29 июля 2021

четверг, 02:03

$

73.61

86.92

Я – ровесник Росэнергоатома. Начальник смены реакторного цеха Нововоронежской АЭС

, Воронеж, текст — , фото — Виталий Грасс
  • 6532
Я – ровесник Росэнергоатома. Начальник смены реакторного цеха Нововоронежской АЭС Я – ровесник Росэнергоатома. Начальник смены реакторного цеха Нововоронежской АЭС
Александр Тихонов – в проекте о 25-летних сотрудниках концерна-юбиляра.

В 2017 году концерну «Росэнергоатом», филиалом которого является Нововоронежская АЭС, исполняется 25 лет. Если соотнести этот срок с возрастом человека, то психологи характеризуют это время как окончательный период формирования личности. В 25 заканчиваются попытки доказать свою зрелость, но появляются вопросы о верности выбранного пути.

А какими вопросами задаются молодые люди, которые работают в Росэнергоатоме и являются его ровесниками? Каких успехов они добились, как работа в концерне отражается на их личной жизни, помогает ли атомная энергетика осуществлять мечты? Ответы – в новом партнерском проекте РИА «Воронеж» и Нововоронежской АЭС. Герой первого выпуска – начальник смены реакторного цеха НВАЭС Александр Тихонов.

гр.JPG

– Александр, как проходит день начальника смены реакторного цеха. Каковы ваши обязанности?

– Основная обязанность – обеспечивать ядерную и радиационную безопасность на блоке. Персонал работает по сменам, поэтому понимание утра у нас не всегда совпадает с общепринятым. «Утро» может начаться в 7:00, в 15:00 или 23:00. Мое рабочее место не за столом, а за блочным щитом управления. Это огромный пульт, который многие наверняка видели в новостях. Отсюда можно контролировать работу реактора и основного оборудования энергоблока. Контроль ведется при помощи множества датчиков и индикаторов, передающих данные о работе систем, а также при помощи видеокадров – принципиальных схем работы оборудования, которые выводятся на экран блочного щита управления. Как правило, работа системы стабильна. Если вдруг обнаруживаются какие-либо отклонения, мы их устраняем.

Управление реактором – командная работа. У меня нет монополии на так называемую «красную кнопку» (полный останов реактора). За блочным пультом всегда находятся два человека: начальник смены и ведущий инженер по управлению реактором – оба могут нажать ее и опустить стержни-поглотители, заглушив реактор.

– Управлять инновационным энергоблоком легче или сложнее, чем блоками предыдущих поколений?

– Трудно сказать. Физические процессы, происходящие в реакторе, неизменны. Есть активные системы, для включения которых нужен человек, а есть пассивные, которые срабатывают сами под действием природных сил. Шестой блок оснащен дополнительными активными и пассивными системами безопасности. Таким образом, оборудования на энергоблоке стало больше, при этом риск нештатных ситуаций меньше.

– Как вы выбрали профессию?

– Я из семьи атомщиков, поэтому мой выбор в каком-то смысле был предопределен. Я интересовался работой родителей, постепенно увлекся физикой и ядерной энергетикой. Родители мой интерес поддержали. Сначала я поступил в специализированный класс, потом по результатам олимпиады – в Обнинский институт атомной энергетики.

– Есть мнение, что устроиться работать на АЭС практически невозможно. Так ли это?

– На Нововоронежскую АЭС постоянно принимают молодых специалистов, в том числе не из Нововоронежа. Когда руководство видит, что человек стремится работать и знает свое дело, ему непременно предоставят возможность проявить себя. Конечно, начинать придется с самых младших должностей. Это непременное условие – так все начинают. После учебы в университете я поступил на самую младшую должность – оператор реакторного отделения реакторно-турбинного цеха №2. За четыре года прошел путь до инженера по управлению реактором. Потом перевелся на энергоблок №6 в качестве начальника смены и работаю уже два года.

На мой взгляд, это правильно, что персонал, который управляет реактором, прошел все ступени. Человек должен иметь представление о работе оборудования и о трудностях, с которыми можно столкнуться. Это необходимо, чтобы в дальнейшем стать полноценным наставником, руководителем и понимать, как работать с персоналом.

– Каким был ваш первый день на АЭС?

– Первый рабочий день был несколько необычным. Мне стало абсолютно очевидно, что вузовское обучение не дает полного представления о работе. В теории мы это все проходили и видели на производственной практике, но это все равно было совсем не то. Уровень ответственности, который возлагается даже на младший оперативный персонал, очень высок. Чтобы соответствовать таким требованиям, приходится постоянно учиться – даже больше, чем в институте. Я-то думал, что сдал выпускные вузовские экзамены и свободен, но оказалось, что на рабочем месте все только начинается. Объем знаний, который необходим оперативному персоналу, в разы превышает требования вузовских преподавателей.

порт.jpg

– От вашей работы фактически зависит бесперебойное электроснабжение. А у себя дома электроприборы вы ремонтируете сами или доверяете электрикам?

– Если честно, чинить электрику дома ни разу не приходилось. После ремонта еще ничего не ломалось. Но кое-что иногда ремонтирую у родителей.

– Чем вы занимаетесь в свободное от работы время?

– Свободного времени практически нет. Если случаются часы досуга, стараюсь проводить их с женой и маленьким сыном, занимаюсь спортом. В институте я увлекался спортивным троеборьем, но сейчас просто хожу на стадион, поддерживаю физическую форму. Раньше был членом клуба парламентских дебатов. Кстати, именно там я и познакомился со своей будущей женой. Еще с большим интересом учил английский.

ум.jpg

– Говорят, что когда вы захотели выучить английский, то открыли в Нововоронеже языковую школу?

– Да. Когда я только приехал в Нововоронеж после вуза, то город произвел на меня удручающее впечатление. Он был серый, скучный, заняться здесь было особенно нечем, а я хотел изучать английский. Начал ездить в языковую школу в Воронеж, но это было неудобно. Работа по сменам не позволяла совмещать занятия с рабочим графиком. Поэтому обратился к руководителю одной из языковых школ, сказал, что хочу открыть филиал в Нововоронеже. Они, конечно, долго думали, но в конце концов дали карт-бланш на открытие филиала. У нас было четыре преподавателя. Занятия – для детей и взрослых. Каждый год мы набирали около 100 человек. Я тоже ходил на занятия и учил язык. Школа просуществовала четыре года – тогда я работал в реакторно-турбинном цехе №2. После того, как перевелся на НВАЭС-2, проект, к сожалению, пришлось закрыть, так как на него физически не хватало времени. Позже съездил в языковую школу на Мальте. Погрузился в среду носителей языка и даже научился думать на английском.

– А Нововоронеж, показавшийся вам серым и скучным, как-то изменился?

– За последние пять лет город изменился до неузнаваемости. И я рад, что в этом есть заслуга Росатома. Между госкорпорацией «Росатом» и регионом есть соглашение – часть средств выделяется на развитие Нововоронежа. Благодаря этому сотрудничеству в городе построили шикарный цветомузыкальный фонтан, облагородили тротуары, отремонтировали дома в историческом центре. Город стал красивым, опрятным – в нем приятно жить. Кроме того, в Нововоронеже отремонтировали кинотеатр и построили отличный стадион. Думаю, в будущем город будет только лучше.

ри.jpg

Партнерский материал
Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: