Жительница Москвы Ирина Галченкова дошла до Европейского суда по правам человека после гибели сына. Женщина считает, что в смерти 20-летнего Игоря виноваты военные психологи и командиры войсковой части в Воронежской области, сообщили в правозащитной организации «Зона права» во вторник, 1 октября.

Игоря Галченкова призвали в армию в апреле 2017 года. Молодого человека отправили служить в Богучар (в/ч №91727). В октябре 2017-го солдата в составе сводного подразделения привезли на военный полигон Погоново под Воронежем. По данным адвоката от «Зоны права» Дмитрия Герасимова, там между Игорем и его сослуживцем произошел конфликт. Парень отобрал у солдата iPhone и отказался возвращать его. Игорь Галченков покинул место службы. Тело самоубийцы нашли у СНТ «Ягодка» в Левобережном районе Воронежа 3 ноября.

После этого появилось уголовное дело о доведении до самоубийства (ст. 110 УК РФ). В январе 2018-го дело прекратили из-за «отсутствия события преступления». Мама парня винит в гибели сына командиров части и военных психологов. 

– В заключении психолога сборов молодого пополнения от 8 мая 2017 года говорилось об «интровертированности и выраженной социальной дезадаптации Галченкова». Был сделан категоричный вывод: «не рекомендован к несению службы с оружием». Солдата нельзя было отправлять в наряды, заставлять нести караул, – пояснили в правозащитной организации.

Противоположный вывод военные психологи сделали в июле 2017-го, признав военнослужащего Игоря Галченкова пригодным к службе с оружием. Женщина настаивает: сына должны были отправить на углубленное обследование из-за противоречащих заключений специалистов. Однако командование части и психологи не обратили на это внимания.

– Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, проведенная после гибели Галченкова, установила: конфликт с сослуживцем по поводу телефона вызвал у солдата «состояние выраженной фрустрации с последующей деструктивной формой реагирования в виде импульсного ухода из части и возможного совершения аффективного суицида», – рассказали в «Зоне права».

Правозащитники настаивают, что есть прямая связь между действиями командования, психологов и смертью военнослужащего. Ирина Галченкова добивается наказания для виновных. Женщина считает, что российские власти нарушили ст. 2 (право на жизнь), ст. 3 (запрет бесчеловечного и унижающего достоинство обращения) и ст. 13 (право на эффективные средства правовой защиты) Конвенции о защите прав человека. До этого женщина обращалась в российские суды, но получила отказ. 

Контекст

Богучарская часть «прославилась» на всю Россию неуставными отношениями и случаями гибели солдат. С 2015 года СМИ стало известно о восьми смертях военнослужащих. 

Впервые о них сообщила «Газета.ru» в августе 2016 года. По данным издания, в конце апреля умер рядовой из Уфы, а через три месяца недалеко от части нашли тело младшего сержанта Александра Рихерта. Родственники утверждали, что у Рихерта был конфликт с одним из офицеров. В сентябре 2016-го покончил с собой сержант-контрактник, позже в госпитале умер еще один солдат.

Осенью того же года покончил с собой 35-летний стрелок мотострелковой бригады в Богучаре. Знакомые мужчины связывали его суицид с размолвкой с супругой.

В ноябре 2017 года нашли повешенным 18-летнего срочника (предположительно, речь шла об Игоре Галченкове). Через несколько дней нашли повешенным в собственном гараже 33-летнего контрактника.

Огласку получила гибель 19-летнего солдата Степана Цымбала в феврале 2019 года. Парня со связанными скотчем руками и пакетом на голове нашли в палатке на полигоне Погоново. За несколько часов до гибели солдата избил командир, у которого украли водку. Эксперты сделали неожиданный вывод о самоубийстве Цымбала. Следователи назначили психолого-психиатрическую экспертизу.  
×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter