21 Февраля 2020

пятница, 08:33

$

63.74

68.77

Воронеж слушает. Surfer Rose

, Воронеж, текст — , фото — из личного архива Surfer Rose
  • 7935
Воронеж слушает. Surfer Rose

Артур Ростов, Сергей Науменко и Александр Семенов – о музыке ради музыки.

РИА «Воронеж» продолжает спецпроект о молодых воронежских музыкантах. В очередном выпуске – группа Surfer Rose, существующая с 2012 года. На счету парней один записанный альбом, победа в конкурсе журнала Rolling Stone, выступления на разогреве Дельфина, Offspring и A Place to Bury Strangers и дюжина сольных концертов в Воронеже, Москве и Санкт-Петербурге.

В составе Surfer Rose пятеро музыкантов: Артур Ростов и Сергей Науменко на гитарах, Илья Ковалев на басу, Павел Кочетов на барабанах и Александр Семенов на вокале. Идея создать собственную группу пришла к Артуру в подростковом возрасте.

– Мой папа очень любит музыку. У него хороший вкус, но немного устаревший – он слушает Yes!, Metallica. Я тоже с этого начинал. Но потом я нашел Radiohead. И естественно захотелось играть что-то, похожее на Radiohead, Joy Division и Two Doors Cinema Club. Типичный набор начинающего инди-музыканта, – вспоминает Артур.

Собрать группу из друзей у Артура сначала не получилось. Тогда он стал искать музыкантов по объявлениям в сети. Первой песней Surfer Rose стала Turn me on.

– Мы сами удивились, насколько популярна она стала. Но нас никто не доставал просьбами сыграть ее, – рассказывает Артур.

Surfer Rose пишут песни на английском. Парни утверждают, что русский язык просто не подходит к их музыке. Музыканты говорят, что песня и не должна быть произведением русской словесности, на первом месте всегда музыка. Surfer Rose считают, что англоязычные группы поют на английском не потому, что это их родной язык, а потому, что с определенной музыкой он отлично сочетается.

– Кого из русских музыкантов с хорошими текстами мы можем вспомнить? «Аквариум» – это единичный пример. Если посмотреть на английские группы, то у них гораздо больше групп с отличными текстами, – говорит вокалист Саша Семенов. – Конечно, наши песни – это песенная поэзия, хоть мы и ориентируемся в первую очередь на музыку. То, что мы не поем на русском, не означает, что мы не обращаем внимания на тексты и пишем, что попало, рассчитывая, что все равно никто ничего не поймет. Сейчас у нас есть тенденция к упрощению текстов. Пишем абстрактные, символические, но простые песни о понятных вещах.

 
 

Surfer Rose никак не обозначают свой стиль – играют то, что нравится. По словам музыкантов, люди сравнивают их с самыми разными исполнителями: кому-то в их музыке слышится гранж, кому-то Sonic Youth, кому-то Radiohead. Первое время группа называлась Surfer Rosa (как дебютный альбом американской группы Pixies – РИА «Воронеж»), что тоже рождало свои ассоциации. В итоге музыканты сменили название, чтобы не было проблем с авторскими правами и поиском группы в сети.

– Мы сами не ставим хэштэги к своей музыке. Конечно, не хотим сидеть совсем в андерграунде, но всякие smm и инстаграм – это не наше. Нам кажется, что в первую очередь надо «давить» музыкой. Конечно, продвижением стоит заниматься, но в идеале для этого нужен отдельный человек. Мы пока его не нашли. Правда, мы и не искали особо, – смеется Артур. – В 80-е попал на «Песню года» – обеспечил себе популярность на год вперед. Сейчас это так не работает. У нас было уже несколько подобных достижений – победа в конкурсе Rolling Stone, выступление на разогреве у Offspring и A Place to Bury Strangers. Но сейчас нужно, чтобы журнал «Афиша» писал о группе каждый день. Тогда это будет достаточный информационный шум, тогда можно стать звездами. Всего остального недостаточно.

Музыканты Surfer Rose нечасто исполняют на концертах старые песни – говорят, что гораздо интереснее играть новинки. Вопреки стереотипам, они не начинали с каверов на других исполнителей и почти никогда не играют их и сейчас, только иногда на репетициях.

– Мы перфекционисты, у нас постоянно что-то отправляется в мусорку. Жалко, конечно, но мы знаем, что можем лучше, поэтому спокойно выкидываем и работаем дальше. На репетициях у нас часто получаются инди-хиты, прямо сразу чувствуется, что песня зашла бы на ура, но мы сами, играя такое, не получаем кайфа, понимаем, что не сможем нигде сыграть, и выкидываем, – рассказывает Артур.

Музыканты Surfer Rose признались, что за концерты им заплатили всего несколько раз – остальные выступления приходилось оплачивать самим. Парни считают, что в этой ситуации во многом виноваты промоутеры, которые являются менеджерами и не разбираются в музыке.

– В Воронеже нет концертной культуры как таковой. Никто не хочет платить музыкантам, а сами музыканты, понимая, что им не заплатят, соглашаются играть бесплатно или за копеечные гонорары. Пока музыканты не организуются и не поставят организаторов перед жестким выбором: либо билеты по 200 рублей, либо концерта не будет - никаких изменений не произойдет. Почему-то все считают, что, чем меньше поставишь цену на билеты, тем больше придет людей. Естественно, это не так. Дешевый или бесплатный концерт и концерт с билетами по нормальной цене – это совершенно разные мероприятия с разной аудиторией. Но и играть в Воронеже негде, к сожалению. В идеале должно быть что-то типа рок-клуба – места, заточенного под музыку. Сейчас у нас полно баров, но они, скорее, для того, чтобы пиво пить, а музыку там слушать нереально. Акустики нет, стекла громыхают, аппаратуры нет. Конечно, если бы появилось хоть какое-то подобие «Воронежского рок-клуба», мы бы там наверняка постоянно сталкивались с группами, которые до сих пор играют что-то типа «Сектора Газа». Но это нормально, лишь бы было какое-то движение.

 
 

Сейчас Surfer Rose работают над новым альбомом, но пока неизвестно, когда он увидит свет. Музыканты регулярно записывают новые песни и планируют выпустить альбом, когда наберется достаточное количество хороших. Правда, выкладывать его сразу в сеть они не будут – их первый альбом Tick из-за этого «провалился в черную дыру».

– Мы все равно выпустим именно альбом. Это в некотором смысле дисциплинирует. Плюс, это цельное произведение, которое поможет составить правильное впечатление о группе. Но как его представлять – мы пока думаем. Может быть, будем выкладывать по нескольку песен в течение месяца,– говорит Сережа Науменко. – Первый альбом вышел на диске. Затея эта была неудачная. Мы их продавали на концертах, даже раздавали бесплатно, никто не хотел их брать. Парочку, конечно, купили, но в основном это были родители. Вообще сегодня диски почти умерли. Это, скорее, сувенир, такой же, как футболка.

Музыканты отмечают, что с момента выхода первого альбома 2 года назад звучание группы заметно поменялось. Парни говорят, что Surfer Rose – это «музыка для музыкантов», и признаются, что любят играть непростую музыку для тех, кто в ней разбирается.

– Конечно, мы растем, меняется не только звук, но и настроение, подход к композиционному решению, – рассказывает Сережа. – Мы постепенно уходим от схемы «куплет, припев, куплет, припев, проигрыш, конец». Музыка становится более свободной. Из-за этого и сами песни стали более продолжительными.

На обложке первого альбома Surfer Rose было изображено плавающее в море голое тело. Артур Ростов признался, что на снимке – его папа, которого сфотографировала мама во время отдыха в Хорватии. Случайно найденный кадр показался группе забавным, они немного отредактировали изображение и сделали его обложкой альбома. Но все-таки парни – музыканты, а не художники, и в будущем хотели бы найти единомышленников, которые могли бы снимать им клипы, рисовать обложки и делать другие визуальные дополнения вроде видео-арта или мэппинга для концертов.

– Пока будут существовать талантливые идейные ребята, которым интересно заниматься чем-то новым, двигаться, все будет возможно. Но, к сожалению, наше государство давит на людей, чтобы они все занимались бизнесом и бросали свои настоящие увлечения. Я думаю, талантливым людям надо кооперироваться и помогать друг другу, чтобы раскачать эту лодку. Иначе будем слушать только русский рок и группу «Звери», – говорит Артур.

Музыканты Surfer Rose задумываются о переезде в другой город, где можно будет зарабатывать музыкой. Парни подыскивают город с хорошо развитой культурой выступлений молодых команд. Сейчас каждый из музыкантов работает по своей основной профессии, но эта работа не приносит удовольствия и отнимает много времени и сил.

– Мы не хотим заниматься своими специальностями вообще никогда. Не потому что мы лентяи и не хотим работать, а потому что мы хотим заниматься музыкой и зарабатывать ей. Но заниматься одной только музыкой и нормально зарабатывать в Воронеже почти невозможно. Приходится обязательно работать в немузыкальной сфере. Но вообще жить на заработок от занятий музыкой – реально. К тому же, нам не так много денег нужно. Мы не закупаемся модными шмотками, не ездим на гоночных тачках. Просто не хочется тратить время и силы на занятия, которые не приносят удовольствия. В нашем случае, это совпало у всех, – говорит Артур Ростов. – Мы любим Воронеж, но играть тут негде. Поэтому, скорее всего, мы переедем после того, как запишем альбом. Потому что надо ехать с неким багажом – должно быть что-то, что представить новой публике. А если ничего не получится, вернемся обратно, ничего страшного.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: