30 ноября 2021

вторник, 20:54

$

74.89

84.82

Эффект Бильбао для Воронежа. Какие городские сооружения могли бы стать иконическими

, Воронеж, текст — , фото — Михаил Кирьянов
  • 7715
Эффект Бильбао для Воронежа. Какие городские сооружения могли бы стать иконическими Эффект Бильбао для Воронежа. Какие городские сооружения могли бы стать иконическими
Архитекторы предложили варианты будущих знаковых объектов.

Архитекторы рассказали, нужны ли Воронежу иконические здания (так называемый эффект Бильбао), которые стали бы точкой притяжения туристов, а также поделились своим видением подобных проектов на встрече в рамках серии мероприятий «Архитектурная среда». Обсуждение прошло в среду, 13 февраля. Каких объектов, по мнению специалистов, не хватает городу – в материале РИА «Воронеж».

KIR_4372.jpg

Что такое эффект Бильбао

Модератор встречи, архитектор Анна Азизова-Полуэктова рассказала, что эффектом Бильбао называют знаковый объект, который стал визитной карточкой города, привлек туристов и способствовал развитию экономики. Термин появился в 1997 году в испанском городе Бильбао, в котором построили филиал музея современного искусства Гуггенхайма. Благодаря этому проекту, промышленный городок за несколько лет стал центром туризма.

– Первым иконическим зданием стал театр оперы в Сиднее. Такие объекты говорят о самих городах, они полностью формируют восприятие. Когда мы видим эти здания, мы сразу понимаем, в каком городе находимся, – пояснила Анна Азизова-Полуэктова. – К этой тенденции присоединилась столица России, когда там появилась «Москва-Сити».

KIR_4229.jpg

Анна Азизова-Полуэктова поставила перед воронежскими архитекторами вопрос, могут ли здесь появиться подобные здания? Специалисты назвали несколько вариантов проектов, которые могли бы стать иконами.

Что предложили архитекторы

Метро

Председатель Союза строителей Воронежской области Владимир Астанин отметил, что эффектом Бильбао может стать метро. В качестве примера он привел метрополитен в Москве, который является не просто транспортным узлом, а уникальным архитектурным объектом. По словам Владимира Астанина, Воронеж должен пойти по тому же пути.

KIR_4315.jpg

– Московский метрополитен в том же веке, в котором был построен, стал памятником архитектуры. Поэтому важен подход к строительству метро у нас. Этот рельсовый транспорт может сделать Воронеж непохожим на другие города. Естественно, он не будет весь подземным. Большая его часть будет над землей. Это тоже будет формировать облик города. Поэтому к проекту надо подходить не как к железке, а как к серьезному архитектурному объекту. Это то, что реально может появиться при нашей жизни.

Навес на набережной

Глава архитектурной мастерской «2Портала» Артур Артюнян поделился идеей создания в Воронеже открытого пространства под большим навесом. Речь идет о конструкции на опорах из стекла или металла, которая будет служить торгово-развлекательным пространством. Подобные объект с зеркальным навесом есть во Франции, там расположены торговые ряды.

– Навес может быть простроен на набережной. Он может стать центром притяжения людей. Навес должен взаимодействовать с другими архитектурными и культурными объектами. Это будет уникальная среда, где люди смогут гулять при любой погоде, к примеру, когда идет дождь. Мы получим прозрачное, воздушное пространство, которые можно использовать для торговли и развлечений даже зимой, – рассказал архитектор.

KIR_4346.jpg

Цветные здания

Артур Артюнян также отметил, что эффекта Бильбао можно добиться при помощи реновации старых зданий. По его словам, даже непримечательные хрущевки могут стать местом сбора туристов, если поработать над их фасадами.

– У меня есть пример. Я покрасил фасад своей мастерской (улица Кольцовская, 34) в черный цвет, сделал там купол над входом. Люди приходят к зданию, чтобы сфотографироваться. Так получился арт-объект. Сейчас у меня есть идея покрасить весь дом, в котором находится мастерская (это обычный пятиэтажный жилой дом, на первом этаже которого расположены коммерческие организации) в разные цвета, можно перекрасить балконы. Получится такой интересный цветовой эффект. Но пока это только проект. Я планирую согласовать его с городскими властями, – рассказал архитектор. – Я думаю, что хорошо было бы расшить эту идею. У нас есть много панелек, в основном серых. Если создать тренд по их реновации минимальными методами – перекрасить их, сделать интересные рисунки, районы будут выделяться. Это и будет Бильбао. Люди будут видеть интересные сценарии.

KIR_4319.jpg

Атомная станция

Участники обсуждения подчеркнули, что эффект Бильбао может создать реновация полуразрушенных зданий. К примеру, здание заброшенной Атомной станции теплоснабжения, которая расположена недалеко от Шилово (ВАСТ). Этот пример привел директор девелоперской организации 5sgroup Александр Масленников. Он отметил, что идея лежит на поверхности, но до сих пор за этот проект никто не взялся. По словам Александр Масленникова, там мог бы быть центр современного искусства.

KIR_4265.jpg

Какие строящиеся объекты могли бы стать иконами

Александр Масленников отметил, что на уникальность претендует проект архитектора Антона Скупченко (воронежское архитектурное бюро Studio-22) – Дом анимации, который появится на улице Куколкина. Его выбрали по конкурсу.

KIR_4245.jpg

Правда, с этой точкой зрения не согласился Владимир Астанин. По его словам, проект интересный, но иконой он не станет.

– Я бы в этой точке города, где поблизости нет ничего, что сильно бы ограничивало авторов, сделал бы совершенно взрывную архитектуру, которая выбивалась бы из контекста полностью, – пояснил Владимир Астанин.

Кроме того, Александр Масленников рассказал, что идет проектирование центра современного искусства. Подробностей он не раскрыл, так как инициатива частная, пока она не афишируется, но надежды на этот проект большие.

Почему в Воронеже до сих пор нет иконических объектов?

KIR_4284.jpg

Владимир Астанин, председатель Союза строителей Воронежской области:

– Я считаю, что нам пока эффект Бильбао не грозит. Сравним с Барселоной. Туда многие едут ради архитектуры Антонио Гауди. Я сам им восхищен. Но еще больше я восхищаюсь Гуэлем, который был основным заказчиком работ. Каким надо быть заказчиком, чтобы разрешить архитектору воплотить в жизнь такие идеи? Без Гуэля не было бы и Гауди. Заказчики – основная проблема, по которой у нас никогда не будет эффекта Бильбао. Их уровень не соответствует запросам. Я не могу сказать, что у нас вообще темные заказчики. Прогресс есть – в последние годы мы видим прекрасные изменения в строительстве жилья. Но нужны десятилетия для того, чтобы заказчики могли расковаться и позволить себе что-то похожее на театр в Сиднее. Сегодня у нас другой тренд в проектировании – все надо делать максимально быстро и дешево.

KIR_4342.jpg

Антон Скупченко, архитектор Studio-22:

– Зачастую собственник земли или застройщик формирует такое техзадание, что архитектору остается только декорировать огромный коробок. Естественно, архитектуры там нет. Формировать техзадание должен не застройщик, а город. Именно городу нужно диктовать условия. Если объект будет находиться в центре, то он должен стать высококонкуретной средой для архитекторов. Такие проекты должны реализовываться с помощью архитектурных конкурсов. Если знаковый объект появится, к примеру, на набережной, то все его нюансы должны быть вписаны в существующую архитектурную среду. Не учитывать окружающую застройку, я считаю, неправильно.

KIR_4274.jpg

Ольга Рудева, краевед:

– Всерьез обсуждать появление новых зданий в центре города, которые могли бы стать иконами, мы не можем – для них просто нет места. Конечно, хрущевки вполне можно было бы из центра убрать, чтобы освободить площадки, но пока таким образом вопрос не стоит. А что делать с частным сектором? У нас близкое соседство усадебной застройки и делового центра. Когда я слышу, что надо убирать ветхое жилья из центра, всегда улыбаюсь – в наших воронежских «низах» современных коттеджей больше, чем ветхого жилья.

KIR_4300.jpg

Александр Масленников, директор девелоперской организации 5sgroup:

– Архитектура – это то, что приносит деньги. Наверняка и все объекты Бильбао приносят прибыль. Но вопрос в том, что сегодня предлагают потенциальному инвестору? Если есть финансово привлекательная, необычная идея, вписывающаяся в законодательство, деньги на нее найдутся. Но пока таких идей просто нет.

Семен Харитон, заместитель гендиректора строительной компании «Инстеп»:

– Эффект Бильбао – прекрасный пример пиара. Но деньги не должны быть частными. Не ждите ничего от частных инвесторов. У «заказчика» и «социального заказа» один и тот же корень. Но до социальных заказов мы будем дорастать еще несколько поколений. Пока же молодежь притягивают только коммерческие объекты – они проводят время в «ГЧ», «МП» и «Граде». 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: