Пандемия стала большим испытанием для бизнеса, в частности строительного. Скачки цен на материалы – «обстоятельства непреодолимой силы», как их часто обозначают в договоре, – поделили строителей на два лагеря. Одни потеряли деньги или даже бизнес, другие же пытались прикрываться финансовым кризисом, чтобы не выполнять свои обязательства.

Виктор Меркулов и Артем Никулин пытались построить дома, заключив договоры с одним и тем же застройщиком – ООО СК «Чешский проект». И оба оказались в суде, посчитав себя обманутыми (и доказали это). Директор же компании Елена Серикова обоих называет потребительскими экстремистами. Почему – разбирались корреспонденты РИА «Воронеж».

История первая. Ожидания и действительность

Загорелись мечтой

Виктору Меркулову 34 года. Он женат, отец двоих детей. Во втором полугодии 2020 года семья захотела перебраться за город, в свой дом. На Avito увидели объявление о продаже дома в одном из коттеджных поселков Рамонского района. Созвонились, приехали посмотреть.

– Женщина, представившаяся Еленой, показала дом, который уже построили и продали. Двухэтажный, просторный, красивый. И участок земли неподалеку, на котором строительство точно такого же дома было только запланировано. Дом понравился, как и обстановка вокруг. Мы загорелись, – вспоминает начало своей эпопеи Виктор Меркулов.

По словам Виктора, двухэтажный коттедж площадью 140 «квадратов» генеральный директор ООО СК «Чешский проект» Елена Серикова обещала построить за полгода. Летнюю кухню, забор и дом в черновой отделке предполагалось возвести за 4,7 млн рублей. Еще в миллион обошелся участок. Это показалось молодой паре вполне по карману – стоимость трехкомнатной квартиры, в которой они жили.

– 30 сентября 2020-го заключили договор с застройщиком. Оплатили половину стоимости дома – 2,35 млн рублей. За эти деньги строители должны были возвести «коробку» к 1 июня 2021 года, – рассказал Виктор.

«Перекрытый» договор

Семья, продав квартиру, сняла жилье и стала ждать своего коттеджа. Строительство началось только в конце 2020 года. Серикова объяснила это тем, что «строители ждут перекрытий первого этажа». Из-за пандемии заводы, которые отливают плиты, остановились, объясняла она. Потом плиты привезли, но они оказались не по размеру. Их стали отливать заново.

– Первый этаж перекрыли этими плитами только в марте. По договору дом должны были сдать уже через три месяца, но большая часть работ еще и не начиналась, – восстанавливает хронологию Меркулов.

Он рассказал, что к моменту планируемой сдачи объект стоял без крыши, без лестниц и неоштукатуренный. На вопросы заказчика директор, по его словам, лишь разводила руками: «Пандемия, подорожание, вы же сами все видите».

14 июля 2021 года заказчик и исполнитель заключили дополнительное соглашение. По новому договору стройка должна была завершиться 1 ноября 2021 года.

– Оставшуюся часть суммы мы должны были внести уже по итогу выполненных работ. Но Серикова заявила, что тянуть с оплатой не стоит, все дорожает день ото дня – мол, если мы будем придерживаться условий договора, то пострадаем больше. Мы согласились и отдали ей деньги до начала кровельных работ, – вспоминает Виктор.

Интерьерный вариант

Стройка закончилась лишь к декабрю 2021 года. Правда, спустя всего полгода новая штукатурка стала осыпаться кусками. По мнению клиентов, причиной этого могло быть нарушение технологии нанесения. Обнаружились и другие «сюрпризы».

– Появились розовые колонны, которые никак не входили в наши планы. Вместо металлического ограждения балкона – какие-то деревяшки, а металлическая лестница в доме оказалась и вовсе без ступенек. Серикова заявила, что это – интерьерный вариант. Лестница без ступенек – это, конечно, ноухау! – иронизирует заказчик.

– По договору была отмостка, на деле ее не оказалось. Так же как и забора, летней кухни и вентиляции. По договору значился ландшафтный дизайн, но по факту участок оказался даже не выровненным. Не была закончена и крыша – системы слива не оказалось. Пришлось своими силами доводить ее до ума. Канализационная труба на первом этаже была разбита. Сантехнику потребовалось полностью менять. И это далеко не все огрехи, с которыми мы столкнулись, – перечисляет свои претензии Меркулов.

Суд

Мужчина решил судиться, поскольку, по его словам, Серикова на конструктивный диалог не пошла. Он подал иск за нарушение сроков строительства и условий договора в Коминтерновский районный суд в начале 2022 года. Ответчица ни на одно из заседаний не явилась.

Суд вынес заочное решение: «За нарушение сроков и условий договора с ООО СК «Чешский проект» взыскать 394 тыс. рублей. И кроме того – компенсацию морального вреда в размере 7 тыс. рублей».

Дом без гарантии

Меркуловы пытаются достроить дом своими силами. Они уже перешагнули все лимиты, в которые планировали вложиться.

– Не дай бог никому такой стройки! Если бы можно было отмотать время назад, то, конечно, не стал бы связываться вообще с этими застройщиками. Веры им нет. Либо попробовал бы купить готовое жилье, либо занялся бы сам строительством, – вздыхает Виктор.

Дом должен был быть на гарантии, но у семьи нет документа даже об окончании его строительства, о передаче – тоже. Соответственно, никаких гарантий.

– Этот мой выигранный суд – не окончание истории. Будем судиться дальше. Будем пытаться возместить все наши убытки, в том числе и за то, что вынуждены так долго снимать жилье из-за сложившейся ситуации. Свой ущерб мы оцениваем в 1,2 млн рублей, – резюмирует он.

Впрочем, даже той суммы, что присудил суд, добиться пока не удалось.

Другая сторона

«Я чудом осталась жива!»

Корреспонденты РИА «Воронеж» связались с Еленой Сериковой, чтобы выяснить ее точку зрения. По словам женщины, год назад она закрыла свое предприятие, а в мае этого года ушла на пенсию. Ей 57 лет, но, если бы не история с Меркуловым, по ее словам, она бы еще поработала. Вот ее версия случившегося.

– С Меркуловым мы заключили договор буквально за месяц до того, как началась свистопляска с ценами. Я предложила либо перезаключить договор на новых условиях, либо просто его расторгнуть. Однако Меркулов сумел меня уговорить остаться на прежних, с удлинением срока строительства.

После того как дом мы практически достроили, меня свалил ковид. Месяц я лежала в больнице, поражение легких у меня было до 86%, чудом осталась жива. Когда я вышла, начались претензии. Хотя по факту мы просрочили стройку всего на две недели.

Для того чтобы достроить этот дом в нынешних условиях, мне пришлось вложить собственные деньги. Металл, дерево, газосиликат подорожали баснословно! Я копила на строительство собственного дома, а вместо этого чуть ли не все вбухала в дом Меркулова. Готова была услышать: «Лена, спасибо!» – а вместо этого оказалось, что он хочет за мой счет сделать еще и ремонт.

Если бы у меня не было проблем со здоровьем и я могла бы прийти в суд, то элементарно оспорила бы то решение. Меня буквально вытащили с того света, у меня, кроме ковида, два инфаркта и инсульт, – откровенничала собеседница.

На наш вопрос, были ли с ее стороны нарушения условий договора с Меркуловым, она была категорична.

– Уж ландшафтного дизайна в договоре не было точно. У него не было денег и на более простые цели. Забора тоже не планировалось. Все, что мы обещали, у него есть. Я ему совершенно ничего не должна, – отрезала Елена Серикова. – Потребительский экстремизм нас сокрушил. Заказчики тебя «раздевают» под любым предлогом: песчинку не туда положил, просрочил на пару дней. Это катастрофа! Я же устала бороться. Все закрыла, раздала все долги и больше не играю в такие игры.

Она обещала встретиться, но потом пошла на попятный: «Мне это все не нужно, хочу забыть об этой истории, как о страшном сне», – заявила она по телефону.

В банке данных исполнительных производств на фирму ООО СК «Чешский проект» значится более десяти неоплаченных производств – не только в Воронеже, но и в Татарстане.

История вторая. Фундаментальный сбой

Еще один читатель – Артем Никулин, обратившийся в РИА «Воронеж», – также столкнулся с недобросовестностью этого застройщика.

Переезд

40-летний Артем Никулин в 2018 году приехал в Воронеж из Томска вместе с семьей. Его пригласила частная клиника на должность заведующего отделением пластической хирургии. Семья решила обживаться в нашем городе.

– В Томске продали квартиру и вырученные деньги решили вложить в строительство дома. Подыскали участок в симпатичном коттеджном поселке в Рамонском районе, – делился Артем.

С Еленой Сериковой – директором компании-застройщика – он разговорился по-соседски. Их квартиры оказались в одном подъезде, поделился планами строительства. Она порадовалась совпадению: как раз этим и занимается.

– Елена Александровна очень к себе располагала. Мы проверили ее фирму по открытым источникам. Особых проблем тогда не увидели, какие-то мелочи с выплатой налогов – и все, – вспоминает Артем.

Серикова пригласила супругов в свой офис в центре города. Показала журнал, который выпускала, свои проекты. Все выглядело солидно и убедительно.

– Я хотел одноэтажный дом с двумя стеклянными стенами. Проект не был простым, но Елена Александровна уверенно заявила, что фирма сможет такой построить, – поделился Никулин.

Дом за четыре месяца

Дом – восемь на девять квадратных метров (около 100 м общей площади участка) – строительная фирма взялась построить за 3 млн рублей. Это было чуть ниже средней рыночной стоимости, что особенно вдохновило томичей.

Мужчина заключил с «Чешским проектом» соглашение.

– Договор, который мы подписали, был совершенно обычным. Там был примерный график расчетов: первая сумма выплат с моей стороны предполагала половину от стоимости. Фирма на эти деньги должна была закупить стройматериалы и начать строительство. Рассчитывался я у нее в офисе наличными деньгами – она выдавала квитанции. Весь дом Серикова обещала построить за четыре месяца. Для каркасного дома это нормальный срок, – вспоминает мужчина.

«Вы мне не доверяете?»

Фирма взяла деньги и начала строительство. Фундамент выполнили по проекту и в срок.

– Каждый этап я решил контролировать. Для этого нанял строительных экспертов, которые должны были оценивать выполненную работу. Мы пришли с экспертом в офис к Елене, и я ей его представил, сказав, что это сторонний наблюдатель, который будет мне сообщать о возможных проблемах. Серикову это разозлило: «Вы мне не доверяете? Нанимаете каких-то соглядатаев! Я с вами работать отказываюсь!» – кричала она. Я сказал: «Нет проблем, давайте расторгать договор». Мы посчитали – фундамент обошелся в 250 тыс. рублей. На тот момент мы отдали ей 1 млн 550 тыс. рублей. Предложили вычесть затраченную сумму и отдать оставшееся. Она сказала, что ничего отдавать не будет, отправив нас в суд, – вспоминает начало конфликта Никулин.

В марте 2020 года он подал на ООО СК «Чешский проект» в суд Ленинского района.

Серикова пыталась снизить стоимость иска, подав апелляцию на решение районного суда в областной. В итоге суд вынес решение: выплатить Никулину 1,5 млн рублей (кроме самой суммы долга, были включены все компенсации и судебные издержки). Окончательное решение было принято в ноябре 2020-го. Документы имеются в распоряжении редакции РИА «Воронеж».

Суд без дела

По словам Артема, несмотря на выигранный суд, за два года вернуть свои деньги у него так и не получилось.

– Мы отдали судебное решение приставам, и на этом все замерло. Имущества на фирме Сериковой нет, уставной капитал – 10 тыс. рублей. Силовая структура, которая должна гарантировать исполнение судебного решения, лишь беспомощно разводит руками, – вздохнул он.

По его словам, у Сериковой есть офис, машина, какое-то имущество, и при желании получить с нее полтора миллиона – не проблема.

– Она говорит, что ликвидировалась. Это неправда! Если бы это произошло, то было бы зафиксировано в ЕГРН. Там же все по-прежнему. Я консультировался с юристами – ей невыгодно ликвидироваться, потому что в этом случае долг предприятия ляжет на нее, – считает Никулин.

Он провел эксперимент: знакомый позвонил предпринимательнице, попросив построить ему дом. Серикова, с его слов, якобы немедленно откликнулась и готова была начать стройку «хоть завтра».

Никто не может помочь

– Я приходил к приставам, чтобы получить документы на банкротство Сериковой. По закону я имею на это право, но это стоит немалых денег. Хотя дело тут даже не в деньгах: сейчас наложен мораторий на банкротство. Кроме того, приостановлены все штрафные санкции на предпринимателей из-за пандемии. Дескать, из-за нее они сильно пострадали и надо дать им шанс подняться, – отметил Артем.

Мужчина, который хотел построить дом, остался и без дома, и без средств.

– Несмотря на такую очевидную ситуацию, ни одна из правоохранительных структур помочь мне не может. У меня вот такая пачка отказов из всех организаций, куда я писал: полиции, следственного комитета, прокуратуры. Везде мне отвечали, что это гражданско-правовые отношения и состава преступления нет, – сокрушается он.

Уже после того как Артем Никулин стал потерпевшим, он начал пристально интересоваться деятельностью Елены Сериковой.

– Забил в поисковике слово «Чешский град» и наткнулся на общегородской форум, который в 2006 году делился в том числе и негативными отзывами о работе Елены Сериковой, – подчеркнул он.

Мы тоже поискали отзывы в интернете на фирму уже «Чешский проект» («Чешский град» – это прежнее место работы Елены Александровны. – Прим. РИА «Воронеж»). Их там много – и позитивного в них мало. Наиболее типичные, опубликованные на различных форумах еще с 2016 года, изобилуют эмоциональным выражением недоверия, возмущения, сарказма и пожеланиями потенциальным заказчикам не пользоваться услугами этой компании. «К несчастью, проверено на себе», – пожалуй, одно из нейтральных высказываний недовольных клиентов.

Не конец истории

Артем водит нас по своим непостроенным апартаментам, по заросшему бурьяном участку.

– Вот здесь должна быть кухня-гостиная, тут – ванная комната, здесь – две спальни, потолки высотой 4,2 м, – уныло перечисляет он достоинства своего непостроенного жилья. – Здесь хорошее место – недалеко от города, лес, комфортный коттеджный поселок со всей инфраструктурой. Тут озеро, фонари, асфальт.

Семья смогла купить себе небольшую квартиру, но на идее дома крест пока не поставила. Впрочем, теперь рассматриваются уже варианты только готового жилья. Еще раз проходить эпопею с застройщиками Никулины не готовы.

Потребительский экстремизм или нет? Мнение и советы эксперта

Ольга Синельникова, юрист по жилищным вопросам:

– В описанных случаях – ни намека на потребительский экстремизм. Напротив, это классический обман потребителя. Главный признак – нет подписанного акта выполненных в положенный срок работ, качество которых соответствует условиям договора. Потребэкстремизм – это, например, получить идеально отстроенный дом с опозданием на месяц, и за просрочку в 30 дней взыскать с застройщика неустойку в размере всей цены строительства. Хотя это бы соответствовало закону, но было бы несправедливо по отношению к застройщику. Здесь же люди не получили своих домов вообще, оплатив полную их стоимость.

По мнению Ольги Синельниковой, недобросовестные строители часто вынуждают заказчиков оплачивать почти все работы на начальном этапе, из-за чего те и не могут впоследствии отказаться от услуг, даже если проблемы становятся очевидны.

– Самое надежное, что может защитить заказчика строительства, – это заключать отдельный договор на каждый этап работ и оплачивать частями строго пропорционально. А после приемки очередного этапа решать, стоит ли продолжать строительство с этой компанией или искать другую. Заключать же договор под ключ и платить авансом большую часть стоимости – это, к сожалению, громадный риск, – полагает специалист.

Еще одна рекомендация юриста по жилищным вопросам – просить у подрядчика подробную смету строительства, которая становится частью договора.

– Тогда ваш строитель не будет голословно утверждать, что «все страшно подорожало». По закону подрядчик вправе требовать пересмотра сметы, если по не зависящим от него причинам стоимость работ возросла более чем на 10%. То есть ему придется цифрами доказывать вам подорожание, – пояснила Ольга Синельникова.

Кроме того, юрист напомнила о том, что 1 октября истекает срок моратория на банкротство. Этот запрет лишает потребителя права обращаться в суд с заявлением о несостоятельности недобросовестного исполнителя, давая возможность последнему избежать ответственности.

– Самое время готовиться к решительным действиям. После признания компании-застройщика банкротом ее директора можно привлечь к ответственности, тогда он будет расплачиваться по долгам уже за счет своего личного имущества, – заключила эксперт.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».