13 апреля 2021

вторник, 09:43

$

77.51

92.07

За интересы реального сектора экономики. В Воронеж пришла новая политическая партия

, Воронеж, текст — , фото — Виталий Грасс
  • 8318
За интересы реального сектора экономики. В Воронеж пришла новая политическая партия За интересы реального сектора экономики. В Воронеж пришла новая политическая партия
«Партию Дела» в регионе возглавил Антон Пермяков

В Воронеже заявила о себе «Партия Дела», созданная совладельцем комбайнового завода «Ростсельмаш» Константином Бабкиным. Ее региональное отделение возглавил воронежский аграрий Антон Пермяков. О том, с какими предложениями пришла партия на воронежскую землю, мы поговорили с секретарем ее федерального совета Алексеем Лапушкиным.

– Алексей Сергеевич, расскажите подробнее о «Партии Дела».

– «Партия Дела» была создана командой единомышленников во главе с Константином Бабкиным – совладельцем комбайнового завода «Ростсельмаш». В 90-е годы там царила полная разруха, но благодаря усилиям Константина Анатольевича и его товарищей предприятие удалось не просто спасти, а поднять до мирового уровня. Теперь «Ростсельмаш» входит в четверку крупнейших мировых производителей комбайнов. И мы считаем, что такой условный «Ростсельмаш» должен быть в каждом городе, в каждом селе. Россия – уникальная страна с огромным потенциалом. И начать его реализовывать необходимо с создания самостоятельной и сильной экономики, не зависящей от скачков ценника за баррель нефти – для нашей страны такая зависимость неприемлема. Наша страна – это та самая благодатная богатая почва, на которой могут расцвести настоящие города-сады. Необходимо лишь на эту почву что-то высаживать и правильно за высаженным ухаживать. А не выкачивать из нее всевозможные природные ресурсы.

– Какие конкретные экономические вопросы сейчас поднимает в своей программе «Партия Дела»?

– Тремя китами нашей стратегии являются введение протекционистских мер, мягкая денежно-кредитная политика и стимулирующая налоговая политика. Партию создали люди дела, промышленники и аграрии, которые выступают за развитие отечественного производства и сельского хозяйства. Они понимают, что создание новых предприятий и ферм автоматически повлечет за собой создание новых рабочих мест, а наращивание объемов производства, продаж и прибыли – дополнительные налоговые поступления в бюджет. Об этом мы, кстати, говорим в письме к Михаилу Мишустину, в котором выступили за отмену недавно введенной пошлины на экспорт зерна. Экономический эффект от этого составит всего лишь 50 рублей в месяц на человека. Но отрицательные последствия такого решения могут его значительно перевесить, негативно влияя на растениеводов, сельхозпереработчиков, сельхозмашиностроителей. Мы же предлагаем альтернативу – дальнейшее стимулирование экспортеров, которые, развиваясь и расширяясь, принесут дополнительные налоги в бюджет. А эти средства, в свою очередь, можно отправить на помощь малоимущим гражданам, чтобы компенсировать для них рост цен.

– Что еще партия намерена менять в российской экономике, с какими предложениями вы выходили к властям?

– Как я уже говорил – развитие собственного производства и сельского хозяйства и нацеленные на это денежно-кредитная и налоговая стратегии. Так, недавно поднятый в стране на 2% НДС, по нашим подсчетам, автоматически влечет рост стоимости зерноуборочного комбайна на 16%, что уменьшает его доступность для крестьян, которые, в свою очередь, могут столкнуться с затруднениями при обновлении парка сельхозтехники. Возможность крестьянам приобретать российскую сельхозтехнику во многом удалось предоставить благодаря команде Константина Бабкина. При их содействии была принята программа субсидирования приобретения сельхозтехники №1432. Стоит ли говорить о том, какое значение она имеет для развития малого фермерства?

Взять другое решение наших экономических властей – так называемый «налоговый маневр». Ведь это, по сути, перенос издержек добытчиков и экспортеров сырья на наши с вами кошельки. Мы противники такого подхода.

– А удалось ли партии не просто критиковать экономическую политику государства, а добиваться каких-то реальных результатов?

 – Да, удалось добиться реализации ряда полезных государственных программ, например, обновления парка сельхозмашин, о которой я говорил выше. Удалось изменить распределение субсидий между агрохолдингами и фермерскими хозяйствами в пользу фермеров. Наши депутаты на местном и региональном уровне ведут повседневную, зачастую незаметную, но очень важную работу, отстаивая интересы российских производителей.

– Какие планы у партии на ближайшие выборы в Госдуму? Как еще вы собираетесь реализовывать вашу программу?

– «Партия Дела» не пойдет на думские выборы этого года. Это официальная позиция. Мы предполагаем, что наши партийные списки не будут допущены, как это уже было неоднократно. Ведь мы поднимаем очень острые вопросы. Партия постоянно обжалует решения избиркомов, а недавно конституционный суд признал незаконным наше снятие с выборов в Забайкалье в 2018 году. Но несмотря на это мы продолжаем участвовать в муниципальных и региональных выборах, поскольку это является одним из механизмов реализации нашей программы. Также мы практикуем публичные обращения к власти, как, например, то же недавнее письмо Мишустину, выступаем в СМИ, пытаемся через них донести до руководства страны и народа свою точку зрения.

– Чем «Партия Дела» отличается от других политических сил, основанных представителями бизнеса? С какими партиями вы могли бы действовать сообща при определенных условиях?

– Мы не партия бизнеса. Мы партия производственников. Мы показываем своим примером, что можно делать и как это сделать. Мы готовы блокироваться с любыми политическими силами, которые предлагают разумные экономические решения. Если, допустим, «Единая Россия» выступит против экспортных пошлин на зерно – мы ее поддержим.

– В Воронежской области до недавнего времени «Партия Дела» не проявляла активности. А как она представлена в других регионах, какими делами успела запомниться избирателям?

– Региональные депутаты есть у нас в Забайкальском крае и в Республике Алтай, муниципальные депутаты – в порядка 12 регионах. Отдельные дела довольно сложно перечислять, это ежедневная работа – где-то законопроект предложили, где-то детскую площадку поставили, где-то спортивный турнир провели, где-то адресную помощь оказали.  Постоянно решаются вопросы субсидирования сельхозпроизводителей, увеличения субсидий, их распределения в сторону КФХ. Депутат – это не герой, который совершает один-единственный громкий подвиг, это каждодневная, рутинная работа по решению проблем на территориях.

– Процесс становления «Партии Дела» Воронеже в самом начале. Какими будут следующие шаги?

– Наш лидер в регионе Антон Пермяков сейчас формирует актив партии. Есть хороший отклик от воронежских аграриев. Мы начинаем подготовку к кампаниям в региональный и муниципальные парламенты в Воронежской области. На следующих выборах мы будем точно представлены. Ни у меня, ни у Константина Бабкина, ни у Антона Пермякова нет цели нацепить депутатский значок. Мы создали партию не потому, что просто хотим куда-то избраться, а для решения задач, прописанных в ее программе.

– Многие новые партии в кулуарах называют «кремлевскими проектами». Насколько это может быть применимо к «Партии Дела», какие у вас отношения с федеральной властью?

– Посмотрите судебную практику, дела по снятию на региональных выборах списков «Партии Дела», и вы получите ответ на вопрос – чей мы проект. Вместе с этим мы признаем, что во власти есть абсолютно адекватные люди, патриоты. Но мы не согласовываем кандидатов и не снимаем их по согласованию с властями. Конечно, это вызывает определенное напряжение и раздражение у регуляторов всех уровней. Но есть позиция президента о том, что в стране должна быть конструктивная оппозиция, есть законодательство о выборах и оно должно выполняться. Кто может стать депутатом, а кто нет – должен определять избиратель, а не чиновники. 

– Близки ли вам либеральные политические силы? Ведь «Партия Дела» выступает за большую свободу для бизнеса и меньшую зарегулированность экономики.

– Так получилось, что либеральное крыло политических партий у нас, как правило, прозападное. Они считают, что Россия должна встроиться в мировую экономику на тех условиях, которые нам предлагают. Мы в этом вопросе придерживаемся противоположной точки зрения.  Если мы ведем торговлю со всем миром, то эти отношения должны быть выгодными в первую очередь для нас, а не для них. Если они рассматривают нашу страну как некий придаток мировой экономики, то мы – как самостоятельного игрока. Это огромная идеологическая разница. Говоря об экономике, мы подразумеваем систему, где есть и капиталистические, и социалистические механизмы. Мы не говорим о зарегулированности, мы говорим о невостребованности потенциала частной предпринимательской инициативы. С точки зрения западной политологии – мы правый центр, но не либералы. Если либералы выступают за превалирование человеческих свобод над общественными, то мы считаем, что у человека помимо прав есть еще и обязанности. И самая главная наша обязанность – это защищать интересы наших граждан. А разве сильное производство, цветущее сельское хозяйство и созданная благодаря этому крепкая экономика, за которую мы выступаем, не являются основными интересами наших граждан?

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: