18 Августа 2018

суббота, 01:24

$

66.89

76.06

«Жизнь превратилась в ад». Как работники воронежского магазина взяли кредиты для фирмы

, Воронеж, текст — Виктория Лушина, фото — Евгения Емельянова
  • 3908
«Жизнь превратилась в ад». Как работники воронежского магазина взяли кредиты для фирмы

Долги компании – 4,8 млн рублей – экс-сотрудники выплачивают 9 лет.

Бывшие сотрудники крупного книжного магазина с 2009 года отбиваются от атак коллекторов и пытаются оправдаться перед банками. Работники утверждают, что экс-начальница Ольга Паневина (имя изменено) заставляла их брать кредиты для организации. После банкротства фирмы женщина исчезла, а бывшим сотрудникам пришлось самостоятельно отдавать долги. Дело о мошенничестве дошло до суда весной 2018 года, но Ленинский райсуд прекратил уголовное преследование директора фирмы из-за срока давности.

Корреспондент РИА «Воронеж» разбиралась, как силовики с 2010 года не могли найти подозреваемую в Москве и почему пострадавшим пришлось самим отдавать долги организации.

Помощь фирме

Надежда у восьми бывших сотрудников крупного книжного магазина, работавшего в центре Воронежа и имевшего 20 филиалов в трех регионах страны, появилась в октябре 2017 года. Тогда полицейские задержали у Павелецкого вокзала в Москве Ольгу Паневину, которую подозревали в мошенничестве на 4,8 млн рублей. По данным пострадавших, женщина была в федеральном розыске с 2010 года, все это время уголовное дело не продвигалось. Теперь же силовики возобновили расследование о мошенничестве с деньгами сотрудников фирмы в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

По версии полиции, Ольга Паневина стала директором компании в ноябре 2003 года. Параллельно женщина руководила и фермерским хозяйством в Лискинском районе. Когда дела сельхозпредприятия пошли хуже, Паневина решила пустить в оборот деньги второй фирмы. При этом у книжного магазина уже имелись кредиты в Сбербанке и «Промсвязьбанке», новые ссуды получить было бы сложно. Летом 2007 года директор попросила сотрудников книжного магазина взять деньги в кредит и передать ей на покупку книг.

– Конечно, она нам не угрожала. Но я знала, что если откажусь, то потеряю работу. Мне в тот момент было 47 лет, а на руках у меня была семилетняя внучка. Я надеялась, что мне просто не дадут кредит: у меня же ничего нет – ни квартиры, ни машины. А сумма была большая – 1 млн 100 тыс. рублей. При этом «белая» зарплата была 4,5 тыс. рублей, на самом деле я получала 15-16 тыс. Когда я приехала в банк, мой поручитель еще и забыла паспорт, но все равно кредит мне дали. Все было необыкновенно легко, – рассказывает Алла Терешкина, работавшая в фирме начальником аналитического отдела.

В июне 2007 года Алла Терешкина получила в «Промсвязьбанке» кредит под 20% годовых и должна была вернуть деньги до начала июня 2012 года. Женщина обращалась в банк самостоятельно, потому что пропустила организованную поездку в банк из-за отпуска: других сотрудников фирмы брать кредит возили на машинах.

– Нас было человек восемь. Всех отвезли в отделение «Воронежского промышленного банка», посадили за стол в холле, даже подниматься никуда не пришлось. Потом мы подписали документы, кредиты всем одобрили. До этого Ольга Паневина вызывала меня в кабинет и просила взять кредит. Объясняла, что нет денег на покупку книг. У всех были хорошие отношения с ней. Мы были интеллигенцией, любили свою работу и считали, что это необходимо, – говорит бывший начальник отдела кадров Надежда Богданова.

Первые проблемы

Работники книжного магазина отдали деньги Ольге Паневиной и забыли о своих кредитных обязательствах на два года. Первые проблемы возникли у бывшего главного бухгалтера организации Ольги Гусевой.

– Я ушла из фирмы в конце 2007 года. Мы заключали с компанией договоры займа, по документам она должна была погасить мой кредит в тот же день, когда я увольнялась. Я спросила об этом Паневину, она ответила, что сейчас денег нет, но в новом году она возьмет очередной кредит и расплатится за мой. Потом я много раз звонила Ольге Митрофановне, однако ничего не происходило. До этого я часто предупреждала Паневину, что об этих деньгах надо как-то отчитываться, вносить их в кассу. Но она отвечала, что, если дела пойдут плохо, продадим наше здание в центре города и погасим кредиты, – объясняет бывший главный бухгалтер компании Ольга Гусева.

Экс-работники книжного рассказывают, что зарплату им перестали платить в конце 2008 года. Тогда же в офисе на 9 Января стали появляться судебные приставы и полицейские. Но до весны следующего года фирма еще справлялась, исправно возвращала долги сотрудников банкам. Последний платеж поступил в марте 2009 года. А уже с апреля кредиты для фирмы полностью легли на плечи работников.

– Банки начали подавать на нас в суд, чтобы вернуть деньги. Но тогда еще никто не платил, все ждали решения суда. Я с моим поручителем попыталась признать сделку притворной. Мы позвонили поручителю, которого мне предоставила Паневина. Это была жена охранника фирмы, я ее не видела в глаза ни разу. Она сказала, что ничего не знает, и бросила трубку. На суде она заявила, что в банковских документах не ее подпись, а подделка. Экспертиза показала, что там действительно не ее подпись. На последнем заседании в октябре 2009 года она звонила Паневиной и просила ее прийти в суд. Это было последнее, что я слышала о нашем директоре, потом она просто исчезла, – рассказывает Алла Терешкина.

Самая простая ситуация была у тех, кто брал небольшие кредиты в 200-300 тыс. рублей: за два года фирма успела погасить их практически полностью. Например, начальник отдела кадров Надежда Богданова получила в «Воронежском промышленном банке» 238 тыс. рублей. В 2009 году, когда платежи прекратились, ей оставалось вернуть банку 27 тыс. рублей.

Однако так «повезло» далеко не всем: самая серьезная сумма оказалась у бывшего главного бухгалтера компании Ольги Гусевой. Женщина взяла в «Воронежском промышленном банке» 450 тыс. рублей под 18% годовых, 1 млн рублей под 17% годовых в «Банке Москвы» и еще 1,1 млн рублей под 20% годовых в «Промсвязьбанке». Всего 2 млн 550 тыс. рублей. К апрелю 2009 года фирме оставалось внести еще 1 млн 382 тыс. рублей по кредитам главного бухгалтера.

– Начались суды, меня обязали вернуть банкам деньги. Двум банкам я все выплатила, но теперь с меня требуют еще 283 тыс. рублей за просрочку. «Промсвязьбанку» осталась должна 2 млн рублей (831 тыс. рублей долга, а остальное – штрафы и проценты). По этой сумме мне постоянно звонят коллекторы, но в суд не подают, – рассказывает Ольга Гусева.

По материалам уголовного дела, долги по кредитам сотрудников составили 4,8 млн рублей. Полицейские учитывали платежи восьми человек, которых признали потерпевшими. Но бывшие работники книжной фирмы утверждают, что пострадало больше людей: некоторые не стали обращаться в правоохранительные органы и самостоятельно погасили задолженность. Подсчитывая общий ущерб, силовики не учли и поручителей по кредитам.

Не искали

В 2010 году обманутые работники объединились и написали заявление в правоохранительные органы. В марте того же года появилось первое уголовное дело по ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство). Позже силовики нашли в действиях Паневиной еще и мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ), а также неправомерные действия при банкротстве (ч. 1 ст. 195 УК РФ). С этого времени расследование приостанавливали и снова начинали восемь раз: подозреваемую просто не могли найти.

Пока полицейские искали бывшего директора, сотрудники магазина отбивались от коллекторов.

– В 2006-2007 годах это была очень громкая история, но теперь дело закрыли в связи с истечением срока давности. Для тяжких преступлений он составляет 10 лет, но срок давности приостанавливается, если человек скрывался. На суде было удивительно, что прокуратура утвердила обвинительное заключение, а потом устранилась, когда мы пытались найти доказательства, что бывший директор фирмы знала об уголовном преследовании. Например, Ольга Гусева в присутствии следователя говорила с подозреваемой по телефону. Мы просили вызвать сотрудника полиции, но прокуратура нас не поддержала даже в этой ситуации. На мой взгляд, суд должен был вынести частное определение в отношении полицейских, которые искали человека в Москве 10 лет. Руководство силовиков разобрало бы эту ситуацию. Пусть такая история уже случилась, но надо же наводить порядок. Мы подадим апелляционную жалобу в облсуд и гражданские иски.
Михаил Федоров

адвокат потерпевших

– Я не платила ни копейки, потому что у меня ничего не было. Целый год нигде не работала, перебивалась случайными заработками. Сначала мне днем и ночью звонили из фирмы «Руссколлектор». Потом они исчезли, появилось коллекторское агентство ООО «ЭОС». Они постоянно беспокоят, в день могут позвонить по 3-4 раза. Один раз моей маме стало плохо после разговора с ними, мы ей «скорую» вызывали. Причем они никогда не хамят, а очень вежливо говорят: «Подумайте о своей дочери, как она будет жить. Она же не получит пенсию, останется на улице». Потом как-то приезжали домой, но меня не застали. Так они обошли всех соседей и рассказали о моих долгах, те на меня долго косо смотрели. Сейчас сделали небольшой перерыв: я отправила им документы, что уголовное дело возобновили и идет суд. Они попросили предупредить, когда будет решение, теперь опять начнется. Я им много раз говорила – подавайте в суд, у меня есть документы. Но они не идут в суд, они просто изматывают. В результате моя жизнь превратилась в ад. У меня ничего нет в собственности, я никакое имущество не могу на себя оформить, потому что все отберут, – жалуется Алла Терешкина.

После задержания Ольги Паневиной бывшие работники надеялись, что суд удовлетворит их иски к экс-директору, долги передадут ей и звонки коллекторов прекратятся. Однако на суде адвокат женщины Федор Капустин попросил закрыть дело из-за закончившегося срока давности: по статье о мошенничестве он составляет 10 лет. Защитник обвиняемой заявил, что Ольга Паневина не скрывалась от следствия, а просто не знала, что ее искали все годы. По словам Федора Капустина, женщина за это время лежала в больнице и много раз ездила на рейсовых автобусах и поездах из Москвы в Воронеж, но никто ее не задерживал.

– По его словам выходило, что Паневина просто уехала в Москву, потому что у нее «сложились тяжелые жизненные обстоятельства». Якобы ей негде было жить, а квартиру свою она продала, чтобы рассчитаться по зарплате с сотрудниками. По наследству ей достался дом в Колодезном, но во время раздела имущества она поругалась с сестрой и уехала. В 2011 году Паневина выписалась из этого дома и прописалась в Подмосковье. И якобы в миграционной службе никто не знал, что она была в федеральном розыске. Хотя я помню, как в 2010 году я пришла на допрос к следователю, а тут мне позвонила Паневина. Я поставила телефон на громкую связь, сказала ей об уголовном деле. На суде мы подавали ходатайство и просили вызвать в суд этого следователя, который мог бы подтвердить мои слова. Суд нам отказал, – рассказывает Ольга Гусева.

В результате суд «пришел к выводу о недоказанности факта, что с момента возбуждения уголовного дела 30.03.2010 и до момента ее задержания 12.10.2017 Паневина знала о возбужденных уголовных делах». Суд запросил информацию в МВД, но полицейские не смогли документально доказать, что женщину действительно искали. Ленинский райсуд прекратил уголовное дело 30 июля 2018 года. Пострадавшим работникам посоветовали подать гражданские иски. Бывший директор до сих пор не выплатила людям долги по зарплате. По данным управления ФССП по Воронежской области, в отношении Паневиной зарегистрировано 25 исполнительных листов. С нее пытаются взыскать от 40 рублей до 51 млн рублей.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: