9 декабря 2021

четверг, 09:37

$

73.85

83.36

Воронежский чемпион Дмитрий Саутин: «Мечтаю построить бассейн»

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 86645
Воронежский чемпион Дмитрий Саутин: «Мечтаю построить бассейн» Воронежский чемпион Дмитрий Саутин: «Мечтаю построить бассейн»
Звезда мирового спорта – о двух прощаниях с прыжками в воду, благотворительности и детях

Дмитрий Саутин – двукратный олимпийский чемпион, единственный в истории обладатель восьми олимпийских наград по прыжкам в воду – в последнее время сосредоточился на развитии благотворительного фонда своего имени. Он помогает больным детям, трудным подросткам, ветеранам спорта. Плюс к тому Саутин – вице-президент Всероссийской федерации по прыжкам в воду. Он немного тренирует, судит прыжки, развивает их в разных регионах России. Обо всем этом он побеседовал с журналистом РИА «Воронеж».

«Растяжки у меня не было вообще»

– Дмитрий Иванович, как вы попали в прыжки в воду?

– На уроке физкультуры в первом классе к нам в 67-ю школу пришла Татьяна Стародубцева (ныне покойная заслуженный тренер СССР. – Прим. РИА «Воронеж»). Я тогда толком ничего не мог – ни наклоняться, ни шпагат с мостиком делать, подтянуться, по-моему, мог раза три. Растяжки у меня не было вообще! Единственное, что мог, – поднять несколько раз ноги на шведской стенке. И вот я попал в группу прыгунов в воду, нашему тренеру на полную ставку надо было набрать 60 человек. По ходу тренировок научили плавать, меня «растянули» как следует.

– На каком по счету занятии школьник Димка Саутин решил, что пора завязывать с прыжками в воду?

– Это случилось, наверное, в третьем классе, когда начал готовить достаточно сложные прыжки в два с половиной оборота и сильно ударился спиной о воду, испугался и решил закончить. Ушел в акробатику, прозанимался целый месяц – все было рядом с домом, в ДК Кирова. Жил я тогда на остановке «Полины Осипенко». Потом Татьяна Александровна пришла ко мне домой, мы с ней и с родителями провели целое собрание, итогом которого стало мое возвращение к прыжкам в воду. Причем в акробатике у меня получалось все здорово, даже отпускать не хотели. Татьяна Александровна убедила меня вернуться, сказала, что будем много работать в зале на лонже, пообещала, что я обязательно пойму тот прыжок, после которого ударился спиной. Так оно и получилось. Мы много тренировались на батуте, и когда я понял, как надо делать этот прыжок, который мы с лонжей тренировали и на батуте, и на вышке, то перестал его бояться.

– Недавно мы общались с вами на областном фестивале ГТО и говорили о том, что ГТО – из разряда «хорошо забытого старого»...

– В школе у меня всегда был только золотой значок. У нас были такие учителя физкультуры – попробуй не сдай! Вообще, почти весь класс занимался в разных секциях и кружках: лыжами, футболом, волейболом, плаванием – да всем чем угодно. У нас был очень спортивный район. Очень хорошо, что вот уже семь лет ГТО снова работает, у нас много молодых, которые не подтянутся, не пробегут – о каком здоровом будущем можно говорить? А ГТО – хороший импульс и стимул.

В 2008 году
В 2008 году

«Не до гаджетов»

– У вас трое детей – 10-летний Матвей и 12-летний Иван и дочь Настя, которой два года и восемь месяцев. Старшие тоже прыгают в воду?

– Ваня буквально на днях выполнил норматив кандидата в мастера спорта, Матвей – пока разрядник. Братья уже научили Настю всяким кувыркам и шпагатам. Жена Катя занимается фитнесом – спортивная семья, в общем.

– Обычно, когда общаешься со спортсменами, слышишь о том, что они не горят желанием отдавать детей в профессиональный спорт...

– Нет, я хочу, чтобы они занимались, тем более что у старшего сына все идет неплохо. Ивану я теперь поставил задачу дотянуться до мастерского норматива.

С Иваном
С Иваном

– Как отец Дмитрий Саутин делает так, чтобы современные гаджеты не перевешивали занятия спортом у сыновей?

– У ребят полдня школа, там они без телефонов, что уже неплохо. Пришли, меня дома нет, мамы тоже, что делать два-три часа? Конечно, в смартфоне копаться. А тут у них раз – тренировка, значит, не до гаджетов. Вот реальный плюс занятий спортом. Бывает, конечно, что мальчишки хнычут. Я объясняю им: потом, когда вырастете, поймете, спорт будет важен для вас. А для игр и увлечений у ребят есть выходные.

«И тут я понял: наконец-то пришло это время!»

– А когда вы сами уходили из спорта, представляли себе, чем будете заниматься дальше?

– Представил себя на чемпионате России 2011 года, когда там был отбор на чемпионат мира. Приехали молодые Захаров с Кузнецовым и обыграли нас с Юрой Кунаковым. И потом главный тренер сказал, что на чемпионат мира едет пара Захаров – Кузнецов. И тут я понял: наконец-то пришло это время!

В 2008 году
В 2008 году

– Отмучился?

– Ну не то, чтобы именно отмучился, просто нашлись те ребята, которые могли идти дальше, кому можно было передать наши победные традиции. В том году, когда я закончил с большим спортом, меня назначили вице-президентом Всероссийской федерации по прыжкам в воду.

– С каким кругом обязанностей?

– Развитие нашего вида спорта в регионах. Вот мы скоро поедем в Ростов-на-Дону, где есть бассейн для прыжков с вышки, хотя сам этот вид спорта закончился там 25 лет тому назад. Хотим возродить его в регионе. Я обычно общаюсь с региональными министрами спорта, вице-губернаторами. Раньше у нас в стране было 14 областных федераций по нашему виду, сейчас стало 16. За время моего вице-президентства прибавились Севастополь и Астрахань, на подходе Калуга.

– Фамилия Саутин позволяет свободно открывать двери в кабинеты чиновников высокого ранга?

– Свободно, может быть, можно было лет 15−20 назад, теперь уже по предварительной договоренности. Конечно, приходится использовать какие-то дипломатические приемы – развивать-то наш вид надо!

«Помогаем всем, кто обращается»

– Насчет развития вида: в каком состоянии сейчас вопрос о строительстве центра прыжков в воду имени Дмитрия Саутина?

– Этой теме уже пошел третий десяток лет.

– Я, например, слышал, что Саутин капризничает, что ему предлагали разные места для строительства центра в Воронеже, а они ему не понравились.

– Был проект такого строительства у известного воронежского бизнесмена, но он посчитал в сегодняшних ценах – вышло под 7 миллиардов, бешеные деньги для Воронежа. Начал проектировать его за свои деньги, думал, что потом скомпенсируем федеральными деньгами. Но в итоге оказалось все как всегда. Потом еще один бизнесмен, имеющий землю в центре города, изъявил желание построить бассейн, летом мы были с ним в Минспорте, но и там сошло на нет. Есть третий вариант – строительство небольшого бассейна размером 25х33 м. Тут есть некая динамика: в этом году должен быть готов проект, на следующий надо будет ехать в Минспорт.

– Вы сейчас совмещаете и вице-президентство со многими общественными нагрузками...

– Да, помогаю своему другу – отличному тренеру Сергею Дрожжину, немного пытаюсь судить соревнования по нашему виду, плюс к тому в фонде Дмитрия Саутина мы занимаемся спортом с детьми-инвалидами. Для них есть бассейн, развивающая гимнастика, легкая атлетика. В нашем небольшом зале есть инструктор, который помогает таким ребятам делать первые самостоятельные шаги, порой в прямом смысле слова. Здесь же занимаемся спортом с трудными подростками, пытаемся как-то объединять под крышей фонда и ветеранов воронежского спорта. Сами сделали зал, где проводим тренировки, занятия для больных детишек и трудных подростков – просто общая физическая подготовка. Арендуем для них бассейн, где они могут плавать. Всего под эгидой нашего фонда мы опекаем и поддерживаем порядка 3 тыс. человек. Тех, кому требуется помощь, находим через отделы соцзащиты и различные общественные организации.

– На какие средства существует этот фонд?

– Кто-то помогает нам понемногу, иногда что-то зарабатываем, живем, конечно, небогато – помещение надо бы отремонтировать. Но по мере сил помогаем всем, кто к нам обращается.

«Какая могла быть звездная болезнь?»

– Что хотелось бы еще сделать?

– Построить бассейн! Хотя бы маленький, поставить два трамплина и вышку, чтоб не зависеть ни от кого. Но на это минимум надо миллионов 20. Может быть, повезет, какой-нибудь грант выиграем. Сколько можно надеяться на кого-то и ждать!

– Что для вас сейчас главное в жизни?

– Семья, дети и любимое дело. Хочется, чтоб дети выросли хорошими людьми.

– За годы своей звездной карьеры вы заработали столько, чтобы лежать дома на диване и ничего не делать?

– Нет, конечно! На все, что заработал, я построил дом, вот практически и все деньги закончились. Жаловаться грех, но по сравнению с остальными олимпийскими чемпионами я, наверное, самый малообеспеченный. Может быть, если бы гораздо раньше обосновался в столице, в чем-то было бы проще.

– Бизнесом заниматься не пробовали?

– Это же надо сидеть на одном месте и заниматься, а у меня частые разъезды, это нереально.

– Если бы сейчас с позиции прожитых лет и спортивной карьеры можно было бы вернуться в молодость, что бы сделали по-иному?

– Сейчас бы просто куда-нибудь вкладывал деньги. Теперь материально спортсмены живут куда лучше, чем мы тогда: выиграл Олимпиаду – и можно заканчивать, денег хватит до конца жизни. Думаю, сразу миллионов 20 заработаешь и все. В 1992 году за свою первую «бронзу» на Олимпиаде я получил тысячу долларов и на следующий год после страшной инфляции на эти деньги не купил бы себе и двух пар джинсов. А сейчас если спортсмены приличного уровня 300 тыс. рублей в месяц получают, то это для них так, мелочь. В годы расцвета карьеры было одно приглашение перебраться в Англию, мы с моим тренером Татьяной Стародубцевой долго думали, и все сошло на нет.

– У звезды мирового спорта Дмитрия Саутина когда-нибудь был период звездной болезни?

– При Тане (Татьяне Стародубцевой. – Прим. РИА «Воронеж») какая могла быть звездность... Порой что-то возникало, но она сразу ставила на место, за что я ей очень благодарен.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: