Воронежский инфекционист: «Пока коронавирус побеждает нас в разумности»

, Воронеж, текст — , фото — предоставлено Светланой Кокоревой
  • 10903
Воронежский инфекционист: «Пока коронавирус побеждает нас в разумности» Воронежский инфекционист: «Пока коронавирус побеждает нас в разумности»
Светлана Кокорева – о новых штаммах COVID-19 и эффективности вакцины в борьбе с ними

В конце октября в России выявили уже пять случаев заражения дельта-штаммом коронавируса AY.4.2. По данным британского Агентства по здравоохранению (UK Health Security Agency, UKHSA), эта мутация может отличаться более высокими темпами распространения по сравнению с изначальной «дельтой».

Завкафедрой инфекционных болезней Воронежского государственного медуниверситета имени Бурденко Светлана Кокорева в интервью РИА «Воронеж» рассказала об этом и других новых штаммах коронавируса и эффективности вакцины в борьбе с ними и поделилась, как окончательно ликвидировать ковид в России.

фото – Михаил Кирьянов
фото – Михаил Кирьянов

– Какие новые мутации коронавируса есть сейчас?

– Сам вирус SARS-CoV-2, который вызывает новую коронавирусную инфекцию, оказался очень изменчивым. В настоящее время существует более 1 тыс. генетических линий коронавируса. Они мутируют каждый в отдельных странах. Штамм B.1.1.7, выявленный в Великобритании, получил название «альфа», штамм B.1.351 из Южной Африки стал «бета», бразильский P.1 – «гамма», а индийский B.1.617.2 – «дельта». Но уже и внутри этих штаммов идут свои изменения. В «дельта» появляются новые варианты.

Есть мутации, вызывающие особый интерес у ученых, – те, которые способны изменить биологические свойства вируса, но потенциально. Они есть, но сам вирус пока не изменился – его патогенность, контагиозность (заразность. – Прим. РИА «Воронеж»), чувствительность к антителам, которые вырабатывает человек. К этим штаммам относятся «йота», «каппа», «лямбда», «мю» – их огромное количество, о них просто сейчас не говорят. Но они в любой момент могут стать потенциально опасными вариантами.

–  Чем опасны новые штаммы коронавируса?

–  Дело в том, что новые штаммы – уже повышенной патогенности, контагиознее в два раза, чем изначальный штамм вируса. Для их блокады антител в сыворотке крови человека нужно в два раза больше. Инфекция протекает быстрее, более агрессивно. У человека, заразившегося новым штаммом, может просто не хватить времени наработать эти антитела. Если мы не будем прививаться и продолжит оставаться прослойка людей, внутри которых вирус может изменяться, в каждом регионе станут появляться новые штаммы коронавируса. Никто не знает, как он себя поведет. Мы можем столкнуться с ситуацией, когда наши наработанные вакцины, методы терапии, методы профилактики окажутся недостаточными. Вирус приспосабливается – мы боремся с ним, а он хочет выжить. И пока побеждает нас в «разумности». Человечество пока не может сплотиться и вакцинироваться, хотя опыт у нас накоплен огромный – мы уже ликвидировали натуральную оспу, которая уносила сотни миллионов людей.

– Некоторые ученые говорят, что коронавирус A.30 (A.VOI.V2) оказался способен избегать нейтрализующих антител. Что это означает?

– Вирус меняется, и антитела, которые нарабатываются на первые генерации вирусов, в борьбе с ним становятся неэффективными. Но с вакциной организм все равно будет нарабатывать антитела против этого вируса. Если мы не остановим распространение «мутантов», вирус пойдет дальше, и тогда уже те, кто был защищен, могут оказаться без защиты... Хотя я сейчас таких жестоких прогнозов не делала бы. У нас есть шанс остановить пандемию. Ученые исследуют каждую новую мутацию, будут вноситься изменения, несомненно, в вакцину. Например, вакцина от гриппа каждый год также меняется.

–  В России выявили пять случаев варианта AY.4.2 дельта-штамма коронавируса. Правда ли, что он оказался заразнее «обычной» «дельты»? Чем еще он опасен?

–  Это считается одним из новых вариантов мутаций вируса. Действительно, у него в два раза выше контагиозность, стремительнее развивается заболевание. Нужно иметь высокий уровень антител, чтобы, заразившись этим штаммом, быстрее наработать антитела. Для этого – привиться и ревакцинироваться.

– Можно ли переболеть, а потом сразу же заразиться снова?

–  Зарубежные исследования показывают, что одним и тем же штаммом вируса заразиться нельзя. То есть если бы мы все были вакцинированы и вирус не мутировал, то мы бы уже справились с этой инфекцией. Повторные случаи заболевания коронавирусом встречаются, мы наблюдали их, но из них большая часть – ложные вторые заболевания. Что это значит? Возможно, неправильные постановки первого случая – тест тоже может быть ложноположительным, правда, это редкость: единицы на миллионы исследований. Другой вариант – когда даже после легкого заболевания коронавирусом контрольный мазок показывает отрицательный результат, а через две недели – положительный. Дело в том, что вирусы поражают клетки, проникая внутрь них, и могут там сохраняться даже нежизнеспособными. ПЦР-исследование не показывает, живой вирус или мертвый. Оно может показать только то, что вирус есть. Возможно, это уже деградированные вирусные частицы, а не новое заболевание. А иногда бывает длительное носительство: две-три недели и даже больше вирус выделяется. Поэтому нужно в каждом случае разбираться. Пока мы массово не видим такого, чтобы заражались повторно, но теоретически заразиться другим штаммом возможно.

–  Вакцина может обеспечить достаточно надежную защиту от всех штаммов коронавируса?

–  Да, абсолютно. Но для того, чтобы организм вырабатывал больше антител, нужно вакцинироваться каждые полгода. Считаю, что темпы вакцинации были упущены катастрофически. Сегодня, конечно, больше людей записываются на вакцинацию, есть стихийный спрос. Если бы у нас это все шло равномерно с весны, мы бы получили сейчас результат как в Португалии, где привиты 94% населения, или Израиле, где 98%. Ошибка, когда люди думают, что не надо прививаться, раз ты уже переболел когда-то. Поймите: чуть измененный вирус – и человек опять подвержен заражению. Поэтому и вакцинироваться надо, и, конечно, маски носить все равно, соблюдать социальную дистанцию.

фото –  Виталий Грасс 
фото – Виталий Грасс 

– Почему после вакцинации человек все же заболевает?

–  Мы провели сейчас исследование и посмотрели, сколько вакцинированных пациентов все-таки попадает в стационар. Этот процент вырос по сравнению с концом августа. Если тогда это был 1%, сейчас – около 10%. Но опять же это те, кто говорит, что вакцинирован, у кого есть сертификаты. На приеме люди порой сознаются, что на самом деле не вакцинированы и нечестным путем приобрели QR-код. Некоторые начинают об этом говорить только тогда, когда попадают в реанимацию. В Воронежской области вакцинировано 40% населения, значит, случаев, требующих госпитализации, уже в разы меньше.

Вакцинация не защищает на 100% от заболевания, но в разы уменьшает вероятность тяжелого течения болезни. И летальных исходов у привитых «Спутником V» мы не видели. А ведь за полтора года от коронавируса в мире умерло 5 млн человек – сопоставимо с летальностью от натуральной оспы.

Если привитый человек заболевает, значит, уровня антител не хватило для полной блокады вируса. Но вакцинированные в основном болеют значительно легче, пара дней температура может быть 38. А коронавирус у невакцинированных на второй неделе дает только ухудшение. Все-таки коронавирусная инфекция – двухволновая, и на второй волне могут быть тяжелые формы, где требуется госпитализация.

–  Известно, что дети стали болеть коронавирусом тяжелее. У них он теперь протекает так же, как у взрослых?

–  Во всем мире с самого начала говорили, что дети хоть и заражаются коронавирусом, но переносят болезнь в разы лучше, чем взрослые. Уже во вторую волну дети стали заболевать чаще. В сравнении с взрослыми они все равно болеют легче, тяжелые формы реже встречаются. Мы столкнулись уже и с неблагоприятными исходами коронавируса. И все-таки сравнивать течения у детей и взрослых пока я бы не стала.

У детей есть иная форма этой инфекции – мультисистемный воспалительный синдром. Это иммунная реакция организма, может развиться через месяц после коронавируса. Мы видели таких детей достаточно много в Воронеже на второй волне, на третьей волне, но сейчас такого, кстати, не видим. С чем это связано, пока сказать трудно. Может быть, с изменением вируса.

Течение коронавируса меняется, и врачи все время на страже. Мы анализируем, наблюдаем, не выпускаем это из-под контроля и не останавливаемся.

– Какие показатели здоровья стоит проверить после перенесенного заболевания? Когда это лучше сделать?

– Постковидный синдром возникает достаточно часто, просто у всех он проявляется по-разному. Кто-то долго чувствует неприятные запахи, у кого-то меняется восприятие вкуса продуктов, у кого-то появляются тахикардия, заболевания желудочно-кишечного тракта, панические атаки, развиваются тромбозы, могут быть инфаркты, инсульты, нарушение зрения. Я не знаю ни одного органа или системы, на которые мог бы не дать осложнения коронавирус. Определить универсальный механизм проверки организма после коронавируса трудно. Конечно, это контроль общего анализа крови, мочи, развернутое биохимическое исследование. Но проводить исследование надо в зависимости от жалоб.

– Некоторые иммунологи считают, что после стабилизации ситуации с COVID-19 россиян ждет очередной подъем числа заражений зимой, а после стоит ждать весеннюю волну... Как думаете, будут ли еще новые волны? От чего это зависит?

–  Как только у нас вакцинация от кори достигла 98%, корь в России была ликвидирована абсолютно. Никакой другой процент вакцинации полностью пандемию не остановит. Пока у нас вакцинация от коронавируса на уровне 40%, 60%, 70%, это больше индивидуальная защита. Чтобы создать сильный коллективный иммунитет и забыть об инфекции, мы должны вакцинироваться всеми. Идет война с природой. Это проверка нас на разумность и способность консолидироваться при возникновении внешней угрозы.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: