31 Мая 2020

воскресенье, 03:11

$

70.75

78.55

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Осиновый

, Таловский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 37968
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Осиновый Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Осиновый Умирающий поселок поддерживают иностранцы.

Умирающий поселок поддерживают иностранцы.

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся ли эти населенные пункты на карте через 10–15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями.

Очередной выпуск спецпроекта посвящен поселку Осиновый Таловского района. Территориально он относится к Каменно-Степному сельскому поселению и находится примерно в 8 км от его центра – поселка 2-го участка института имени Докучаева.

Раньше Осиновый, где сегодня живут 13 человек, относился к Михинскому сельскому поселению, которое было упразднено в 2015 году. И сегодня поселок Михинский, до которого от крайних домиков Осинового около 2 км, – центр здешней цивилизации: тут работает магазин.

Поселок Осиновый основали в период с 1922 по 1926 год переселенцы из соседних деревень, а уже в 1929 году в нем появилось два колхоза: «17-го партсъезда» и «Память Ленина». Во времена СССР в поселке были школа, клуб, магазин, детский сад, кузница, конюшня и две фермы КРС.

Сегодня о далеких колхозных временах напоминает лишь единственная улица, носящая название Память Ленина. Она охватывает поселок двумя параллельно идущими кварталами, из которых только один покрыли асфальтом (еще в советские времена).

Об Овсянниковых, живущих в самом конце асфальтированной части поселка, можно писать книгу.

Глава семьи, 77-летний Николай Иванович, родом из Осинового, в 1970-х годах уехал в Казахстан и женился там на чистокровной немке из знатного рода Мюллеров.

Но в 1992 году Николай Иванович развелся с Ольгой Григорьевной. Она создала в Казахстане новую семью, а мужчина поехал на родину в Таловский район вместе с сыном, тоже Николаем, и его супругой Зухрой.

– Все наши дочери уже родились здесь, – рассказала Зухра. – Я сама полунемка-полутатарка. Наши дочки – Оля (ей 22 года), Берта (20 лет, названа в честь прабабки Берты Фридриховны) и Лида (19 лет) – уроженки Осинового. У Лиды сын Сережа, ему год и два месяца. А еще у нас в семье живет 20-летний Вася, тоже переселенец из Казахстана, от которого отказались родители.

В семье Овсянниковых российское гражданство имеют пенсионер Николай Иванович, его родной сын – 44-летний Николай – и приемный сын Василий. Они сумели оформить документы раньше. А дамы до сих пор являются гражданками Казахстана – у них процедура затянулась.

Старшая дочь Николая и Зухры – Оля – болеет, ей постоянно нужны лекарства, но их приходится покупать за деньги, хотя россиянам, имеющим гражданство и медицинский полис, эти медикаменты выдаются бесплатно.

– У нас море всяких бумаг с ответами из разных компетентных органов, но постоянно ездить в Таловую, а тем более в Воронеж, у нас не получается, – посетовал Николай. – Поэтому все тормозится, и временами я начинаю сомневаться, не ошиблись ли мы, когда возвращались сюда. Я иногда приезжаю в Казахстан к матери, цены там на продукты и бензин вдвое ниже. Матушка, выйдя на пенсию, со своим новым мужем построила себе дачу…

Когда Николай уезжает в Воронеж на шабашку, все его мужские дела на огороде или по уходу за скотиной достаются старшей, Ольге.

– У нас корова, поросята, овцы, раньше лошадь держали, я даже верхом на ней ездила. Лида в основном с сыном сидит. А Берта с мужем живут в соседнем поселке, иногда приезжают к нам. Домик у нас крохотный, если все собираемся, то спим на полу, – рассказала Ольга. – Работы нет даже в Таловой, тем более что мы не граждане России и станем ли ими когда-нибудь – большой вопрос.

Николай – мастер на все руки, в сарае у него полно железяк, из которых он, например, смастерил гибрид мотоцикла «Урал» и мотороллера «Муравей». Семья Овсянниковых – работящая, непьющая – никак не выберется из нужды.

– Когда уезжал отсюда в Казахстан в 1970-х, в Осиновом было примерно 150 дворов, а сейчас почти никого не осталось, – заметил Овсянников-старший. – Работы нет, безысходность какая-то сквозит. Ладно мы, старики, а молодым что сегодня делать?

Родной брат Николая – 37-летний Алексей, живущий сегодня в воронежской общаге, – зарегистрирован в брошенном доме, стоящем рядом с двором Овсянниковых. Правда, тут он бывает редко – наоборот, вытягивает старшего брата на шабашку в Воронеж.

Судьба соседей этой семьи – Волковых – тоже необычна. Ее глава, 66-летний Александр, в марте 2019 года похоронивший жену Галину, с которой прожил 43 года, живет в крепком доме вместе с дочерью Марией и ее шестилетним сыном Костиком. Мария работает поваром в детском саду соседнего поселка.

– Наша семья родом с Урала, – сообщил Александр Волков. – В 1993 году мы искали возможность уехать со своей родины, где в то время расцвел криминал, и мои сыновья Денис и Максим вполне могли свернуть на кривую дорожку. Поехали в Волгоградскую область, но люди там мне не понравились, тогда осели тут. Я по образованию инженер-металлург, а на новом месте пришлось осваивать непривычную профессию. Мы с сыном Максимом поступили в Бутурлиновское ПТУ, чтобы учиться на трактористов. Сидели за одной партой – мне 42 года, ему 18. Ребята сначала посмеивались над нами, потом привыкли.

Потом Александр вместе с Максимом работал в хозяйстве при институте Докучаева. А затем сыновья зажили своей жизнью. Максим сейчас обитает под Тулой, Денис рядом с отцом, но чаcто уезжает на работу в другие регионы России.

– Лучшие друзья человека – собаки, – уверен Александр (у него живут четыре пса и три кота, подобранные на улице, выхоженные и подлеченные заботливым хозяином). – Первые десять лет меня тянуло на родину, на Урал, а сейчас иногда приезжаю туда, и ничего не екает внутри. Теперь моя родина здесь, обидно только, что старики уходят, а молодым здешнее житье неинтересно. Их тянут города, а на земле работать сегодня мало находится охотников. А ведь Россия – аграрная страна, и от того, кто сегодня работает на земле, зависит ее будущее.

Корреспонденты РИА «Воронеж» прошли около 2 км по той части Осинового, где осели переселенцы из других регионов России. В самом конце улицы строит свое жилье сын фермера, купившего здесь дом несколько лет назад. А бывшее колхозное правление сегодня почти полностью развалилось.

По дамбе мимо небольшого изрядно заросшего пруда журналисты из Воронежа перешли на другую сторону улицы Память Ленина и попали в домик пенсионерки Шайминой, которая живет вместе с холостым сыном Алексеем. У его брата Валерия, тоже холостяка, свой дом в паре сотен метров от матери, но его журналисты не застали.

– Я всю жизнь проработала дояркой в колхозе, – рассказала 72-летняя Пелагея Ильинична. – Дед мой, Леонид Васильевич, умер в 2003 году. Мы с ним нажили двух сыновей да двух дочек, только внуков никак не дождусь.

– Я работаю на стройках в Бутурлиновке, – добавил 48-летний Алексей. – Летом дела всегда есть, зимой – по нулям. Жду теплых дней, чтобы начать зарабатывать.

На зиму хозяйка всегда закатывает по 40–50 банок овощных салатов, а картошку они с сыном почти не сажают – купить ее на зиму проще, чем ухаживать за ней целое лето. Так и живут в глуши мать, два сына да небольшой хорек в клетке, пойманный кем-то из сыновей.

А 84-летняя Татьяна Рогатнева, дом которой расположен на той же стороне единственной поселковой улицы, живет одна. Сын Александр часто приезжает из Воронежа проведать мать, постоянно зовет ее к себе, но та хочет дожить свой век в родном доме, который в 1962 году строили ее отец Василий Игнатьевич и мать Анна Петровна.

У Татьяны Васильевны двое внуков и двое правнуков, но никого из них обременять своим присутствием она не собирается.

– Мы живем вдвоем с моей козой Диной, – сообщила хозяйка. – Каждый день она дает полтора литра молока. Семейная жизнь у меня не сложилась – с мужем прожили меньше двух лет, и он ушел к другой. Так сама сына и поднимала.

В центре небольшой комнатки хозяйки стоит коробка, где подрастают цыплята. Возле них в углу комнаты гора тыкв – корм на всю зиму для Дины. Татьяна Рогатнева ежедневно варит тыквенную кашу, несет ее в сарай Дине и приговаривает: «Кушай, моя милая! Вдоволь наедайся!»

– Самое обидное, что сегодня у нас пустота, а раньше такое хозяйство мощное было! Нынче жизнь теплится лишь на том берегу пруда, где живут Овсянниковы и Волковы. Там у них и молодежь, и детки маленькие. А на этой стороне нашей улицы только старики и остались. Себя молодой помню, будто все вчера было, а теперь к зеркалу страшно подходить…

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: