10 мая 2021

понедельник, 11:53

$

74.14

89.51

Заложники дома. Историческое здание в Воронеже может не дождаться капремонта

, Воронеж, текст — , фото — Виталий Грасс
  • 5489
Заложники дома. Историческое здание в Воронеже может не дождаться капремонта Заложники дома. Историческое здание в Воронеже может не дождаться капремонта
«Дом с хлебной лавкой Пушкина» угрожает обрушиться на головы жильцов

Не все исторические здания интересны властям и общественности. В Воронеже на улице Целинной, 3, стоит «дом с хлебной лавкой Пушкина» – памятник историко-культурного наследия – который уже с трудом «тянет» до обещанного капремонта. Как и жители других подобных объектов в городе, его жильцы оказались заложниками дома: власть на законных основаниях открещивается от ответственности, и это бремя ложится на собственников. Что делать в такой ситуации, разбиралось РИА «Воронеж».

Век без ремонта

Дом с хлебной лавкой Пушкина был построен еще до революции – по разным источникам, он был сдан в эксплуатацию в 1910 или 1914 году. Как указано на сайте фонда капремонта Воронежской области, в 1917 году в нем провели последнюю реконструкцию, жители дома уточняют – последний раз ремонтные работы проводились все-таки несколько позже: в 1968 году в нем появились газ и водопровод. Построил этот краснокирпичный двухэтажный дом крестьянин-предприниматель Пушкин – на первом этаже он разместил хлебную лавку, а во дворе – пекарню. Как сообщили в управлении по охране объектов культурного наследия Воронежской области (ОКН), здание было принято под защиту государства еще в 1994 году.

Из акта технического состояния объекта, который в июне 2018 года составило управление по охране объектов культурного наследия Воронежской области, следует, что еще тогда дом находился в аварийном состоянии, начиная от фундамента, заканчивая крышей. Так, обследование показало, что трещины пошли по фасаду и кладке как снаружи здания, так и внутри, что говорит о слабости несущих конструкций. Крыша – дырявая, а старые деревья во дворе грозят вот-вот рухнуть на дом.

Как рассказал житель исторического здания Игорь Струков, решение о капитальном ремонте было принято этим же актом в 2018 году, однако региональный фонд капремонта якобы постоянно сдвигает сроки.

– Люди оказались наедине со всеми проблемами жизни и эксплуатации старого, разрушающегося исторического здания, без помощи со стороны чиновников Воронежской области, несмотря на то, что и обновленная Конституция прямо указывает на гарантии по сохранению дома как объекта культурного наследия. Дом находится на маршруте постоянных экскурсий по изучению архитектуры и истории нашего города. В интернете есть различные группы, предлагающие прогулки с экскурсоводами мимо нашего дома. Мы видим часто их группы по 15−20 человек каждые выходные. Люди интересуются историей города, что не может не радовать. Однако дом находится, по сути, в аварийном состоянии, и обрушение его объективно возможно, – пояснил Игорь Струков.

Кто кому должен?

В управлении по охране объектов культурного наследия уточняют, что в компетенции ведомства помощь в восстановлении и реставрации памятников не входит: управление не занимается ни планами по «спасению», ни финансированием. Единственное, что оно может сделать – выдать разрешение на проведение работ по сохранению объекта. Любые работы, причем под строгим надзором управления, ложатся на плечи жильцов. Это прописано в ст. 47.3 Федерального закона от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» – «собственник или иной законный владелец обязан осуществлять расходы на содержание объекта культурного наследия и поддержание его в надлежащем техническом, санитарном и противопожарном состоянии».

Как отметил историк Николай Сапелкин, работа фонда капремонта Воронежской области в данном случае – это спасение, потому что так у владельцев квартир есть шанс на проведение ремонта. В противном случае, если бы дом не был многоквартирным, реконструкцию пришлось бы проводить самостоятельно от начала до конца.

Как рассказали в фонде, любым работам на объектах историко-культурного наследия предшествует разработка научно-проектной документации, которая заказывается специализированным организациям по заданию управления. В его рамках производятся и комплексные научные исследования, и инженерные изыскания, и уже готовый проект. После вся документация подлежит историко-культурной экспертизе, и на ее основе подрядчик – опять же, специализированный – проведет реконструкцию. Это требует и много времени, и много денег. Как сообщили в департаменте ЖКХ и энергетики Воронежской области, по данным на март 2021 года, на счете дома у регионального оператора было накоплено 103,1 тыс. рублей, что составляло 69% от необходимой суммы. По нашим подсчетам, на реконструкцию потребуется порядка 150 тыс. рублей.

Региональной программой капитального ремонта предусмотрено, что дом будет отремонтирован в 2022 году – реконструкция затронет системы электроснабжения и холодного водоснабжения, фундамент, подвал, фасад, крышу и канализацию. В дальнейшем работы запланированы только на 2035−2037 годы (ремонт крыши) и 2038−2040 годы (ремонт электроснабжения). Доживет ли дом до обещанной реконструкции – вопрос открытый.

План спасения

Николай Сапелкин отмечает, что у жителей Воронежа сформировано неправильное представление об охранном статусе, который присваивается памятникам истории и культуры. Это – в первую очередь обременения для собственников, а не обязанность государства заниматься ремонтными работами.

– Охранный статус не означает, что госструктуры будут за счет своего бюджета осуществлять ремонт и восстановление. На каком основании государство должно брать на себя ремонт и содержание объектов, которые принадлежат частным лицам? Если бы речь шла о государственной или муниципальной собственности, то за счет бюджетов и проводился бы ремонт. Если бы это был объект, который стоит на балансе областного департамента культуры, и использовался по назначению, тогда бы мы могли говорить, что государство должно отремонтировать. В данном случае, это дело самих жильцов. В этом отношении все достаточно четко прописано. Иначе мы должны как в советское время муниципализировать все жилье, объявить его госсобственностью, и тогда власти будут решать, что ремонтировать в первую очередь, а что нет, – подчеркивает историк.

Краевед Ольга Рудева категорически не согласна с позицией Николая Сапелкина и отмечает, что исторические здания нужно спасать всем миром – и с помощью государства, и с помощью общественности.

– В одной и европейских стран государство оплачивает ремонт в домах-памятниках, то есть власти делают привлекательной жизнь в исторических зданиях. У нас же ситуация совершенно противоположная. Частные дома государство ремонтировать не должно, но оно должно беречь исторические объекты. Сейчас у людей очень большой интерес к историческому наследию, и я уверена, что можно найти помощников. Например, в рамках «Том Сойер Феста» был отремонтирован дом на Таранченко. Помогали кто чем мог: выполнением работ, бизнес – материалами. Дом интересный, со следами войны, и, конечно, его надо приводить в порядок, чтобы людям комфортно жилось. Культурное наследие – это не частное наследие, это наше всеобщее достояние, – считает Ольга Рудева.

Для жильцов же вариантов решения этой проблемы немного – либо набраться терпения и все-таки дождаться реконструкции от фонда капремонта, либо избавляться от такой собственности и бежать.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: