15 мая 2021

суббота, 07:30

$

74

89.62

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Дубовый

, Таловский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 13890
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Дубовый Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Дубовый
Почему Чесноковы считают свой колодец волшебным.

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень Воронежской области. Журналисты пытаются понять, сохранятся ли эти населенные пункты на карте региона или исчезнут через несколько лет с последними стариками. Корреспонденты РИА «Воронеж» отправились в поселок Дубовый Таловского района, где зарегистрировано 12 человек, но постоянно живут пятеро.

Территориально Дубовый относится к Васильевскому сельскому поселению и находится примерно в 6 км от Таловой. Поселок Дубовый возник в 1908 году в связи с посадкой лесозащитных полос в заказнике «Каменная степь», расположенном к югу от Таловой. Деревья сажали жители находящегося неподалеку села Новая Чигла.

– Старожилы рассказывали, что поселок назван в честь дубовой рощи, возле которой начали селиться новоселы, – рассказал журналистам РИА «Воронеж» глава Васильевского сельского поселения Николай Сорокин.

Главная проблема Дубового – плохая транспортная доступность. К Дубовому ведет «дорога жизни» из поселка Богатырь, до которого около 1 км. Осенью и весной проехать можно только на внедорожнике.

Достопримечательностью Дубового является пруд площадью около 3 га. Он в последние годы обмелел, но рыба осталась на радость заезжим рыбакам.

В 1926 году в Дубовом было 32 двора и 162 жителя. В советское время население доходило до 200 человек.

– Это сейчас у нас мертвая тишина, а раньше шумно было, по фамилиям никто никого не звал, только по-уличному кликали. У нас были семьи Трюкача, Стрелка, Гудка, Офицера, – вспоминает 54-летний Иван Чесноков.

У Ивана и Ларисы Чесноковых два сына, оба живут и работают в Воронеже. Иван родом из Дубового. Его дед Александр Васильевич сразу после войны был председателем местного колхоза. Колхоз несколько раз переименовывали – он носил имена Калинина, Мичурина, Коминтерна. Сейчас здесь существует сельхозпредприятие, грузовики которого проезжают по единственной поселковой улице – Луговой.

– Мы живем только за счет подсобного хозяйства, – рассказал Иван Чесноков.

У Чесноковых три коровы: Красуня, Черемуха и Ластушка. Хозяева возят в Таловую постоянным клиентам творог и по 20-30 л молока. Иногда делают сыр для себя.

Магазина в Дубовом нет, автолавка не ездит. Иван говорит, что они и не нужны – он сам привозит на своей «Ниве» все необходимое. Возле дома Чесноковых столб с телефоном для вызова экстренных служб, но в него недавно попала молния. Так что местные жители рассчитывают только на мобильную связь, которая хорошо покрывает эту глухомань.

Несколько лет назад в Дубовый из Боброва приехал 64-летний Юрий Галушкин. Здесь у него что-то вроде дачного домика. Тут Юрий разводит пчел.

– Здесь очень хорошо. Для пчел – вообще раздолье, рядом столько полей! Поэтому и мед такой вкусный качаю, – говорит Юрий.

Когда корреспонденты РИА «Воронеж» приехали в Дубовый, одна из его старейших жительниц, 77-летняя Зинаида Пенькова, лежала в Таловской райбольнице. Зато другая старожил поселка, 80-летняя Пелагея Чеснокова, была дома.

Бабушка Пелагея живет со старшим сыном, 54-летним бывшим колхозным шофером Александром. У него инвалидность из-за серьезной проблемы с ногами. Мужчина ходит только с палочкой.

Младший сын Пелагеи Чесноковой, 49-летний Сергей, тоже шофер и живет в Таловой. Зато в Дубовом он держит нескольких коров и породистых овец, которых взялся разводить в 2015 году. Каждый день ранним утром Сергей приезжает доить коров.

Потом везет молоко постоянным покупателям в райцентр. Затем снова возвращается в материнский дом – поит-кормит скотину и к 14:00 едет на работу, которая у него заканчивается после 22 часов. Ночует Сергей дома, а утром снова едет к своим рогатым и мычащим.

– Раньше у нас был шумный поселок. И клуб был, и конюшня, и ферма, – вспоминает Пелагея Васильевна.

– Младший сын зовет меня переехать к нему в Таловую, да я уже жила у него. Все равно тянет меня в наш поселок. Теперь уже поздно что-то менять в жизни, тут и останусь. Пока колодец возле дома живет, и я жить буду, – уверена Пелагея Чеснокова.

Колодец с журавлем возле дома пенсионерки неглубокий – всего 5-6 м, но вода в нем вкусная. «Освященная», – говорит хозяйка, хотя его, конечно, никто не освящал.

Волшебство этого источника не только во вкусе воды, но и в том, что он не иссякает. Отсюда во времена СССР колхозные водовозы каждый день набирали по 200-300 л питьевой воды и везли ее на поля свекловичницам, комбайнерам, шоферам. И теперь младший сын хозяйки Сергей каждый день берет по 100-150 л для своей скотины. Сергей показал лунку возле колодца, образовавшуюся в 1970-е. В это место колхозные водовозы ставили бочки.

– Людей этих уже давно нет в живых, а вода все такая же вкусная, – говорит Сергей. – У нас в Дубовом никогда не было водонапорных башен, и все хозяева пользовались колодцами, но наш был самый лучший.

– Хорошо бы если б к нам провели газ, – мечтает старший сын Александр. – Дома у нас привозной, в баллонах. А ближайшие газовые сети проходят в 4 км от Дубового.

На огороде у Чесноковых растут вкусные арбузы – розовые и толстошкурые, но неожиданно сладкие с мелкими семечками.

– Дубов, почитай, у нас в Дубовом почти не осталось, зато арбузы – мед, – улыбается Пелагея Васильевна – Пробуйте!

Зимой Дорогу от Богатыря в Дубовый чистит трактор. Но и по ней – грязной после дождя или прочищенной зимой – последние жители поселка уезжать навсегда не собираются. Хотя точно знают: лет через 20 здесь останутся только их полуразвалившиеся дома.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: