22 Января 2020

среда, 05:00

$

61.86

68.62

Спецпроект РИА «Воронеж». Вызовы судьбы. Ореховое варенье вместо черевичек

, Воронеж, текст — , фото — Михаил Кирьянов
  • 4388
Спецпроект РИА «Воронеж». Вызовы судьбы. Ореховое варенье вместо черевичек

Как незрячий параспортсмен Максим Коваль добился своей Оли.

В проекте «Вызовы судьбы» журналисты РИА «Воронеж» рассказывают о чудесах и трагедиях, верности и предательстве, сложностях и радостях семейных отношений. Герой очередного выпуска – 23-летний Максим Коваль. Это единственный паралимпиец-пловец из Воронежской области, входящий в сборную России.

В копилке Максима золотые, серебряные и бронзовые медали чемпионатов по плаванию среди слабовидящих спортсменов России, Европы и мира. Сейчас Коваль готовится к чемпионату России по плаванию среди слабовидящих, который стартует в Раменском Московской области через два месяца, 4 апреля. Парню предстоит сбросить лишний вес, который он набрал во время операции в Израиле, и нарастить мышечную массу.

Как тренируется инвалид I группы, кто сопровождает его на занятия и в каком случае он собирается скрыть информацию о состоянии своего здоровья – в материале РИА «Воронеж».

KIR_4664.jpg

Максим Коваль начал терять зрение в четыре года, в 1998-1999 годах.

– Несмотря на то что мне сделали прививку от гриппа, я переболел им в две волны. Заболел на следующий день после вакцинации. Проблемы со зрением обнаружились, когда я начал подносить книжку ближе к глазам. Родители подняли панику, когда я совсем уж придвинулся на стуле к телевизору. Окулист констатировал, что зрение упало на 20%. Думаю, сейчас прививки получше. Хотя я знаю еще одного парня в России, у которого были аналогичные осложнения после прививки от гриппа. Мы общаемся через интернет, – рассказал параспортсмен.

В детстве Максиму предложили для занятий дзюдо и плавание – на выбор. Родители посчитали, что дзюдо – травмоопасный вид спорта, поэтому выбрали для девятилетнего сына плавание.

– Начинал в лягушатнике в «Спартаке» – потренировался там меньше полугода и попал к тренеру Владимиру Борисовичу Сиволдаеву. Через год после перехода во взрослую группу было первенство области, где я занял первое место. Я соревновался с незрячими и тогда еще относительно хорошо видел, – вспоминает Максим Коваль.

Несмотря на лечение, с годами зрение подростка постепенно ухудшилось. В 16 лет оно пропало совсем, и он стал различать только свет и тень.

В 15 лет Максим познакомился со своей будущей женой Олей. Она на год младше.

KIR_4673.jpg

– Нас познакомила общая подруга. Им с Олей было скучно, девушки решили позвонить мне. Оле понравился мой голос. Мы начали созваниваться и общаться. Потом сходили в кино. Начались отношения. Но мне тогда казалось, что у меня никаких чувств не возникло. Может, проявился юношеский максимализм. И только с годами я понял, что такое настоящее чувство. Пять-шесть лет мы поддерживали с Олей связь, общались в социальных сетях. В январе 2017 года решили встретиться, погулять. И тогда я понял, что не хочу отпускать Олю. Добивался ее руки и сердца: дарил цветы, приглашал в кафе. Помню, как 14 февраля мне помогали друзья – подвели под подъезд, а сами спрятались. Я ждал Олю с цветами. Она любит варенье из грецких орехов, а оно довольно редкое. Оля в шутку сказала: «Привезешь варенье, тогда я выйду за тебя замуж». В итоге я нашел экзотическое лакомство в лавке армянских товаров на рынке в Воронеже, – вспоминает парень.

ол.jpg
Фото – из архива семьи Ковалей

Ольга Коваль – воспитатель в детском саду, параллельно учится в педуниверситете на третьем курсе психолого-педагогического факультета.

– Жена очень отзывчивая и любит детей. И я с ней стал добрее. По возможности стараюсь помочь родителям и посторонним людям. Если гуляем с Олей и она мне говорит, что видит незрячего, мы предлагаем помощь. Можем довести человека куда нужно. Она ездит со мной на тренировки, – рассказывает Максим.

После того как Максим с Ольгой осенью 2017 года побывали в столице на телешоу Андрея Малахова «Прямой эфир», паралимпийца пригласили в Израиль на бесплатное лечение. Супруги только оплатили билеты до Москвы и обратно. 

дети.jpg
Фото – предоставлено Ольгой Коваль

В Израиле находились с 4 по 14 декабря 2017 года.

– Раньше, до операции, я любил полумрак. И в Израиле мне это объяснили так: у меня на центре левого глаза была катаракта, а в полумраке зрачок расширялся, обходил катаракту, и я начинал хоть что-то видеть. Сейчас катаракту удалили, и мне нравится освещение поярче. А правый глаз вообще ничего не видит. Мне провели операцию по замене хрусталика на левом глазу, чтобы убрать катаракту. Я стал видеть немного четче, но пока что это минимальные изменения. В Израиле сказали, что через два-три месяца мне будут делать вторую операцию. Медики планируют частично вернуть зрение на левом глазу так, чтобы я мог самостоятельно передвигаться, – пояснил паралимпиец.

Спортсмен каждый день по 40 минут плавает в спорткомплексе «Спартак», а дома выполняет комплекс упражнений на растяжку: качает пресс, выполняет отжимания и приседания. Чтобы сбросить вес, купил беговую дорожку. Пришлось потратиться на тренажер с автоматической регулировкой высоты.

– Не бросаю спорт, потому что это мой хлеб, – поясняет Максим Коваль. – По трудовой книжке я на ставке в Центре спортивной подготовки сборных команд Воронежской области. Пока у меня есть какие-то достижения – получаю оклад. Правда, тренировки ограничивают: раньше было 1,5 часа в день на воде, теперь – 45 минут. Государственных бассейнов в Воронеже нет, наша спортивная школа арендует для нас дорожку. Если мне вернут зрение, то, возможно, я не буду паралимпийцем. Может быть, я смогу плавать за какой-нибудь класс спортсменов, у которых есть остаток зрения. Существует три класса: С-11 – ничего не видят, С-12 – получше, С-13 – еще лучше зрение.

Максим и Ольга думают о детях, но сначала хотят обзавестись своим жильем. Максим уже собирался брать ипотеку, но не получилось.

KIR_4613.jpg

– Накопить первоначальный взнос тяжело, ведь еще нужно питаться и платить за квартиру. Оля оплачивает обучение в вузе, ей еще два года учиться. Слышал, что банкиры планируют сделать ипотеку без первоначального взноса. Если это случится, то мы сможем взять кредит. Если при получении кредита скажу, что я инвалид I группы, мне дадут кредит под больший процент и обяжут застраховаться, – поясняет Максим Коваль.

Сейчас супруги временно живут в двухкомнатной квартире мамы Ольги. Пара не может получить субсидию по программе «Молодая семья» – там не должно быть своих «квадратов». У Максима есть жилплощадь в квартире родителей, но там живет его девятилетняя сестра Таня. У Ольги есть комната в общежитии.

Максим Коваль учится на четвертом курсе в институте физкультуры на факультете АФК (адаптивная физическая культура). Планирует преподавать теорию. А если будет зрение, то сможет работать и тренером.

– С этого года за счет того, что убрали международные старты, я потерял 10 тыс. рублей ежемесячного дохода. Дал объявление, в котором сообщаю, что могу научить незрячих и слабовидящих пользоваться компьютером, могу настроить гаджеты для удобства таких людей. Правда, не все сайты в интернете легко приспособить для незрячих. Например, сайт госуслуг, к сожалению, не адаптирован для слабовидящих. Есть программа, которая может сканировать денежные купюры и озвучивать их достоинство. Могу установить такую программу на телефон. И вот, посмотрите, компьютер у меня с синтезатором речи – не видя экран, понимаю, на какую кнопку нажимаю. Кроме того, я могу делать домашние дела – убираю квартиру и готовлю. Лук, помидоры, сыр, колбасу порезал, залил все яйцом и пожарил. Получается нечто среднее между пиццей и яичницей. Могу пельмени или картошку сварить, мясо пожарить, – перечисляет параспортсмен.

KIR_4690.jpg

Максим поет и играет на гитаре. Его любимые группы – «Кино», «Ария», «Кипелов». С музыкантами последней он даже знаком лично.

– У нас с друзьями еще со школы (мы учились в интернате №3 для незрячих и слабовидящих) есть своя группа «Квазар». Нас пятеро: два гитариста, барабанщик, бас-гитарист и я. Нравится музыка в стиле трэш-метал – страшным голосом мы поем про что-то мрачное. Репетируем каждую неделю. Все музыканты со слабым зрением. Наш лидер Борис Королев – полностью незрячий, работает массажистом. Барабанщик и бас-гитарист немного видят и передвигаются самостоятельно. Бас-гитарист учится на филфаке, он поэт, у него даже сборник стихов вышел. Вот он написал стихи, я под них подобрал музыку, на репетиции будем это разбирать. Музыкального образования у меня нет, пишу музыку по наитию, выплескивая то, что накопилось внутри. И это мне помогает жить, – уверен Максим Коваль.

KIR_4628.jpg

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: