«Доктор, я вас вижу!» Воронежские врачи провели первую операцию по пересадке роговицы глаза

, Воронеж, текст — , фото — Наталья Трубчанинова
  • 7297
«Доктор, я вас вижу!» Воронежские врачи провели первую операцию по пересадке роговицы глаза «Доктор, я вас вижу!» Воронежские врачи провели первую операцию по пересадке роговицы глаза
Ранее кератопластику делали лишь в столичных клиниках

«Доктор, я вас вижу!» – главные слова, которые хочет услышать от своего пациента каждый хирург-офтальмолог после успешной операции по пересадке роговицы глаза. Ранее кератопластику делали только в столичных медицинских центрах, и иногородние пациенты могли годами ждать своей очереди, а значит, еще больше терять зрение. Теперь ехать в Москву не нужно: сложнейшую операцию будут выполнять в Воронежской областной офтальмологической больнице. Первую кератопластику провели здесь в среду, 15 июня. Чем уникальна операция и как быстро пациент возвращается к полноценной жизни – в материале РИА «Воронеж».

Зрение у 56-летнего воронежского пенсионера Игоря Тараканова стало стремительно падать в последние пять лет. Из-за старой армейской травмы правый глаз уже практически не видел. Если бы мужчина промедлил еще, мог бы ослепнуть совсем.

– Фокус плохой, если закрою левый глаз, правым вообще ничего не вижу. Врачи рекомендовали делать операцию. Предложили провести кератопластику в областной офтальмологической больнице, я согласился. Это моя первая операция на глаза. Волнения нет, я уверен, спокоен, надеюсь на лучшее, – поделился он.

Эта операция стала первой и для проводивших ее хирурга-офтальмолога центра микрохирургической высокотехнологичной помощи Андрея Попова и заведующего центром Александра Ролдугина. Они прошли специальный курс обучения у профессора ФМБА, доктора медицинских наук Андрея Золоторевского, который лично приехал в Воронеж курировать ход операции.

В российском медицинском сообществе Андрей Валентинович Золоторевский входит в десятку ведущих специалистов-офтальмологов и в пятерку микрохирургов, делающих послойную кератопластику, считающуюся верхом мастерства. В свое время он был учеником светила отечественной глазной микрохирургии Святослава Федорова, позже – его замом по науке.

– Оптическая система глаза состоит из двух главных частей: хрусталика и роговицы. Роговица – та часть глаза, которая вставлена в склеру, в белочную оболочку, как часовое стекло в часы. Так уж повелось, что если что-то взрывается, выплескивается, разлетается, оно попадает человеку не в нос или в щеку, а именно в глаз, в его роговицу. Именно поэтому патологии роговицы в структуре первичной инвалидности в России стабильно занимают 1−3 места, – объяснил Андрей Золоторевский.

Чаще всего патологии возникают из-за травм, химических ожогов, воспалительных заболеваний, связанных с несвоевременным обращением к врачу, неправильным или самостоятельным подбором контактных линз.

Золоторевский отметил, что сегодня все крупные офтальмологические центры перешли на операции по пересадке роговицы с применением консервированного материала. Любое лечебное офтальмологическое учреждение, которое занимается оптико-реконструктивной хирургией, должно иметь в своем арсенале возможность пересадки роговицы.

– До последнего времени в крупных областных центрах предпочитали отправлять пациентов с патологией роговицы на операцию в Москву. Воронеж хоть и недалеко находится, но все равно пациенту нужно было тратить время на дорогу, становиться в очередь, которая могла быть и год, и два. Появление возможности делать кератопластику на месте – свидетельство прежде всего роста и развития Воронежской областной офтальмологической больницы, венец всей оптико-реконструктивной хирургии. Надеюсь, вскоре кератопластика станет в Воронеже такой же рядовой операцией, как по катаракте или глаукоме, – заявил профессор.

На самом деле кератопластика – не ноу-хау в хирургической офтальмологии. В 1960–1970-е годы Россия была пионером в области операций по пересадке роговицы. Советский ученый, офтальмолог Владимир Филатов впервые в мире показал принципиальную возможность пересадки роговицы консервированным материалом. Серьезные исследования также проводились в клинике Святослава Федорова. Они подтвердили, что при ряде глазных патологий возможно проведение кератопластики с успешным результатом до 90% приживления материала. В Воронеже в середине прошлого столетия тоже проводили подобные микрохирургические манипуляции. Однако в 1990-х годах из-за несовершенства законодательной базы местный глазной банк закрыли, тем самым лишив воронежцев возможности оперироваться на месте. Теперь воронежские специалисты возвращаются к утраченным навыкам.

– В двух отделениях нашей больницы с 1980-х по 1990-е годы на постоянной основе проводились кератопластические операции. Сейчас мы возвращаемся к этому направлению как к наиболее сложному оперативному вмешательству при тяжелых повреждениях передней части глаза. Статистика показывает: сегодня все чаще у лиц молодого трудоспособного возраста наблюдается кератоконус – дегенеративное невоспалительное заболевание глаза, при котором роговица истончается и из сферической формы принимает конусообразную. Кератоконус может привести к серьезному ухудшению зрения, в следствие чего человек теряет возможность работать. Это заболевание – прямое показание для кератопластики.
Элина Масленникова
Заместитель главного врача по организации и оказанию медицинской помощи Воронежской областной офтальмологической больницы

Кроме сокращения времени ожидания, у пациентов появится неоспоримый плюс: для жителей Воронежской области операция будет бесплатной – по полису ОМС, в рамках оказания высокотехнологичной медпомощи.

– В листах ожидания у нас находятся порядка 40 пациентов в год, это достаточно много. Москва не принимает такое количество, потому что люди едут со всех регионов страны, а возможности глазных банков сильно ограничены. Но применяя данные технологии и расходный материал на месте, мы можем заказывать конкретную роговицу под каждого пациента, даже при послойной кератопластике – индивидуально, и пересаживать ее в намеченные сроки. Все пациенты Воронежского региона, нуждающиеся в данном виде помощи, будут охвачены и получат ее на должном профессиональном уровне.
Александр Ролдугин

Заведующий Центром офтальмологической микрохирургической высокотехнологичной помощи ВОКОБ

Операция длилась около 1 часа и прошла четко по плану.

Воронежских хирургов с дебютом поздравили коллеги на состоявшейся в тот же день медицинской конференции, посвященной современным видам кератопластики. Модератором встречи выступил профессор Андрей Золоторевский, слушателями стали врачи-офтальмологи областных и городских медучреждений, ординаторы и студенты кафедры офтальмологии медакадемии имени Бурденко, а также врачи районных больниц в режиме онлайн-трансляции.

Андрей Золоторевский, профессор ФМБА, доктор медицинских наук:

– Пока из Воронежа у меня прошли обучение два врача, но тут дело не в количестве, а в качестве. Офтальмология – «игра» командная, где важна взаимозаменяемость. Все участники операции: анестезиолог, медицинская сестра, хирург и операционная сестра – должны понимать друг друга без слов и работать как единый слаженный механизм.

В ходе конференции обсудили разные виды кератопластики, условно их можно поделить на два типа: сквозной и послойный. В первом случае меняется вся толщина роговицы – как у пациента Игоря Тараканова из-за запущенной формы заболевания. В послойной пересадке заменяется только часть роговицы.

Кератопластика проводится под местной анестезией и длится около 30−60 минут. На операции всегда присутствует врач-анестезиолог, который в случае продолжительного хирургического вмешательства может создать пациенту комфортные условия. Операцию делают под микроскопом только одноразовыми инструментами, позволяющими выполнить четкий разрез без так называемой «бахромы». Необходимого размера лоскут выкраивается специальным лазером. Для формирования более нежного и тонкого рубца пересадочный материал пришивают тончайшими нитями – их видно только под микроскопом.

После сквозной операции восстановление пациента происходит в течение полугода, при послойной – значительно быстрее. Иногда пациенты начинают видеть сразу после хирургического вмешательства, поскольку их собственная роговица была мутной, как фарфоровое стекло. Замененный при кератопластике материал прозрачный. Поэтому пациент уже смотрит на мир словно через слегка запотевшее стекло – и разница в остроте зрения для него кардинальная.

– Пересаживаемый материал в процессе изготовления проходит специальную обработку и проверяется на инфекции, такие как ВИЧ, гепатиты и сифилис – в случае подозрения на любое из этих заболеваний сразу утилизируется. После тщательного исследования материал помещают в специальный контейнер, заполненный консервирующим составом, который обеспечивает гарантийный срок хранения до 6 месяцев. Консервированная роговица приживается намного лучше, чем напрямую пересаженная, за счет стерильной среды.
Руслан Алиев
Руководитель ООО «Форматика»

Успех приживаемости новой роговицы зависит в том числе и от самого пациента – насколько четко он будет выполнять рекомендации лечащего врача. Поэтому послеоперационное выхаживание и наблюдение пациента – очень важная составляющая в работе доктора.

– Ответственность за свое здоровье лежит на самом пациенте – кто-то приходит к врачу за три года до того как заболеть, а кто-то доводит до неизбежного. Но ответственность врача, который первым видит этого пациента, – предупредить обо всех рисках и направить для оказания помощи в специализированное учреждение. И только пациент принимает решение: идти ему на операцию или нет, – отметила Элина Масленникова.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: