бы нам не расширить «Маршак» и не вывести его за пределы Воронежа?

– Есть ли у всего этого сверхцель? Действительно, зачем жителям села идти на филармонический концерт? У них изменится отношение к жизни?

– Это все рассчитано на внутреннюю составляющую человека. Сфера культуры – это не сфера развлечений. Наша задача – не развлекать, а воспитывать в человеке уровень порядочности, ответственности, вкуса. Это цифрами не измеришь. Например, наша молодежь ходит в театры, разговаривает о спектаклях, обсуждает постановки. Это показатель определенного уровня развития – суметь воспринять то, что вам показали, понять это на своем уровне, проанализировать и обсудить. На это нацелена вся наша работа. Прежде всего, мы должны дать эту возможность, а дальше пусть люди сами решают.

– То есть искусство воспитывает?

– Я в этом убеждена. Искусство воспитывает интеллект, воспитывает душу. В моем понимании работник сферы культуры – это и психолог, и учитель. Это важная и нужная сфера, которая учит отличать хорошее от плохого. Прежде всего, важно приводить детей, показывать им высокий уровень. Где еще они смогут услышать, как исполняется такая музыка? Представьте, один зритель сидит в филармонии в Москве, а другой – в сельском доме культуры, к примеру, Павловского района, а видят и слышат они одно и то же в режиме реального времени.

– Еще одно направление нацпроекта – закупка инструментов для детских школ искусств. Но разве без нацпроекта эта закупка не осуществлялась?

– В Воронежской области в этом смысле проводится огромная работа. Поддержка детских школ искусств, детских коллективов, творческих проектов осуществляется за счет средств Рождественского фонда. А массовая, повсеместная и более системная поддержка пришла в виде нацпроекта. Мы хорошо понимали и знали эту потребность, но нацпроект позволил нам подойти грамотно к ее решению. Каждая школа подготовила отчеты. Не просто так директор заказал две балалайки и пианино. Подход был с глубоким анализом. Почему есть потребность, сколько детей сможет заниматься, есть ли такое отделение, есть ли у вас педагог и сколько ему лет – не уйдет ли он на пенсию. Приобретение музыкальных инструментов повлекло за собой очень широкий анализ, который мы параллельно провели. Мы также проанализировали, какие ДШИ нуждаются в капитальном ремонте. Такое поручение звучало в послании президента.

IMGP4486.JPG

– В рамках нацпроекта планируется создание платформы технологий дополненной реальности в Дворцовом комплексе Ольденбургских, музее Бунина и Доме губернатора. Расскажите подробнее, что это будет?

– Это будет платформа Artefact, созданная Министерством культуры в рамках федерального проекта «Цифровая культура». Это мультимедиа-гиды по постоянным экспозициям музеев. Посетители выставки смогут воспользоваться одноименным мобильным приложением, чтобы узнать информацию об экспонате, на который наведен смартфон. Artefact – это те современные технологии, к которым мы должны постепенно подключать все музеи. Но начнем мы с самых новых, оснащенных по последнему слову техники.

– На какой стадии сейчас реконструкция Дома губернатора?

– Мы разработали проектно-сметную документацию и на проведение реконструкции, и на экспозицию. Сейчас ждем, чтобы в этом году ее включили в областную адресную программу, тогда мы сможем приступить к работам. О сроках говорить пока сложно. Точно можно сказать только то, что реконструкция будет проходить в несколько этапов и продлится не менее двух лет. Это ведь объект культурного наследия. Работа будет очень кропотливой.

– Что там в итоге будет? Вариантов было много – от филиала Пушкинского музея до новой экспозиции музея имени Крамского.

– Это структурное подразделение художественного музея имени Крамского. В первую очередь там будут экспонироваться произведения из фондов музея. Во-первых, целый большой зал мы посвятим воронежским художникам. На сегодняшний день такого у нас нигде нет, а потребность в этом назрела давно. Во-вторых, у музея имени Крамского действительно огромная коллекция. Но там всего один выставочный зал. Дом губернатора будет продолжением этого музея, где тоже будут размещаться и выставки из фондов, и привозные экспозиции. Наконец, мы сможем выставить вещи из фондов, которые раньше никогда не показывали, – это и произведения воронежских художников, и невероятная керамика, и коллекция фарфора. Думаю, это будет очень интересно.

– В этом году должен открыться музей Бунина. Писатель родился в Воронеже и прожил у нас всего несколько первых лет жизни. Насколько легитимно Воронежу «присваивать» его?

– Мы его не присваиваем. Он родился в Воронеже. Без Воронежа его жизнь была бы невозможна. Открытие музея – очень важное и знаковое событие. Оно ставит определенную точку, подчеркивает, что Бунин – наш. Тем самым мы отдаем ему дань уважения, показываем, что творчество Нобелевского лауреата для нас – достояние. Открытие музея запланировано на сентябрь. Мы специально сделали его не в день рождения писателя, а раньше, чтобы пригласить больше гостей. Кроме того, мы хотим провести несколько дополнительных событий. В усадьбе Веневитинова мы проведем круглый стол с буниноведами. В музее имени Крамского под эти даты мы откроем большую выставку, посвященную творчеству Бунина. В первую очередь она будет основана на работах участников академического пленэра «Читая Бунина». Плюс мы впервые заказываем картины для этой выставки у современных художников. Впоследствии они войдут в фонд музея Бунина.

– А что войдет в постоянную экспозицию?

– В музее всего два зала, экспозиция будет небольшой, но интересной. Процесс ее формирования как раз сейчас идет. Там будут предметы, книги, будет много интерактивных экспонатов. Пока что я не могу раскрывать все секреты, чтобы сохранить интригу. Но мы постараемся как можно больше рассказать о Бунине, о разных этапах его жизни.

– Уже несколько лет идут разговоры о Театре оперы и балета. Будут его все-таки сносить или нет? И когда все уже произойдет?

– Сноса не будет. Будет реконструкция и строительство новых репетиционно-подсобных помещений. В этом направлении мы двигаемся планово, просто объем работ очень большой. Театр оперы и балета – это настоящий творческий завод. Внутренняя перепланировка зданию требуется колоссальная. Театру нужна новая, современная сцена, полностью новое закулисное пространство с современными гримерными, большие репетиционные залы, подъездные подходы для перемещения декораций гигантского размера. То есть перепланировка и внутренняя перестройка театра будет стопроцентной. Плюс, подсобные помещения. Мы очень тщательно сейчас продумываем, как перестроить их, какую часть творческих цехов из самого театра можно будет туда перенести. В подсобном корпусе мы планируем сделать репетиционный балетный зал размером со сцену, чего сейчас в театре нет. Разработка проектно-сметной документации для всего этого – достаточно сложный процесс. Поэтому проводится огромная подготовительная работа. Планируется, что сама реконструкция займет год, но, когда мы сможем к ней приступить, пока неизвестно.

– Нет ли риска, что получится так же, как с театром драмы, который много лет стоял в лесах?

– Мы сегодня в другое время живем. Если мы приступаем к работам, значит, мы уже четко понимаем наличие областного и федерального финансирования. Только когда будут деньги, мы сможем зайти на площадку. Сейчас мы двигаемся по дорожной карте, сформулированной в указе губернатора: сначала проектирование, затем финансирование, и только потом реконструкция. Я понимаю, что людям кажется, что все это тянется очень долго. Но поверьте, с театром оперы и балета быстро нельзя. Помимо сложности самой реконструкции это еще и огромный коллектив, и очень непростая история с переводом спектаклей на сцену Воронежского концертного зала. Нам придется скоординировать деятельность самого концертного зала, труппе Оперного предстоит переоформить спектакли, чтобы они встали на новую временную сцену. Плюс необходимо будет организовать гастроли, чтобы весь репертуар представлять в полном объеме. Для нас очень важно сохранить труппу.

– На форуме «Зодчество» были разные проекты Оперного, в том числе с футуристическим стеклянным куполом, с подземными этажами. В ту сторону вы не смотрели?

– Нет. Вид театра должен быть неизменен. В этом убеждены все – и труппа театра, и деятели культуры Воронежской области, и архитекторы. Мы все к нему привыкли, Театр оперы и балета на площади Ленина – это то, что в нас всех уже вросло. Это тот вид, без которого никто не представляет Воронеж. И театр со стеклянным куполом на его месте мы тоже не можем себе представить. Если строить на другом месте – все возможно, но на этом месте театр должен выглядеть так.

– Ходят слухи, что десятый Платоновский фестиваль может стать последним.

– Об этом даже речи идти не может. Будет десятый, будет одиннадцатый, двенадцатый.

– Его формат будет меняться?

– Формат фестиваля идеально выверен и демонстрирует нам свою четкость много лет. Театральная, литературная, музыкальная и выставочная программа – это прекрасно работающая схема. В этом году в программе фестиваля много замечательных вещей. Мы возвращаем уличный парад театров, открываем новые формы – впервые увидим спектакль на вертикальной стене. В Белом колодце, во дворце Ольденбургских будут чудесные концерты. В этом плане Платоновский фестиваль дает нам возможность увидеть то, что совершенно точно никто из воронежцев никогда бы не увидел.

– Участвует ли департамент культуры в программировании фестиваля?

– Как департамент культуры, мы не ограничиваем творческие возможности ни одного учреждения. Каждый художественный руководитель самостоятельно выстраивает работу своего направления, будь то театр, ДК или фестивальная дирекция. У Платоновского фестиваля есть художественный руководитель Михаил Бычков, который вместе со своим коллективом составляет программу. Это замечательная слаженная команда.

– Платоновский заслуженно называют брендом Воронежской области. Надо ли стремиться к тому, чтобы и другие наши события становились известны за пределами региона?

– Чем больше культуры, тем лучше, чем больше о нас знают и говорят, тем прекраснее. Нельзя говорить, давайте ограничимся событиями для своих. Платоновский фестиваль своим уровнем добился узнаваемости и статуса бренда региона. Но у нас есть и другие события, которые вполне могут претендовать на подобное. У нас есть прекрасный фестиваль «Маршак», который тоже уже на хорошем счету в стране. Есть невероятный фестиваль «Русь песенная, Русь мастеровая» в Воробьевском районе. Он охватывает более узкую сферу интересов. Но это всероссийский фестиваль, и люди, которым близка эта тема, знают Воронеж по «Руси песенной». Мне кажется, таких проектов должно быть больше. Просто нужно правильно о них рассказывать людям.

– Вы много говорили о том, как важно все четко систематизировать: составить программы, проанализировать все нужды. Как вам кажется, не является ли такая жесткая система сдерживающим фактором для художников, которым хочется творить в свободной манере? Не убивает ли это искусство?

– Я убеждена, что любое направление сферы искусства можно сравнить с точной наукой. Обывателю кажется, что в искусстве все легко. Но все подчинено весьма жестким правилам. К примеру, музыка – это чистая математика. Даже актер, выходя на сцену, не столько творит, сколько подчиняется определенным правилам, установленным режиссером. Все отработано очень четко. И только потом начинается творчество. Поэтому наша задача – не сдерживать творческие стремления, замыкая их в какие-то рамки, а, наоборот, создать такую систему, в которой творчество востребовано. Организация этого процесса первостепенна.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: