Легенды Воронежа. Дом Клигмана – младший брат «Бристоля»

, Воронеж, текст — , фото — Евгения Емельянова
  • 123842
Легенды Воронежа. Дом Клигмана – младший брат «Бристоля» Легенды Воронежа. Дом Клигмана – младший брат «Бристоля»
Спецпроект РИА «Воронеж» о городских достопримечательностях.

Очередной объект спецпроекта «Легенды Воронежа» – дом Клигмана, расположенный на улице Никитинская, 29. Здание находится в самом центре города, но прохожие редко его замечают. Между тем, это один из самых интересных домов в Воронеже – благодаря необычному устройству и внешнему виду.

Второе название особняка – младший брат «Бристоля». Фасад дома внешне напоминает известную воронежскую гостиницу. При проектировании и строительстве дома Клигмана так же, как и в «Бристоле», главным принципом было нарушение норм организации жилого пространства.

Связь с одним из самых известных отелей города не случайна. Возведенный в 1910 году «Бристоль» стал в Воронеже настоящей сенсацией. Он изменил многие принятые в конце XIX – начале ХХ века традиции организации пространства. Например, в его ресторане кухню, тогда считавшуюся делом «грязным», против всех правил объединили с залом для гостей. Именно в «Бристоле» едва ли не впервые в Воронеже при строительстве использовали железобетонные плиты и установили электрические лифты.

Здание стало символом модерна в Воронеже, однако этот стиль так и остался привилегией «смелых». Одним из таких был титулярный советник Клигман, о котором мало, что известно.

По данным краеведов, Клигман обратился к создателям «Бристоля»: Михаилу Фурманову, Михаилу Литвинову и Александру Просвиркину – с просьбой возвести ему такой же особняк. Архитекторы согласились и в 1912 году построили практически точную копию гостиницы: в четыре этажа, с фасадом яркого цвета, большими окнами, с изящными коваными решетками на балконах.

Для дома Клигмана скопировали не только внешность «Бристоля», но и многое другое. В нем применили те же передовые стройматериалы (собственное производство Литвинова) и технологии.

Главной особенностью здания, как и в «Бристоле», стало разрушение границы между «грязным» и парадным пространствами. Еще в начале ХХ века в жилых домах парадная и черная лестница были разделены. Черный ход предназначался для прислуги, обслуживания квартиры и грязной работы. По нему со двора заходили сразу на кухню. Хозяева и гости не должны были видеть, как носят уголь для растопки печей, убирают золу, доставляют продукты. Хозяева заходили в дом через парадную и сразу попадали в прихожую, гостиную, будуар. Между парадной и черной лестницей возводилась стена. В доме Клигмана этот порядок был нарушен. Парадную и черную лестницы объединили одной лестничной клеткой.

Разница между ними едва заметна: черная лестница более узкая и крутая, ступеньки чуть выше, чем у парадной.

Клигман строил дом как доходный, то есть специально для сдачи квартир внаем. Место для строительства выбрали рядом с рынком и несколькими постоялыми дворами. Хозяин не экономил на удобстве и красоте. Пол в подъездах выложили плиткой компании «Виллерой и Бох», одной из крупнейших в мире.

На входе в парадную установили красивую кованую решетку «Солнце» в стиле модерн.

Дом Клигмана стал одним из лучших доходных домов своего времени. Площадь квартир – 100-120 кв. м с кухней в 18 кв. м и потолками в 4 м высотой. Далеко не все могли позволить себе аренду такого жилья в центре города.

После революции, в 1920-х, здание перешло в собственность жилищного товарищества «Первое Мая», которое превратило роскошные квартиры в коммуналки по принципу «одно окно – одна комната».

После Великой Отечественной войны такие дома, как правило, еще больше уплотнялись: в них разбирали черную лестницу и на ее месте делали еще одну комнатку. Дому Клигмана повезло: он сумел сохранить странную организацию лестниц, делающую его уникальным. В подъездах дома и сейчас имеются две лестницы, похожие на лабиринт. Тот, кто попадает сюда впервые, обычно начинает блуждать и, обойдя по ступенькам полный круг, возвращается в исходную точку.

В начале ХХI века коммуналки в доме Клигмана расселили. Теперь на каждом этаже, как и раньше, только две квартиры. Во многом сохранилось и оригинальное убранство подъездов – редкий для Воронежа случай. На полу второго этажа можно увидеть плитку «Виллерой и Бох». На ступенях лестницы, которой пошел уже второй век, сохранилось фирменное клеймо «Проводникъ. Воронеж. Бетонное производство. М.И. Литвинов» – товарный знак одного из строителей «Бристоля» и дома Клигмана.

Перила и решетки на лестницах в подъезде – тоже оригинальные.

Жильцам с трудом удалось спасти подлинную решетку «Солнце» из парадной на первом этаже. Когда в 1990-х годах этаж выкупило частное предприятие, ее спилили и едва не выбросили. Жители дома попросили владельца компании отдать раритет им и установили его на одной из лестничных клеток.

Приватизация первого этажа исторического здания лишила горожан возможности любоваться редким для Воронежа образцом модерна.

– Сегодня мы не можем зайти через парадный вход, а ведь это было пространство невиданной красоты. Закрыт и подвал со сводчатыми потолками – его бизнесмен тоже забрал себе. Очень жаль, что еще раньше, в послевоенные годы, в фасаде здания заложили большую арку, тоже было очень красиво, – рассказала краевед, основатель экскурсионного сообщества «Воронеж. Пешком» Ольга Рудева.

Жильцы шести квартир довольны своим историческим домом. Они отмечают, что жить здесь удобно: стены очень толстые, шумо- и теплоизоляция отличные, перекрытия между этажами и лестницами – бетонные или из лиственницы. Дом, построенный более 100 лет назад, и сегодня имеет мало конкурентов: по комфорту, яркому внешнему виду и уникальной организации пространства.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: