23 июня 2021

среда, 20:49

$

72.67

86.71

«Детей надо учить доброте». Воронежские эксперты – о безопасности в школах

, Воронеж, текст — , фото — Михаил Кирьянов (из архива)
  • 4973
«Детей надо учить доброте». Воронежские эксперты – о безопасности в школах «Детей надо учить доброте». Воронежские эксперты – о безопасности в школах
Как спастись в чрезвычайной ситуации и можно ли ее предотвратить

После массового расстрела детей в Казани в воронежских школах усиливают меры безопасности, ужесточают пропускной режим, инструктируют сотрудников. Что может предотвратить подобную трагедию и как действовать в чрезвычайной ситуации – пробовали разобраться корреспонденты РИА «Воронеж».

Необходима профилактика

Неделю назад, 11 мая, 19-летний преступник открыл стрельбу в казанской школе №175. Погибли две учительницы и семь детей, 23 человека ранены. Центральный аппарат СК возбудил уголовное дело об убийствах.

После трагедии мэр Воронежа Вадим Кстенин потребовал в трехдневный срок проверить воронежские школы на готовность административного персонала и сотрудников ЧОПов правильно действовать в случае нештатных ситуаций. Проверку безопасности всех воронежских школ и детсадов взял на контроль Александр Гусев.

Представители правоохранительных органов рассказали руководителям школ, как усилить охрану учреждений с помощью современной техники, о порядке работы при нештатных ситуациях и организации прохода на школьную территорию.

Директор школы №102 Алексей Фактор

– В нашей школе есть все средства безопасности, более 200 камер видеонаблюдения, кнопки вызова полиции, кнопки оповещения о чрезвычайной ситуации. Дополнительно установим электронные звонки, которые будут действовать по типу домофонов и станут еще одним препятствием для неадекватных людей. Хотелось бы также ограничить доступ не только внутрь школы, но и на ее территорию. Регулярно мы проводим учебу по поведению детей в чрезвычайных ситуациях. Рвется там, где тонко, поэтому, если преступник планирует совершить нападение, он скорее всего выберет наименее защищенный объект.

При этом Алексей Фактор отметил, что предусмотреть нападение психически больного человека или террориста на сто процентов невозможно нигде, ни в одной стране.

– Препятствовать мы можем. Но мы не имеем права, например, вооружить охрану – это запрещено в образовательной организации. При этом любая борьба с преступниками – это следствие, а необходима профилактика, – подчеркнул Алексей Фактор.

Скулшутинг – следствие травли

Руководитель городского управления образования и молодежной политики администрации Любовь Кулакова на расширенном совещании 14 мая попросила директоров всех 120 общеобразовательных учреждений Воронежа обратить внимание на содержание интернет-ресурсов и родительских чатов. А также призвала внимательно относиться к учащимся, их поведению и состоянию.

Главный внештатный специалист по медицинской психологии департамента здравоохранения Воронежской области Марина Ларских отметила, что дети обычно знают больше взрослых о том, что происходит в соцсетях, и информация о подготовке скулшутинга до них может дойти раньше.

Главный внештатный специалист по медицинской психологии департамента здравоохранения Воронежской области Марина Ларских

– Скулшутинг – это проявление агрессии, которая выплескивается на школу, учителей и одноклассников. Школьные обиды, травля, буллинг воспринимаются особенно остро, если подросток одинок, и это может привести к трагедии. С учениками нужно проводить регулярные занятия, рассказывать о признаках скулшутера не только детям, но и учителям, объяснять, что делать в случае нападения. Хотелось бы еще включить в ОБЖ и информационные занятия про интернетсуицид.

При этом главный специалист по медицинской психологии отметила, что профилактические занятия ничего не дадут без системного духовно-нравственного воспитания школьников.

– Подростки переживают духовный кризис. Отсутствие идеалов или негативные идеалы, одиночество, неблагополучные семьи, занятость родителей – все это факторы скулшутинга, – отметила также Марина Ларских.

Тест на агрессию

Директор Комплексного Психологического Центра «РОСТ» Виктория Квасова уточнила, что существуют тесты, помогающие определить степень агрессивности человека.

Директор Комплексного Психологического Центра «РОСТ» Виктория Квасова

– Вообще, агрессия – один из источников жизненной энергии, и когда она направлена в мирное русло, то помогает достигать целей: есть, например, такое понятие, как «спортивная злость». Поэтому важно, чтобы агрессия была созидательной силой, а не разрушительной. Это задача в том числе и школьных психологов.

Возможности школьного психолога в значительной мере зависят от численности детей: одно дело, когда в школе до 500 учеников и совсем другое – когда две тысячи. Тогда и документации приходится заполнять очень много.

– Мне повезло: я работала в небольших школах. Но знаю коллег, которые успешно работают и в больших детских коллективах. Они проводят занятия, помогающие сплотить класс, анализируют индивидуальные особенности детей, проводят тестирование. Если выявляются проблемы, вызывают ребенка для личной беседы, наблюдают за ним, общаются с классным руководителем, и, если нужно, встречаются с родителями. Ребенку может потребоваться помощь как школьного психолога, так и врачей психоневрологического диспансера или частных специалистов, но задача школьного психолога – выявить детей, нуждающихся в помощи, – поделилась Виктория Квасова.

Педагог-психолог Наталия Деева рассказала, что работает с детьми в возрасте от 3 до 17 лет, и в экстремальной ситуации важно прежде всего их успокоить.

Педагог-психолог Наталия Деева

– Я дам понять, что я здесь главная, тогда они сгруппируются вокруг меня, не будут разбегаться. Очень хорошо, если рядом окажется человек в форме – неважно, охранник это или даже железнодорожник, само присутствие человека в форменной одежде организует людей, для них он лидер, который знает, что нужно делать.

Наталия Деева вспомнила о ситуации, которая произошла в детском саду, когда на площадке под ее присмотром гуляли трехлетние дети.

– На территорию детского сада зашел неадекватный мужчина. Он скандалил и при этом пытался давать детям конфеты. Я разговаривала с ним вежливо, старалась соблюдать хладнокровие, улыбалась. Не давала ответной агрессивной реакции, поэтому дети были спокойны. Я их быстро собрала и увела в группу. Но после этого во время каждой прогулки мы начали играть с детьми: когда я произношу «волшебные слова» «Ребята, скорее ко мне!», они должны бежать в определенную точку. Эти слова стали якорем. Собирать детей стало очень легко – я точно знала, что все они моментально прибегут и паровозиком пойдут за мной, – рассказала педагог.

На ОБЖ должна быть практика

В школе о безопасности детям рассказывают и на уроках окружающего мира, и на внеклассных занятиях, но предмет «основы безопасности жизнедеятельности» они изучают, начиная с 5 класса. Руководитель «Школы семейной безопасности» Владислав Карташов считает, что этого недостаточно.

Руководитель «Школы семейной безопасности» Владислав Карташов

– Надо менять образовательную программу предмета ОБЖ. Как таковой безопасности там посвящается очень мало времени. Этот предмет нужно вводить с первого класса, потому что дети должны знать с ранних лет, как вести себя с незнакомыми людьми на улице, или если ты один дома, или если попал в любую чрезвычайную ситуацию. Например, как эвакуироваться, если начался пожар. Важна не только теория, но и практические занятия, на которые необходимо приглашать специалистов по безопасности, хотя бы бывших военных. Существует линейка тренингов по безопасности детей любого возраста, начиная с детского сада. Их действия в экстремальной ситуации должны быть доведены до автоматизма.

Виктория Квасова считает, что теоретически можно подготовиться к нападению, но на практике все будет иначе:

Директор Комплексного Психологического Центра «РОСТ» Виктория Квасова

– Можно проиграть все возможные ситуации, и в ходе этой подготовки какие-то навыки будут приобретены. Но нужно помнить, что все равно это только тренировка. В реальной ситуации эмоции зашкаливают. Надо быть готовым к всеобщей панике и не поддаваться ей. Если человек сохраняет спокойствие в экстремальной ситуации, то он будет лидером, сможет постараться успокоить и организовать окружающих.

Учитель математики Ольга Геннадьевна уверена, что в экстремальной ситуации многое зависит от врожденной реакции человека: один растеряется, запаникует, а другой сконцентрируется в минуту опасности.

– Помню, однажды на линейке в жару девочке стало плохо, она потеряла сознание. Я схватила ее на руки и отнесла в медпункт. Мне помогали старшеклассники, но из взрослых мужчин никто не отреагировал.

Был случай, когда агрессивно настроенный человек хотел пройти в школу. Охранника в этот момент не было, но дети заметили странное поведение этого мужчины и прибежали за мной. Он говорил, что здесь учился, и пытался буквально прорваться внутрь. Я начала с ним разговаривать, объяснять, что посторонним в школу нельзя. Тут подошел охранник, и нам вместе удалось убедить его уйти. Главное в таких случаях – удалить опасность от детей, – убеждена учитель математики.

По мнению Ольги Геннадьевны, чтобы предотвратить трагедии, недостаточно хорошей охраны в школах – нужно воспитывать детей, учить их добру.

– Подростки вообще ранимые, неуравновешенные, с нестабильной психикой. И если ребенок говорит «я всех убью», ты не можешь быть уверен, это он так шутит или действительно способен на подобное. Должна быть такая политика государства, чтобы дети с малых лет учились взаимопомощи, сопереживанию, состраданию, учились совершать добрые поступки. Тогда насилия будет меньше, – считает педагог.

Как действовать при нападении

Владислав Карташов рассказал, что делать, если вооруженный человек ворвался в школьное здание.

– Если преступник вошел в класс, надо упасть, закрыть голову, спрятаться под парту, не двигаться, по возможности – притвориться убитым.

Если нападающие находятся в школе, но далеко от класса, нужно запереть дверь и устроить баррикады из парт. Если с улицы не стреляют, надо открыть окно и знаками показать, что нужна помощь, можно что-то выбросить из окна. Лучше не кричать, так как шум может привлечь внимание агрессора.

Необходимо отключить звук телефонов, но включить геолокацию. Учителя должны снять панику среди детей, так как паника дезорганизует, приводит к нерациональному поведению и в конечном счете увеличивает число жертв. Оптимально – спрятаться и ждать помощи.

Эвакуацию через окно можно организовать, только если высота не больше второго этажа, используя для этого, например, связанные шторы. Если дети находятся на первом этаже, нужно постараться их вывести через дверь или окно, если есть такая возможность. Но нельзя бегать по зданию с детьми, перемещаться по лестницам – это огромный риск, так как большая группа детей может стать легкой мишенью.

Если преступник вас поймал, не сопротивляйтесь, выполняйте все его требования. В безвыходном положении, если на вас в упор направлено оружие, попытайтесь вывести на разговор преступника и завязать с ним диалог. Выбить из рук оружие может только подготовленный человек, учительнице или школьнику сделать это очень сложно. Если вы спасаетесь бегством, то бегите зигзагообразно, тогда целиться будет труднее.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: