Деурбанизация и дети-архитекторы. В Воронеже обсудили тенденции современного градостроительства

, Воронеж, текст — , фото — Виталий Грасс
  • 16071
Деурбанизация и дети-архитекторы. В Воронеже обсудили тенденции современного градостроительства Деурбанизация и дети-архитекторы. В Воронеже обсудили тенденции современного градостроительства
Лучшие концепции и проекты получаются при участии жителей

В Воронеже прошел XV форум «Зодчество ВРН». Лекции и дискуссии шли на трех площадках Театра оперы и балета в течение всего дня в пятницу, 27 мая. Рядом, в сквере Пушкина, и на втором этаже театра расположили выставку проектов, а также цикл картин «Амальгама» Ирины Котиной, посвященный знаковым объектам Воронежа.

Корреспонденты РИА «Воронеж» побывали на нескольких интересных площадках.

Привлекать горожан к созиданию

Мэры нескольких российских городов рассказали о самых значимых проектах своих территорий. По мнению главы Воронежа Вадима Кстенина, роль градоначальника в городском развитии заключается в выработке стратегии и тактики.

Вадим Кстенин, глава администрации Воронежа:

– Стратегия – это в первую очередь расстановка приоритетов и целеполагания. Но у чиновников и горожан не всегда совпадают мнения о том, что и как нужно делать. «Пятерку» можно поставить тому чиновнику, который сумеет наладить грамотный диалог с обществом. Тот, кто научится получать обратную связь от жителей, сможет принимать правильные для города решения.

Тактика реализации городских проектов, как отметил мэр, складывается из нескольких направлений, и у каждого из них есть примеры в Воронеже. Проекты реализуются как за бюджетные деньги, так и на средства социально ответственного бизнеса (парк «Алые паруса«). Есть и третий вариант – концессия (парк «Дельфин»), и четвертый – государственно-частное партнерство (парк «Орленок»). Бизнес участвует и в реконструкции Петровской набережной.

– Концепция парка «Орленок» сложилась только после того, как к ее обсуждению подключились воронежцы. Часть жителей хотели восстановить парк таким, каким он был в 1970-е годы, вплоть до лепнины на фонтане, чугунных лавок и завитушек на ограде. У молодежи – свои интересы: спорт, детские площадки, место для выгула собак, пленэрные локации. В помощь нам – архитектурные конкурсы. Те концепции, которые прошли через такие конкурсы, самые интересные, они вызывают больше всего поддержки и меньше недовольства, – подчеркнул Вадим Кстенин.

Мэр Липецка Евгения Уваркина также считает, что очень важно привлекать к соучастию горожан.

– У людей формируется другое отношение к городу, в котором они живут, исчезает потребительский подход, так называемый городской инфантилизм. Когда что-то создается совместно, люди начинают это ценить. Когда мы реализовывали программу «Ремонт школьных территорий», то прежде всего обратились к горожанам и спросили, какие десять территорий должны быть отремонтированы первыми, со школьниками и родителями обсуждали, каких именно преобразований они хотят, – рассказала Евгения Уваркина.

Феномен Сысерти

Мэр города Дмитрий Нисковских рассказал о том, как город с 20-тысячным населением в 50 км от Екатеринбурга стал полигоном для креативных проектов:

– У Сысерти, несмотря на мощную природу, леса, парки, была типичная проблема малых городов – отсутствие градообразующего предприятия, бесперспективность. Молодежь стремилась уехать в большие города. С этой повесткой мы и стали работать. Сысерть была основана Петром как город-завод, и нам удалось дать вторую жизнь заброшенным цехам завода Турчаниновых-Соломирских. Местные жители еще помнят, как здесь собирали двигатели, а теперь звучит симфоническая музыка, проходят спектакли, открыт народный музей. Создано агентство развития Сысерти, появился туристический кластер. Под лозунгом «Креатив – новое железо» в город потянулись творческие люди, которые стали не только участниками процесса, но и агентами положительных изменений. Они представляют город повсюду, расширяют наши возможности, и в результате создается большой социально-экономический эффект. В Сысерть уже приезжают не только волонтеры, но и люди на постоянное место жительства. Например, их усилиями сейчас на основе старинного особняка создается цифровая школа.

Многоликая деурбанизация

Урбанизация – рост городского населения, а деурбанизация – наоборот, миграция городского населения в сельскую местность. Что горожане ищут в деревне, обсудили участники форума. Как отметила географ Галина Пивовар, далеко не все переезжают в деревню, чтобы стать фермерами. Кто-то хочет жить в пригороде, наслаждаясь природой, но не теряя связь с мегаполисом, а кто-то использует для летнего и воскресного отдыха домик, оставшийся от бабушки.

Продакт-директор проекта «Болотов.Дача» Ольга Морданова рассказала, как небольшой отель в Тульской области в полутора часах от Москвы стал любимым местом отдыха для тех, у кого дачи нет. Секрет в том, что авторам проекта удалось создать атмосферу беззаботности и уюта, знакомую нам по литературе и картинам передвижников. Люди стали покупать домики, которые также можно арендовать для отдыха, в результате чего образовалась «Болотов.Деревня».

Архитектор София Кравченко из Оренбурга посвятила свою деятельность комплексному развитию среды сельских территорий. Она считает, что село должно сохранять свою самобытность, но необходимо повышать уровень жизни его жителей. София занимается реализацией нескольких программ, одна из которых посвящена созданию в селах библиотек нового поколения, которые становятся общественными пространствами, центрами притяжения населения. В Оренбургской области преобразовано уже более 20 библиотек и Домов культуры.

По мнению Софии, культурные инициативы меняют жизнь сельских жителей. Так, музей Виктора Черномырдина на его родине в селе Черный Отрог помогали оформлять местные художники-самородки – братья Буровы. В течение всей жизни они не выезжали за пределы своего района, но работа над проектом закончилась для них персональной выставкой в Париже и фактически мировой известностью.

Архитектурное мышление

О том, зачем учить детей думать как архитекторы, тоже говорили на форуме. Изучение архитектуры и вовлечение в процесс ее проектирования с раннего возраста помогают сформировать критическое мышление, принимать решения и внимательно относиться к среде вокруг нас. Существует немало кружков и студий, где мыслить «архитектурными» категориями учат с малых лет.

Сооснователь санкт-петербургского Общества юных архитекторов Алиса Маркова рассказала, что в детской архитектурной школе занимаются дети от 5 до 16 лет. Онлайн могут учиться и ребята из регионов.

– Архитектура – это просто один из инструментов для развития ребенка. Наша основная задача – познакомить его с самим собой, чтобы он осознал свои склонности и к определенному возрасту понимал, чем хочет заниматься и чем не хочет, – объяснила Алиса.

Руководитель студии довузовской архитектурно-дизайнерской подготовки «Ступени» в Воронеже Татьяна Паничева рассказала, что для детей занятия в студии часто становятся переходом от неограниченного творчества к профессии.

– Младшие свободно сочиняют, придумывают. А когда взрослеют, знакомятся с методом классического концептуального проектирования, занимаются решением задач, которые не имеют однозначного ответа. Такие занятия помогают ребенку самостоятельно найти свою точку зрения, свое место в изучении мира. А перед нами стоит задача познакомить детей с профессионалами, которые любят свою работу, и воспитать новое поколение смелых и креативных, – подчеркнула Татьяна Паничева.

Амальгама времени

Большой интерес посетителей вызвала экспозиция «Амальгама» воронежской художницы Ирины Котиной. Ее полотна написаны по сюжетам дореволюционных фотографий с видами Воронежа. Но архивные фото обычно маленькие, а картины большого формата словно затягивают зрителя в прошлое. Смешанная техника передает и эффект состаренности фотоснимка, и туманность сновидения, и фантасмагоричность персонажей.

– Хотелось написать работы на тему родного города и сделать это нетривиально. Получился микс документального и субъективно живописного. Воронеж на картинах мистический, загадочный. Лично для меня он таким и предстает, когда я гуляю по его улицам, узнаю его историю, рассказываю о нем друзьям. Несмотря на то что это архитектурные пейзажи, здания для меня не являются главными персонажами, важнее люди, которые здесь жили. Хотелось бы, чтобы зритель думал о том, что происходило сто лет назад, кто эти персонажи, и здесь есть пространство для фантазии, – рассказала Ирина Котина.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: