9 Декабря 2019

понедельник, 06:12

$

63.72

70.76

Гендиректор воронежского «Факела»: «Клуб впервые строится как долгосрочный проект»

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов (из архива)
  • 5559
Гендиректор воронежского «Факела»: «Клуб впервые строится как долгосрочный проект»

Роман Асхабадзе рассказал о планах по развитию главной команды региона.

«Факел» приложит все силы для того, чтобы сохранить прописку в ФНЛ по спортивному принципу, заявил гендиректор клуба Роман Асхабадзе в разговоре с корреспондентом РИА «Воронеж». В интервью руководитель «Факела» рассказал, какова финансовая ситуация в клубе, оценил состояние местной спортивной инфраструктуры и объяснил, как планирует развивать молодежный футбол в Воронеже.

«Команда с удовольствием вернется на базу, если там будут капремонт, освещение и поле с естественным покрытием»

– Летом вы возглавили клуб, у которого не было игроков. Но были футболисты из предыдущего состава, готовые продлить соглашения. Почему вы не заключили с ними новые контракты?

– Вы должны понимать, что, перед тем как я дал согласие возглавить клуб, был проведен аудит. Он выявил скопившиеся долги, которые не были погашены. Перед футболистами задолженностей не было, а вот по другим направлениям – были. И они остаются до сих пор. Это долги за аренду инфраструктуры, а также задолженности перед сотрудниками клуба и контрагентами. Я отдавал себе отчет, что нас ждут тяжелейшие времена. Многие люди из футбольного мира в один голос говорили мне, чтобы я не соглашался возглавлять «Факел». И сейчас не жалею, что согласился, не опускаю рук. Наша задача – вывести клуб в то состояние, в котором он не будет должником. Надо обнулить груз, копившийся годами, и создать боеспособный костяк команды, который останется на будущее. Когда я приступил к работе, большая часть футболистов уровня ФНЛ уже подписала контракты с теми или иными клубами. У нас не было возможности взять других. И те три-четыре футболиста, которые выделялись в «Факеле» образца предыдущего сезона, тоже были недоступны. Мы связывались с ними, они уже подписали договоры с другими клубами. И тут вопрос: почему контракты этих игроков не были продлены ранее? Это делается как минимум за четыре-шесть месяцев до истечения срока договора. Про лидеров того «Факела» я вам объяснил. А что касается остальных, мы проанализировали игры команды, вся информация по составу сезона-2018/2019 у нас была. Мы знали, кто хотел остаться в клубе. Но последнее слово за тренером – если он говорит, что игрок ему не нужен, я никогда не буду его навязывать.

– Кого вы были готовы оставлять в «Факеле»?

– Игоря Лебеденко, Сергея Божина, Ивана Олейникова. За молодого полузащитника наш клуб должен был заплатить ЦСКА 500 тыс. рублей, мы направили бумагу о том, что готовы это сделать. Но было поздно. Московский клуб ответил, что готов продать футболиста, а сам игрок на тот момент уже договорился с «Шинником».

– Когда вы связывались с представителем Олейникова?

– Как только приступил к работе. В начале июля.

– Но ведь по факту вы начали работать еще раньше. Вас видели на «Чайке» во время тренировок собирающейся команды еще в июне. И Руслан Магаль рассказывал друзьям, что вы звонили ему в середине июня.

– Никакой работы я до июля не начинал. Насчет звонка Магалю – это неправда. Сначала я звонил не ему, а его представителю. Хотел прозондировать почву. Это было в конце июня, а не в июле, да. Я знал, что футболист в Воронеже, а мне хотелось вернуть в город воспитанника местного футбола. Но я отдавал себе отчет в том, что он не согласится подписывать контракт с «Факелом». У него было предложение от более титулованного клуба с более стабильным финансированием. И ответ от Магаля был оправданный: «Если я на данном этапе своего развития вернусь в Воронеж, то уже больше никуда не попаду». Это нормально. То есть я не работал в июне, я сделал лишь один звонок, потому что знал, что игрок в городе, вот и все. Я тогда еще не дал согласия возглавить клуб, велся аудит, мы обговаривали вопросы финансирования. Потому что мы ставили условие полного закрытия долгов перед футболистами. Если бы задолженности не погасили, были бы жалобы в РФС, «Факелу» бы закрыли заявку – а зачем приходить в клуб, который не может никого подписать?

Факел-Арсенал(1-2)_56.JPG

– Подписывая футболистов, вы представляли себе какую-то модель команды? Нужно же заранее понимать, хотя бы примерно, какую игру она может показывать.

– Нет, мы комплектовались за две недели из того материала, который был на рынке. При этом я не говорю, что это плохие футболисты. Просто без нормальной предсезонки и наигранных связей команды не делаются. Половина этих футболистов пришла не в июле, а позже, когда сезон уже был в разгаре. Часть игроков имела травмы, нам пришлось восстанавливать их. Но надо понимать, что, если бы не повреждения, эти парни были бы востребованы на рынке, мы бы просто не подписали их. Мы выжали максимум из тех условий, которые имели. Многие были уверены, что к старту сезона даже количественно не сможем собрать команду. Мы единственный клуб, который прошел через все это. Только не подумайте, что я жалуюсь, я к этому был готов. Нам нужно время. И есть нюансы, которые до сих пор не дают нам поднять голову. Если бы мы сохранили часть футболистов от предыдущего состава, ничего бы кардинально не изменилось – эти игроки точно так же не прошли бы полноценную предсезонную подготовку. У нас даже нормальных спаррингов не было, потому что они должны планироваться заранее. Все делали на ходу, на коленке. Проводили контрольные игры с дублем – получились матчи из серии «выйти на поле и немного пропотеть». Это ненормально. Если вы меня сейчас спросите, какая программа работы запланирована на зиму, я вам расскажу, потому что все это продумано месяц назад. А когда мы пришли, нам почему-то ничего не осталось. Либо это не было спланировано, либо предыдущее руководство просто не оставило нам этих наработок. На каких полях тренироваться, тоже не знали. Мы спрашивали, нам никто ответа не дал.

– Вот мы и подходим к разговору о базе клуба в Тенистом.

– В мой первый день в Воронеже я сразу отправился на базу. Встретился с ее директором, спросил, как дела. Первая фраза, которую я услышал: «Это катастрофа!». Котельная работала на последнем издыхании. Здание находится в плачевном состоянии, ему необходим капремонт. Водонапорная башня постоянно текла, освещение на тренировочных полях отсутствовало. Полива не было как такового – воду на газон лили из речки, поэтому пошел рост лопухов и клевера. Я увидел это собственными глазами. То есть условий для работы профессиональных футболистов на базе не было, а вот задолженность за ее эксплуатацию оставалась. И сотрудники базы находились в штате клуба. А это зарплаты, налоги – приплюсуйте к этому покупку питания, все ЖКХ.

– Правда ли, что заселить футболистов в отель вышло дешевле, чем пользоваться базой?

– Общий бюджет средств, который затрачивался на базу, – 14 млн рублей в год. А сейчас у нас нормальный бартерный договор с отелем, причем долгосрочный, есть возможность тренироваться на хороших полях. В отель мы заезжаем, если учитывать Кубок России, 20 раз перед домашними матчами, питаемся здесь со скидкой – все это стоит около трех-четырех млн рублей за сезон. Мы пользуемся там тренажерным залом и массажными комнатами. И поймите – я не против базы как таковой. Я футбольный человек, база всегда имеет хороший внутренний климат, это нужная вещь. Но сопоставьте 14 млн и 4 млн. За счет этой оптимизации удалось погасить ряд долгов. Считаю, что это правильное бюджетирование. И все знают, как ведутся дела в клубе. Мы даже сами попросили в областном департаменте физкультуры и спорта подобрать в клуб финансиста. Если вернуться к разговору об уходе с базы – да, мы вызвали чье-то возмущение. Но кто-то должен был сделать резкий шаг. Мы стали катализатором негатива, зато спровоцировали возможное планирование капремонта на базе в будущем.

– Вы следите за тем, что сейчас происходит на базе?

– Она клубу не принадлежит, следить не можем – только задавать вопросы. Мы их задали, знаем, что планируется ремонт, а в какие сроки, неизвестно.

Асхабадзе_3.JPG

– Были заявления о том, что на базе появится искусственное поле.

– Как я уже заметил, дело не в одном только искусственном поле – зачем оно «Факелу», если команда играет домашние матчи на натуральном газоне? Клуб с удовольствием вернулся бы на базу при вышеперечисленных условиях, потому что этим объектом может пользоваться не только основная команда, это ресурс еще и для «молодежки», и для проведения мероприятий, связанных с детским футболом. Некоторые уважаемые в воронежском футболе люди говорят, что с базы уходить нельзя было, – а когда они сами бывали там в последний раз?

– Платит ли «Факел» за аренду «Чайки» и «Локомотива»?

– Клуб платит за аренду офиса, который мы снимаем на «Чайке». Это влечет за собой разрешение тренироваться на этих стадионах в рамках согласованного графика, за что огромное спасибо руководителям городского управления по физкультуре и спорту. То есть мы с арен никого не выгоняли. Единственное, что мы сделали, – высказали некоторые пожелания в связи с тем, что нагрузки на поля были запредельными. «Чайка» и «Локомотив» – наследие чемпионата мира. Бесплатные группы разных людей там играть не должны. Поймите, что своими действиями мы спровоцировали положительные инфраструктурные изменения. Уйдя с базы, мы спровоцировали скорейшую укладку хорошего искусственного поля на «Чайке» – с «подушкой», дренажом, щебнем, отводами, освещением. То же самое на «Локомотиве». Когда на этих аренах появится второе поле, искусственное, – пожалуйста, пусть там играет кто угодно и сколько угодно. Потому что эти газоны не износятся. А вот натуральные поля как наследие чемпионата мира – это детский и профессиональный взрослый спорт. Мы участвовали в разработке правильного графика нагрузки на поля двух арен, оставшихся после ЧМ-2018. Если все будут молчать, если будут только рапортовать о том, что все хорошо, высшее руководство области не узнает о том, что нужно что-то менять в лучшую сторону.

– Все, что вы рассказываете мне о состоянии базы, о деньгах, вы сообщали руководству области?

– На заседаниях различных рабочих групп, совета по содействию развитию «Факела» – везде говорили. Мы сразу же говорили об инфраструктуре. Потому что сами по себе результаты – десятое место в лиге или пятое – ничего не меняют. Ты можешь войти в число лучших команд лиги, а потом все равно вернешься на разваливающийся стадион, на плачевную базу. Возможно, сейчас идет процесс вскрытия нарыва. И только время покажет, сможем ли добиться стабильности.

– Хорошо, могла ли команда во время предсезонной подготовки тренироваться на «Чайке» или «Локомотиве» в двухразовом режиме?

– Да, конечно. Мы собрались за две недели до старта сезона. Вам любой нормальный тренер или специалист по физподготовке скажет, что ввиду сокращения подготовительного срока нельзя давать двойную нагрузку, потому что есть риск просто поломать футболистов. Как давать две тренировки в неделю, если у команды нет нормального тренировочного цикла? Сергей Григорьевич Оборин имел возможность проводить два занятия в день – мы могли пользоваться «Чайкой» и «Локомотивом». Но он решил, что правильнее будет тренироваться в одноразовом режиме.

ОБОРИН Сергей-АСХАБАДЗЕ Роман_1.JPG

– Правда ли, что клуб пользуется услугами некоего агентства для организации выездов?

– У любого футбольного клуба в мире есть контрагенты, через которых он действует, что удешевляет процесс. Раньше клуб работал через одно и то же агентство, мне это показалось странным. Теперь мы по всем контрагентам проводим тендер и выбираем те условия, которые являются выгодными для клуба.

«Мы уже заработали больше, чем клуб заработал за каждый из двух предыдущих сезонов»

– Почему вы вправе подписывать футболистов, будучи ограниченным только рамками бюджета клуба, а привезти помощника для Владимира Бесчастных не можете? Кроме того, у клуба не появилось коммерческого директора. Может, это звучит обывательски, но нельзя ли вместо условного форварда Александра Верулидзе пригласить на работу специалиста, который будет приносить деньги в клуб?

– Да, вы рассуждаете, как и рядовой болельщик. На зарплаты некоторых из наших игроков хорошего коммерческого директора не приведешь, поверьте. А Верулидзе – перспективный форвард, который располагает определенным набором качеств. Он рвет одно место на тренировках, заводит команду – многие не обладают таким характером. И у нас была договоренность с советом по содействию в развитии «Факела» о том, что не повысим зарплатную ведомость как среди футболистов, так и среди сотрудников клуба. Действуем в рамках этого бюджета. Во-первых, умеем зарабатывать деньги и в том кадровом составе, который есть. Мы уже заработали больше, чем «Факел» заработал за каждый из двух последних сезонов. Я говорю о средствах, привлеченных со стороны, а не о финансировании от «ТНС энерго». Это билетная программа, привлечение дополнительных спонсоров, бартерные договоры – от соглашения с отелем до воды, за которую «Факел» раньше платил, а теперь не платит. Хотелось бы мне увеличить штатное расписание клуба? Да, конечно. В современном клубе должен быть и коммерческий директор, и управляющий, который работает со стадионом. Но нельзя разом решить всех проблем. За эти четыре месяца уже много сделали в рамках существующего бюджета. Не было ни нормальных восстановительных мероприятий, ни медицинского оборудования, ни медикаментов, ни офиса даже. Не было нормального питания. Футболистам подавали салат с майонезом – это вообще смешно. Не может носить статус профессионального клуб, у которого нет ничего, кроме долгов. И говорить, что у нас 30 футболистов – это тоже смешно. В заявке еще есть дублеры из «Факела-М» вообще-то, а когда команда отправляется на выезд, в Воронеже не остаются десять человек. У некоторых травмы, другие присоединяются к дублю для получения игровой практики. Оставшиеся два-три человека выполняют задания под руководством Александра Дутова, или Сергея Сопнева, или тренера по физподготовке Максима Зуева.

– Вы не раскрываете сроков действия контрактов ваших футболистов. Раньше в «Факеле» из этого секрета не делали, а вы заявили в одном из интервью, что это коммерческая тайна.

– Есть игроки, которые подписаны на два сезона. А есть те, у кого контракты действуют до конца текущего сезона. Практика такая, ничего не поделаешь. В какой бы клуб ФНЛ ни приехало большинство этих футболистов, они подписывались бы только на год. Игроки не согласятся – вдруг клуб вылетит, вдруг у него начнутся финансовые проблемы? И самому клубу тоже не нужно брать на себя лишнюю ответственность. Наша задача – выявить молодых игроков с высоким потенциалом, чтобы сделать на них ставку. Всю молодежь мы подписали на два года. Они – ресурс. Они могут послужить клубу и в ФНЛ, и, не дай Бог, во втором дивизионе. У нас есть костяк из молодых футболистов, который в любом случае останется у клуба. Рассказывать подробности про каждого – некорректно. Это не коммерческая тайна – такого я не говорил, – это тайна каждого игрока в отдельности. По контракту не могу распространяться об условиях договора.

Факел-Арсенал(1-2)_78.JPG

– Почему, когда решились на смену главного тренера, вы обратились к услугам именно Владимира Бесчастных? Есть же специалисты, которых считают именно спасателями, – Сергей Павлов, Валерий Петраков.

– Вы хотите команду на долгосрочную перспективу или мыслите сиюминутными результатами? И вы уверены, что названные вами специалисты пошли бы в клуб без финансовых гарантий, но с долгами и без инфраструктуры? А про Бесчастных я знаю побольше, чем те, кто критикует его назначение. Дмитрий Парфенов звал его к себе в «Урал» не просто так. В армавирском «Торпедо» несколько лет назад Бесчастных работал с Карпиным – и я знаю, какую большую работу он там провел, я говорил с Валерием Георгиевичем. Кроме того, скажите – тренеры сразу становятся опытными и маститыми? Нет, все с чего-то начинают. Считаю, что, пройдя «Армавир» и «Тосно», Бесчастных готов к самостоятельной работе. И он готов терпеть и решать все те проблемы, которые есть у «Факела». Потому что чувствует, что это его шанс. Хотя участь тренера такова, что в его карьере может случиться что угодно.

– Вы рискуете. Можно было бы позвать тренера-спасателя до конца сезона, а там уже искать специалиста на более долгосрочную перспективу.

– Я рискнул тогда, когда согласился возглавить «Факел». Если результат будет неубедительным, никто не сделает скидку на проблемы клуба. Мы хотим вывести клуб из замкнутого круга, по которому он бегает. «Факел» впервые старается идти по пути долгосрочного проекта.

– Знаете ли вы, в какие сроки планируется построить стадион на территории СК «Факел»? Поясню: воронежцы не один год, даже не два ждут постройки физкультурно-оздоровительного комплекса в Южном парке, Дворца водных видов спорта Дмитрия Саутина.

– Мы участвовали в формировании технического задания, за бюджетирование клуб не отвечает. Но хотелось бы, чтобы это произошло за полтора-два года. И вроде бы мы были услышаны.

– Вы бы хотели, чтобы этот стадион принадлежал клубу, верно?

– Нет, он должен быть собственностью Воронежской области. Мне бы хотелось, чтобы клуб занимался управлением этим стадионом. Как именно это будет оформлено – как оперативное управление или как-то еще, – другой вопрос.

– Но ведь вполне возможен вариант, при котором «Факел» будет платить за аренду стадиона так же, как он платил за обслуживание базы.

– Это вопрос. Но серьезные деньги клуб платит за стадион уже сейчас. За арену, которая не соответствует ни одной норме. Вы приходите на стадион с газетой, которую надо класть на сиденье, и считаете, что это в порядке вещей? Я не могу смотреть, как люди в XXI веке мокнут под дождем на стадионе. Профессиональный футбол – это индустрия развлечений. Если люди привыкли к комфорту в кино, театрах, ресторанах, почему они будут мириться с его отсутствием на матче? Они не понимают, за что платят.

Факел-Арсенал(1-2)_55.JPG

– Должен ли клуб в случае передачи ему нового стадиона в оперативное управление обслуживать арену за счет только собственных средств?

– Нет. Это же собственность Воронежской области. Значит, содержание объекта должно финансироваться – либо полностью, либо частично – региональным правительством. А у клуба должны быть инструменты заработка в виде фан-шопа, точек питания, билетной программы, ВИП-зоны. Поверьте, это хорошие деньги. И их уже надо вкладывать в поддержание спортивного объекта. Если клуб будет зарабатывать, он сможет инвестировать в улучшение условий для своей аудитории, даже несмотря на то, что стадион ему не принадлежит. Подчеркиваю – это мое видение, мое оценочное суждение.

– Есть ли сегодня в «Факеле» задержки по зарплатам?

– Есть задержка по поступлению денежных средств в клуб. За октябрь мы недополучили определенную сумму, за ноябрь – то же самое. Пока нас это не тревожит, потому что мы хорошо занялись коммерческой деятельностью. Клуб совершает текущие платежи в том числе за счет того, что оптимизировал бюджет и самостоятельно привлек небольших спонсоров. Но есть задержки в рамках согласованного бюджета. Верю, что ситуация разрешится, потому что есть основания полагать, что случился форс-мажор.

«Молодежный футбол – самое тяжелое и энергозатратное направление работы»

– Вас приглашали в том числе и для того, чтобы вы занимались развитием молодежного футбола. Уже поставили диагноз? Что с нашим молодежным футболом не так?

– Если коротко, все. В работе детско-юношеских школ все равно нет общего подхода. И я постоянно сталкиваюсь с удивительным менталитетом. Мне все время говорят, что ничего не изменить. Мы провели селекционный сбор среди молодежи, хотя даже некоторые сотрудники клуба мне говорили, что никто на него не приедет. Однако мы получили более 100 заявок. И это лишь первый шаг. «Факел» должен быть центром притяжения для всей молодежи, которая занимается футболом.

– Вы решили расторгнуть контракты с тремя дублерами, подписанными еще в прошлом году, когда регламент ФНЛ обязывал клубы иметь в своей заявке не менее десяти игроков младше 20 лет. Едва ли это улучшит отношение к клубу у молодежи.

– Мы сказали этим парням, что они могут остаться, но без профессиональных контрактов. И дело не в том, что мы захотели сэкономить копеечку. Просто каждый юноша должен понимать, что первый профессиональный контракт – это праздник, а не данность. Мы нашли лучших молодых воронежских игроков и впервые подписали с ними профессиональные контракты, интегрировав их в основной состав на постоянной основе. Игроки дубля, которые уступают Коробкину, Неплюеву и Турукину, должны пахать, чтобы выйти на их уровень. Первого профессионального контракта надо добиваться. Те, кто хочет подняться на более высокий уровень, останутся в «Факеле-М», и клуб будет делать все для их развития. Эти три дублера сказали, что у них есть варианты трудоустройства во втором дивизионе. Я ответил, что буду следить за ними, что мы в случае успеха вернем их в родной клуб. А если не получится успешно пройти просмотр во втором дивизионе – примем их обратно, но без профессиональных контрактов. А теперь скажите мне – чем отличаются трое этих дублеров от остальных игроков молодежной команды? Почему у троих футболистов есть контракты, а у других исполнителей такого же уровня их нет?

– Я за то, чтобы все игроки дубля имели хотя бы минимальные контракты.

– Это так не работает. Профессиональный контракт – это интеграция в основную команду, это и деньги, и пинки от взрослых партнеров в «коридоре». Молодого игрока принимает коллектив, он чувствует к себе определенное отношение. Это очень яркие воспоминания на всю жизнь. Почему же игрок, который выступает на уровне КФК и работает с дублем, должен иметь такой же профессиональный контракт? Если кто-то хочет уйти и играть на КФК за условные 20 тыс. – пожалуйста. А те, кто остается, борются за шанс вырасти и получить контракт на 100, возможно, 200 тыс. рублей в месяц в профессиональном клубе.

– Продолжит ли существование команда «Факел-М2»?

– Название команды может быть другим, а по сути – да, уже подписан договор со СШОР «Факел». Мы будем интегрировать в эту команду как выпускные годы школы, так и тренеров. Хотим выстроить единую систему подготовки, обучать тренеров, создадим тренерский совет, в который войдут все тренеры «Факела-М», тренеры выпускных годов СШОР «Факел». Генеральный директор не будет иметь влияния на решения совета, как и главный тренер основной команды. Только тренеры юношеских команд смогут решать, кто попадает в молодежную команду, кто идет на отчисление. При этом секретарь совета будет конспектировать все, что говорится на заседании, будет зафиксировано, кто за что голосовал при принятии решений. Не будет такого, что какого-то игрока отчислят только потому, что он кому-то не понравился.

– Как вы будете взаимодействовать со сборными Воронежской области?

– Мы хотим создать единую вертикаль. Хотелось бы, чтобы все лучшие дети региона были собраны в СШОР «Факел». Но и с частными школами необходимо налаживать взаимодействие, за ними должны следить один или два скаута. А пока у нас их нет. Есть тренер-селекционер в штатном расписании, но я не понимаю, что это за должность. Ты либо тренер, либо селекционер. У клуба нет внятно сформулированных критериев оценки игроков. Нет базы данных. А если все наблюдения и факты есть только в голове одного человека – это ерунда. Мы хотим ввести единые критерии оценки, создать базу данных. Нужно создать модель, которая существует в «Краснодаре». Понятно, что таких денег у «Факела» и близко нет. Но идти в этом направлении надо. Будем лоббировать появление в регионе спортивного интерната. Потому что после селекционного сбора оказалось, что один мальчик из района не может переехать в Воронеж. И мы взяли в молодежную команду не пятерых игроков, а четверых.

– Прямо сейчас на поле в составе «Факела» появляются лишь три воронежских игрока – вратарь Дмитрий Кортнев, полузащитники Данил Неплюев и Владислав Коробкин.

– Кортневу пришлось долго восстанавливаться после травмы. Что касается местных молодых игроков, придя в клуб, мы сразу проанализировали воронежцев и подписали профессиональные контракты с тремя из них – я говорю о Владиславе Коробкине, Даниле Неплюеве и Владиславе Турукине. Мы предоставили им возможность для прогресса. Я встречался с ребятами недавно, они говорили, что к ним такого отношения никогда не было. Они чувствуют, что за ними следят, что им дан шанс. Но молодой игрок в одночасье не может стать одним из лидеров команды. На это нужно время.

– В стартовом составе никто из них не играет. И есть еще Иван Перцев, который пока не получил своего шанса. Неужели Коробкин, Перцев и Турукин слабее Пухова, Микушина, Верулидзе, которые чаще выходят на поле?

– Да. Я говорю вам это открыто только потому, что воронежские ребята и сами это осознают. Ветераны говорят иначе? А как они могут сравнивать футболистов, если они не видели их в тренировочном процессе? Воронежские молодые ребята только начинают понимать, что такое профессиональный футбол. Ничего быстро в этой сфере не делается. Молодежный футбол – самое тяжелое и энергозатратное направление работы. Но мы готовы тратить на это время и силы. Если сможем удержаться в ФНЛ и в следующем году заявить дубль во второй дивизион – за один сезон получим местных игроков, которые будут боеспособными футболистами-профессионалами.

– Но заявка второй команды во второй дивизион потребует денег.

– Больших вливаний это не требует. Во втором дивизионе нет перелетов, можно будет ездить на матчи на автобусе – либо арендованном, либо, если найдутся спонсоры, купленном. В рамках сегодняшнего бюджета заявка второй команды в зону «Центр» – это реально.

– Две команды на 230 млн рублей?

– У нас нет 230 млн рублей. Есть обещанные 200 млн. Мы рассчитываем, что будет чуть больше. Но никаких документов нет, это все только на словах. А никаких особенных денег на содержание команды во второй лиге не нужно – там даже есть прописанное количество футболистов, которые могут играть без профессиональных контрактов. Зато у молодых местных игроков будет совсем иной стимул и другие условия для роста.

«Уверен, что после полноценных зимних сборов команда будет играть иначе»

– За счет чего команда может выправить ситуацию в ФНЛ?

– Когда все травмированные вернутся в строй, уже станет намного легче. Все, на кого делаем ставку, получают либо повреждения, либо карточки. У нас тяжелейший период. Нас преследуют нефутбольные травмы. Михаил Петрусев, на котором у нас все стандартные положения, слег с температурой перед встречей со «СКА-Хабаровском». Игорь Хайманов порвал мышцу спины, что для футбола – огромная редкость. Перечислять можно очень долго. Это как ком. Возможно, что все эти травмы – последствия скомканной предсезонки. Когда нет определенного запаса прочности, ты неуверенно себя чувствуешь, неуверенно ставишь ногу или корпус в единоборствах. Но ребята все равно бьются. У нас на руках статистика от Instat. По пробегу, по ускорениям, по единоборствам мы не уступаем многим командам. А это главное доказательство того, что в отсутствии желания ребят упрекать нельзя. Уверен, что после полноценных зимних сборов команда будет играть иначе.

– Но отставание от спасительной 15-й строчки в турнирной таблице уже критическое.

– Да, критическое, но шансы еще остаются. Зимой постараемся провести точечные изменения, если позволит стабильное финансирование. Нам нужно время, чтобы создать костяк команды. И даже если «Факел» упадет во второй дивизион – хотя будем биться до последнего, – мы готовы работать.

– Представим себе ситуацию, что «Факел» занимает место в зоне вылета, но снова получает возможность остаться в лиге по неспортивному принципу. Надо ли пользоваться этим шансом?

– Оставаться в ФНЛ надо только в том случае, если долги обнулятся, если будет привлечен пул стабильных спонсоров. Должно быть стабильное финансирование минимум на будущий сезон, и оно должно быть подтверждено документально.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: