15 Сентября 2019

воскресенье, 14:59

$

64.47

71.53

«Сделать невозможное». Как воронежские врачи спасают младенцев с врожденной патологией

, Воронеж, текст — , фото — Виталий Грасс
  • 3267
«Сделать невозможное». Как воронежские врачи спасают младенцев с врожденной патологией

Кардиохирурги оперируют детей с пороками сердца с первых дней их жизни.

Ежегодно в Воронежской области выявляют более 250 детей с врожденными пороками сердца, требующими оперативного вмешательства. Из них около 30% – с критическими пороками. Специалисты перинатального и кардиохирургического центров Воронежской областной клинической больницы №1 рассказали, как в регионе спасают младенцев с первых дней жизни, что мешает выявить патологию во время беременности и может ли ребенок с врожденным пороком выздороветь полностью.

Как часто оперируют младенцев с пороками сердца?

Количество таких операций в регионе за последние годы увеличилось более чем в три раза. Высокотехнологичная помощь новорожденным стала более доступной для жителей Воронежской области с появлением кардиохирургического центра областной клинической больницы №1 в 2011 году. В комплексе ежегодно проводят более 3 тыс. операций на сердце и магистральных сосудах (в 2017 году – 3,4 тыс.), из которых более 850 – на открытом сердце.

В 2017 году в Воронежской области прооперировали 183 ребенка с врожденными пороками сердца, в 2016-м – 185 детей. По словам главного внештатного кардиохирурга ЦФО, руководителя кардиохирургического центра ВОКБ №1 профессора Сергея Ковалева, без операций 70% детей с тяжелыми пороками сердца умерли бы в первый год жизни. Сейчас врачам удается помочь 97% из них. Оперативное вмешательство проводится в первые недели и даже дни жизни ребенка. В последние годы это стало возможно благодаря перинатальной (внутриутробной) диагностике и проведению перинатального консилиума с участием специалистов ОДКБ №1, перинатального и кардиохирургического центров.

Можно ли узнать о патологии во время беременности?

Первый скрининг в женской консультации делают уже на девятой неделе беременности. Процедуру проводят не только в Воронеже, но и в районах области. Женщин, у которых есть вероятный дефект развития плода, приглашают в областной перинатальный центр. Их обследуют – если диагноз подтверждается, то ставят на особый контроль. Роды проходят также в перинатальном центре. Сразу после появления ребенка на свет с малышом работают кардиологи и кардиохирурги.

– У нас, к сожалению, только 72% женщин становятся на учет по беременности и проходят все необходимые обследования. Поэтому есть случаи, когда диагноз ставится уже после рождения. Кроме того, внутриутробно не всегда можно заметить дефекты – ребенок во время УЗИ может находиться не в том положении, иногда плацента закрывает обзор. Поэтому скрининги во время беременности проводятся неоднократно, – рассказала детский кардиолог кардиохирургического отделения №1 Елена Коросан.

Почему важно выявить порок вовремя?

В детской кардиохирургии многое зависит от скорости проведения обследования. Факторы времени и правильной диагностики существенно влияют на результат хирургического лечения. При внутриутробной диагностике врачи готовы провести операцию в первые сутки после рождения ребенка.

– Акушеры-гинекологи предупреждают нас заранее, что ждут рождения ребенка с патологией. Сразу после родов ребенка осматривает детский кардиолог, проводится УЗИ сердца. Младенца сопровождают реаниматологи. Так, в течение суток уже есть полный диагноз. Мы понимаем, как правильно проводить лечение, будь оно консервативным или оперативным, – рассказал детский кардиохирург Сергей Быков.

По словам медиков, когда на стадии беременности не удается диагностировать патологию, а ребенок рождается в муниципальном районе Воронежской области, к кардиохирургам он попадает через неделю или две. Упущенное время усложняет лечение. Еще сложнее ситуация становится, когда ребенку диагноз ставят через несколько лет после рождения.

– Недавно мы прооперировали детей в возрасте двух и трех лет, которым впервые поставили диагноз. Они были в достаточно запущенном состоянии. Если затянуть с хирургическим вмешательством, легкие начинают перегружаться, сосуды реагируют стойким спазмом. Поэтому после операции сердце может не выдержать избыточной нагрузки – одно дело, когда оно прокачивает кровь через эластичные сосуды, а другое – когда через «бетонные», – рассказал Сергей Ковалев.

В каких случаях врачи советуют сделать аборт?

Перинатальная диагностика также позволяет беременной женщине сделать выбор – оставлять ребенка с серьезной патологией или нет. В некоторых случаях врачи сами рекомендуют женщине сделать аборт.

– Моей коллеге диагностировали патологию плода. Там был очень серьезный порок сердца. Я убедил ее прервать беременность. Сейчас она ждет другого ребенка, абсолютно здорового. Патологию видно уже на 13-14 неделе беременности. Это не только пороки сердца, но и другие аномалии развития, которые в дальнейшем несовместимы с жизнью. В таких случаях, конечно, надо прерывать беременность. Женщины это понимают, – пояснил Сергей Ковалев.

Однако часто женщины настаивают на сохранении беременности. В некоторых случаях врачам буквально удается сделать чудо.

– В моей практике была женщина в возрасте более 40 лет. Она очень хотела иметь ребенка и отказалась от прерывания беременности, зная, что у плода порок сердца. Мы провели три операции. Сейчас ребенку уже три года, хотя порок был несовместимым с жизнью. Таких детей много. Всегда приятно видеть, как они растут. Есть дети, которым мы делали неотложные операции в младенчестве, а сейчас они уже идут в школу, – отметил Сергей Быков.

Елена Коросан отметила: иногда врачам «удается сделать буквально невозможное».

– У ребенка еще перинатально диагностировали комплексный тяжелый порок сердца. Мама решила сохранить беременность. Операцию малышу провели на первой неделе жизни. В общей сложности он пережил трехэтапную коррекцию. Это позволило привести сердце в более или менее нормальное состояние. Сделать его полностью здоровым – таким, каким оно должно быть в идеале, – невозможно, но мы приблизились к этому, – вспомнила Коросан. – С тех пор прошло три года. Ребенок прыгает, бегает. Я случайно встретила его в детском спортивном центре, куда вожу сына. Бабушка нашего пациента рассказала мне, что семья была буквально вынуждена отдать мальчика в секцию, так как он очень активен. «Иначе он просто разнесет весь дом», – сказала мне она. И это ребенок, который перенес три тяжелые операции на сердце, долго лежал в реанимации после первой. Мне кажется, фамилию этого мальчика знает каждый сотрудник нашего кардиохирургического центра. Таких детей мы воспринимаем уже как своих.

Может ли младенец выздороветь полностью?

Во многих случаях операции у новорожденных позволяют сделать ребенка абсолютно здоровым. Например, дефект межпредсердной перегородки (при этом пороке имеется большое отверстие в перегородке, разделяющей правое и левое предсердия) лечится полностью. Только в первые три-четыре месяца после операции, когда заживает грудная клетка, врачи рекомендуют ограничить активность ребенка. После этого пациент возвращается к нормальной жизни и ничем не отличается от других детей.

Однако при сложных комплексных пороках детям приходится переживать несколько операций. В отдельных случаях количество этапов хирургической коррекции доходит до пяти. Такие дети совершенно здоровыми уже не будут.

– Мамам очень тяжело. Легче, когда мы говорим, что проведем операцию, после которой с ребенком все будет хорошо. Но бывает, что необходимы три-четыре операции. С такими родителями работает психолог – помогает, консультирует, – рассказала Елена Коросан. – Это важно и для мам недоношенных детей, которым приходится жить в перинатальном центре несколько месяцев. Женщина, которая недавно выписалась, рассказывала мне, что на всю жизнь запомнит звук работы пульсоксиметра (прибор, определяющий степень насыщения крови кислородом. – Прим. РИА «Воронеж»). Она уверена, что этот звук будет сопровождать ее всегда. Поэтому психологическая помощь важна. Серьезную поддержку оказывают и доктора. Мы сами проживаем каждый случай, знаем всех детей.

Сложнее всего, когда у детей пороки сердца совмещены с другими патологиями.

– Есть случаи, когда ребенок рождается недоношенным или у него генетический синдром, порок развития других органов. Это самая сложная группа больных, – добавил Сергей Быков. – В таких ситуациях требуется мультидисциплинарный подход. Сначала выполняется операция, которая позволяет сохранить жизнь ребенку, а уже потом проводятся остальные. На следующий месяц у нас запланирована операция ребенку, у которого была тяжелая аномалия кишечника. После операции на кишечнике мы проведем хирургическую коррекцию сердца. Иногда бывает наоборот – сначала мы корректируем сердце, а потом проводятся операции на другие органы.

Все ли операции можно сделать в Воронежской области?

Воронежские врачи научились делать практически все необходимые операции. Для родителей это большой плюс: не надо ехать в незнакомый город, родственники могут поддержать, а главное – не будет осложнений, которые могли бы возникнуть при транспортировке.

Но в некоторых случаях пациентов целесообразнее направить в Москву. К примеру, когда речь идет о комплексном пороке сердца, о легочной гипертензии (группа заболеваний, характеризующихся прогрессивным повышением легочного сосудистого сопротивления, что ведет к правожелудочковой недостаточности). В столичном Научном центре сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева есть специальные отделения, которые занимаются такими случаями.

Где дети проходят реабилитацию после операции?

В Воронежской области пока не решена проблема реабилитации детей с пороками сердца после хирургического вмешательства – нет специализированного отделения.

– После операций детям требуется серьезная реабилитация. Сейчас получается так, что малыши, которых мы оперируем, практически уходят в никуда. Есть дети, которым нужно несколько этапов хирургической коррекции. Между ними ребенка следует сопровождать. Для этого должны быть созданы специализированные отделения в детской больнице, в санаториях, – рассказал Сергей Ковалев. – Пока у нас работают программы реабилитации взрослых больных после операций на сердце, после инсульта, после травм. Детской реабилитации, по сути, нет. А это очень важное направление. Дело в том, что реабилитация включает в себя не только медикаментозную терапию, но и определенные физические нагрузки, плюс ребенку требуется социализация.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: