Выживут только бюджетники? Как воронежские театры переживают временное закрытие

, Воронеж, текст — , фото — Воронежский Дом журналистов
  • 11679
Выживут только бюджетники? Как воронежские театры переживают временное закрытие Выживут только бюджетники? Как воронежские театры переживают временное закрытие
Об убытках, сорванных премьерах, господдержке и больших надеждах

Руководители воронежских театров собрались в областном доме журналистов в понедельник, 8 ноября, чтобы обсудить деятельность театров в период, пока им не разрешили открыться. Художественные руководители Михаил Бычков (Камерный театр) Владимир Петров (драматический театр имени Алексея Кольцова) и Борис Алексеев (Никитинский театр) попытались разобраться в сложившейся ситуации и предложили пути ее решения.

Театральный локдаун

Михаил Бычков, художественный руководитель Камерного театра:

– Ситуация непростая со всех точек зрения, нас волнует судьба творческих коллективов и взаимоотношений со зрителями – зритель завоевывается годами, а контакт с публикой теряется очень быстро. Нас волнует здоровье и наших сотрудников, и наших зрителей. Мы сделали все, чтобы воронежские театры были готовы к работе, несмотря на все сложности.

Владимир Петров, художественный руководитель театра драмы имени Алексея Кольцова:

– Мы все столкнулись с уникальной ситуацией, которой не было со времен чумы и испанки. Неизвестность, с которой мы имеем дело, и меры, которые предпринимаются для того, чтобы ее победить, во всем мире стопроцентной гарантии и стопроцентных результатов не приносят. Все стараются ограничить распространение болезни и не то чтобы устранить, но встроить ее в нашу общую систему координат. Для нас это очень тяжело, потому что мы остались без зрителей, без работы, без наших контактов, без наших планов. Ситуация даже тяжелее, чем в первый локдаун, когда без веской причины нельзя было выходить на улицу. Сейчас, с одной стороны, легче, с другой, не совсем понятно. Наши переболевшие сотрудники рассказывают, что больницы и врачи сильно перегружены. В ближайшее время примут решение, открывать ли театры. На решение оперштаба мы не можем повлиять, но мы делаем все возможное: пускаем в зал по QR-кодам, заполняем залы на 50%, установили обеззараживатели воздуха, измеряем температуру, после каждого звонка просим всех оставаться в масках. Единственный выход из ситуации – призыв прививаться. В странах, где привились 80−90% населения, ситуация гораздо легче. Призываю всех, кто любит театр: прививайтесь, господа, прививайтесь. Потому что мы без вас умираем, теряем профессию и смысл жизни. Когда ты чувствуешь, что не нужен, руки опускаются.

Михаил Бычков отметил, что в Камерном театре привиты 90% работников:

– Мы прекрасно понимаем ответственность и со стороны сотрудников сделали все, чтобы никакого распространения инфекции быть не могло. Со стороны зрительного зала ввели отчасти дискриминационную, но необходимую меру – вход в театр только QR-кодам. В театр приходили здоровые и вакцинированные люди, для них проводили спектакли здоровые и вакцинированные артисты, при этом все-таки соблюдалось 50%-ное заполнение. Хотя изначально систему QR-кодов ввели для самых кассовых московских спектаклей с целью сохранения 100% заполняемости. Потом «предохранение» сделали двойным и в федеральных театрах. Наверное, серьезность момента это оправдывает.

Какие убытки понесли театры

Михаил Бычков, художественный руководитель Камерного театра:

– Мы с пониманием отнеслись к введению нерабочих дней. Мы не работали в течение двух недель – это конкретные убытки: с 26 октября по 7 ноября Камерный театр потерял более 3 млн рублей выручки за проданные билеты. Эти деньги теперь мы не можем направить на новые постановки, не можем доплачивать сотрудникам – больше 50% зарплаты составляют наши собственные доходы. Человеку нужна надежда, какая-то цель, позитив в жизни не меньше, чем хлеб или лекарства, и в этом смысле социальная деятельность театров очень велика. Театры не закрывали в войну, хотя, казалось бы, было совсем не до искусства... Жизнь – это не просто ходить на работу и в магазин. Это еще что-то.

Владимир Петров затруднился назвать сумму убытков, которые понес драматический театр, но рассказал, что после отмены спектаклей и возврата билетов театральные кассы остались пустыми:

– Когда мы не зарабатываем деньги, естественно, мы живем плохо, это касается всех. Мы напрямую зависим от работы. Но у нас хотя бы есть господдержка. Помните фильм «Выживут только любовники»? Надо снять фильм «Выживут только бюджетники».

Борис Алексеев, художественный руководитель Никитинского театра:

– Выпадающие доходы за этот период составили около 600 тыс. рублей. Это очень большая цифра. Но, кроме цифр, это еще и репутация, взаимодействие со зрителями, общее настроение. Это выстраивается годами. Публика завоевывается очень долго.

Михаил Бычков заметил, что небольшие театры могли бы работать без опасности для зрителей:

– В Никитинском театре всего 100 мест. При 50%-й заполняемости – 50. А если убрать всего одно место и оставить 49, то по действующему законодательству это даже не будет являться массовым мероприятием. Никитинский театр не получает господдержки... Театр драмы при 50%-ном ограничении вмещает 150 зрителей...

Борис Алексеев, художественный руководитель Никитинского театра:

– Буквально две недели назад наш театр летал в Новосибирск: 200 человек четыре часа сидели в замкнутом пространстве в самолете. В Никитинском театре самый длинный спектакль длится три часа, который смотрят 50 человек в масках. У меня в театре вакцинированы 90% сотрудников. С сентября 2020 года в театре есть метки в 1,5 м социальной дистанции, стоят санитайзеры. Мы сразу же ввели QR-коды, чем заслужили массу негатива, то есть потеряли часть аудитории. Но последние две недели произвели катастрофический эффект. Человек, сдавший билеты в театр, вернется туда очень нескоро – так психология устроена, есть барьер.

Пища духовная и пища земная

Борис Алексеев согласился с тем, что в сложные периоды жизни страны именно живое искусство помогает поддерживать эмоциональный тонус.

– При отсутствии досуга в обществе усиливается тревожность, депрессивные состояния. Психологическое здоровье граждан тоже влияет на силу иммунитета. Мы не отказывались от планов, потому что надеялись, что все откроется. Сегодня должна была быть одна премьера, завтра – вторая. Мы продолжаем репетиции. Мы до сих пор надеемся и не отменяем даже завтрашний показ, люди купили билеты. Премьера хорошая получилась, вчера был генпрогон...

Другая проблема Никитинского – грант Министерства культуры на постановку «Собачий вальс»:

– По условиям гранта, до 12 декабря мы должны отыграть 12 репертуарных спектаклей. Пандемия уже отняла три спектакля, как только все откроется, нужно будет делать замены, чтобы успеть в этот график. Но мы также обнаружили в этом договоре по гранту, что ковидные ограничения не являются форс-мажором. То есть, если мы не отыграем эти 12 спектаклей в срок, мы должны будем вернуть грант в полном объеме – это наш полугодовой бюджет. Мы и так летом чуть не закрылись, а через два месяца попали в точно такую же ситуацию, – отметил худрук театра.

Михаил Бычков, художественный руководитель Камерного театра:

– Наши учредители, наш департамент культуры, по возможности старается нас поддерживать. В этом году мы недополучим половину зрительского бюджета – более 20 млн рублей. Департамент направляет на поддержку Камерного театра 3 млн рублей, я очень им благодарен за это. Надеюсь, это не последняя помощь, потому что потери не прекращаются. Но нужно обратить внимание на негосударственные театры нашего города. Театральная жизнь должна развиваться не только в монументальной форме государственных учреждений. Я очень хотел бы, чтобы в Воронеже театров становилось больше, открывались независимые площадки, существовали различные формы поддержки такой деятельности как со стороны государства, так и со стороны города, и, конечно же, меценатов и благотворителей. Очень хотелось бы, чтобы беда, которую мы переживаем, не стала причиной гибели независимых театров.

– Открыть и закрыть театр – это не выключатель повернуть. Театр объявляет репертуар. Зрители соотносят свои жизненные планы с афишей, заранее приобретают билеты – в наш театр проданы все билеты до конца ноября. Те 15 отмененных спектаклей мы уже не повторим и никуда не передвинем, потому что есть другие спектакли, на которые тоже проданы билеты. Если нас откроют, допустим, завтра, мы сразу же готовы возобновить показы. Но так не во всех театрах, – заметил худрук Камерного театра.

Михаил Бычков добавил:

– Завтра у нас намечена премьера, а послезавтра – спектакль «Трамвай «Желание», который играется раз в месяц, на который из Москвы специально приезжает Ирина Гринева. И который зрители ждут месяцами. Это Уильямс – важная вещь, которая кому-то помогает жить. Я также беспокоюсь о нашей общей премьере – «Собачьем вальсе». Спектакль еще не устоялся, не окреп, его нужно играть. Один раз мы играли его в пустом зале для меня, просто, чтобы поддержать в нем жизнь и те тонкие внутренние вещи, на которых он построен. Но прошло уже много времени. Еще не родившись, спектакль разрушается. Мы также очень просим учитывать разные форматы спектаклей: у нас есть большая и малая сцены, есть сцена на минус первом этаже, где при 50%-м ограничении присутствуют только 20 зрителей. Также в драмтеатре есть большая и малая сцены, в театре оперы и балета есть формат работы в фойе.

Владимир Петров, художественный руководитель театра драмы имени Алексея Кольцова:

– Нас хоть как-то поддерживает государство, а для Бориса это катастрофа – люди работают на чистом энтузиазме, что вызывает огромное уважение. Наши слова – это просьба, а не бунт, не шествие антипрививочников во Франции. Мы самые активные прививочники! Мы просто просим помочь. Вы знаете, как расхолаживающе, развращающе действует на артистов отсутствие работы? Особенно в бюджетных театрах. Ты сидишь дома, с голоду не умираешь. Зачем потеть на сцене, рвать душу, плакать, смеяться, вообще выходить из дома, бросая теплые тапки? Раньше артисты выходили на сцену больными, даже умирали на сцене – вспомните Соломина, Миронова. Святость этого дела, невозможность отменить даже не работу – соучастие в творчестве, были фундаментом театра. Сейчас, есть у меня такое ощущение, этот фундамент размывается. Всякий орган нуждается в упражнении: обездвижь руку на полгода – и не сможешь ложкой в рот попасть. Так же и в театре.

За час до встречи руководителей театров оперштаб сообщил, что санитарно-эпидемиологическая ситуация в Воронежской области не позволяет возобновить деятельность учреждений культуры с понедельника, 8 ноября. Возможность поэтапного возобновления деятельности музеев, театров, концертных залов и библиотек с субботы, 13 ноября, рассмотрят на ближайшем заседании оперштаба. При этом останется в силе решение о наполняемости залов на 50%, принятое до коронавирусных «каникул».

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: