7 мая 2021

пятница, 09:43

$

74.58

89.68

«Полиция бессильна». Почему поджигатели машин в Воронеже остаются безнаказанными

, Воронеж, текст — , фото — из архива
  • 5643
«Полиция бессильна». Почему поджигатели машин в Воронеже остаются безнаказанными «Полиция бессильна». Почему поджигатели машин в Воронеже остаются безнаказанными
За год из 77 уголовных дел правоохранители направили в суд лишь 8.

Информация о горящих автомобилях появляется в оперативной сводке регионального ГУ МЧС почти каждый день. По данным управления, примерно в 30% случаев причиной пожара становится поджог. В 2017 году правоохранители возбудили 77 уголовных дел о сгоревших автомобилях. До суда дошло только восемь дел, 69 остались нераскрытыми. Корреспондент РИА «Воронеж» разбиралась, почему правоохранители так редко находят поджигателей.

Преступление средней тяжести

макин.jpeg

По данным полиции, за полтора месяца 2018 года в регионе уже сгорело шесть машин: пять в Воронеже и одна в Павловском районе. Однако в последние пять лет полицейские все равно отмечают уменьшение количества поджогов. Как рассказал замначальника управления уголовного розыска ГУ МВД по Воронежской области Алексей Пенкин, в 2015 году было 117 поджогов машин, в 2016 году – 93, а в 2017 – уже 77.

В целом областной центр лидирует по количеству таких преступлений из-за того, что здесь больше машин и стихийных парковок во дворах. Обычно поджигатели отправляются на дело в темное время суток, прикрыв лицо капюшоном или козырьком кепки. Никакой связи с сезоном силовики не находят: машины горят и летом, и зимой, и весной, и осенью.

– Один из факторов, который провоцирует поджоги машин, – несанкционированная парковка во дворах. Мало где есть камеры видеонаблюдения или охрана.
пен.jpg
Алексей Пенкин

замначальника управления уголовного розыска ГУ МВД по Воронежской области

Полицейские квалифицируют действия преступников по ч. 2 ст. 167 УК РФ (умышленные уничтожение или повреждение имущества путем поджога). Поджигателям грозит до 5 лет лишения свободы или принудительных работ. Правда, суды почти никогда не назначают за поджоги машин реальные сроки. А надежды, что преступников найдут, мало.

– Уголовные дела по ч. 2 ст. 162 УК РФ – это преступление средней тяжести. То есть у полицейских нет оснований делать запрос на отслеживание телефонов, которые «засветились» в нужное время у сгоревшей машины. Такое возможно, только если совершено тяжкое преступление. Здесь суд откажет, чтобы не допускать вмешательства в личную жизнь, поэтому полиции приходится действовать привычными методами.
Хабаров.JPG
Роман Хабаров

правозащитник, бывший участковый уполномоченный полиции

Хулиганы в прошлом

пр.jpeg

Полицейские отмечают, что в действиях поджигателей нет системы: в 2017 году в регионе не было ни одного уголовного дела о серийных поджогах. По словам силовиков, дела о поджогах автомобилей хулиганами в последнее время – большая редкость. Чаще всего мотивы преступников связаны с личной неприязнью или профессиональной деятельностью. В 2017 году было несколько случаев поджогов машин психически больными людьми.

– Ушли в прошлое преступления, когда подросток угнал машину, покатался и сжег. Это было популярно в 2008-2009 годах. Тогда каждый месяц мы возбуждали по 10-12 таких дел. То ли эти люди уже выросли, то ли приоритеты молодежи поменялись. Зато сейчас участились поджоги, с помощью которых родственники или коллеги выясняют отношения, делят бизнес. Это примерно 65% всех преступлений. В прошлом году в Репьевском районе был один случай поджога из ревности: мужчина спалил автомобиль бывшей жены. Следующая по значимости цель поджога машины – замести следы другого преступления (угона). Это около 13,5% всех уголовных дел, – рассказал Алексей Пенкин.

Роман Хабаров выделил несколько категорий поджигателей чужих машин: психически неуравновешенные люди, склонные к пиромании; хулиганы или подростки, которые жаждут подвигов и не знают, чем себя занять; «мстители» (причины варьируются от ревности до старых судебных споров). Кроме того, на преступление могут пойти и соседи, развязавшие войну из-за места на парковке во дворе.

– Я не склонен сводить все случаи поджогов в одну систему: мотивы действий поджигателей слишком разные. Судя по всему, такого же мнения придерживаются и полицейские, раз не объединяют дела о горящих машинах в одно производство, – считает экс-полицейский.

Трудное дело

ол.jpg

Все дела о поджогах машин объединяет сложность в расследовании.

– Обычно такие преступления носят неочевидный характер. Трудность и в том, что их совершают в темное время суток. Кроме того, огонь уничтожает все следы преступления – емкости с горючей жидкостью и следы на самом автотранспорте.
кук.jpg
Александр Кусенев

старший следователь по ОВД ГСУ ГУ МВД России по Воронежской области

Бывает, что и сам хозяин подожженной машины мешает работе оперативников: скрывает, что у него есть серьезный конфликт с кем-то из коллег, родственников или знакомых.

В итоге полицейские прибегают к стандартным методам отработки: проводят поквартирный обход, общаются с ранее судимыми за такие преступления и местными наркоманами, отрабатывают личные связи владельца машины и выслушивают его подозрения, изымают видео с камер и регистраторов автомобилей. Как правило, если после этого поджигателей не нашли, следствие приостанавливают.

– Почти никогда нет очевидцев. То есть людей, которые не просто видели последствия – горящие машины, но и непосредственно, как их поджигали. О том, что на домах стоят камеры, а каждый второй автомобиль оснащен видеорегистратором, знают не только полицейские, но и жулики, которые идут жечь машины. Он надел темную одежду, кепку с козырьком, надвинул капюшон – и попробуйте идентифицировать на видео. Хорошо, если он живет в том же районе и найдется сосед, который скажет: «Да он в этой одежде каждый день тут ходит». Но это из области фантастики, – отметил Роман Хабаров.

Без результата

т.jpg

Большой резонанс получило дело активиста «Дорожного контроля» Антона Масенкова, который борется с нарушителями за рулем. В ночь на 25 сентября 2015 года неизвестные сожгли две его иномарки. Примерно в 1:30 у дома №21 по улице Генерала Лизюкова заполыхали Mercedes W124 и Hyundai Sonata. Огонь сильно повредил обе машины. Активисты общественной организации сразу заявили, что это был поджог: на месте происшествия нашли бутылку с остатками бензина. По версии силовиков, преступники вскрыли машины, разлили горючее по салону и подожгли.

Через пару месяцев сгорела Skoda Superb руководителя движения Вадима Серова. В обоих случаях поджигателей не нашли. Молодые люди связывали произошедшее со своей общественной деятельностью, но признавали, что круг подозреваемых слишком широк, чтобы выделить кого-то конкретного.

– Со мной полицейские вообще не связывались ни разу, а вот с Антоном общались. Но это не дало никаких результатов. Меры, наверное, принимали, ну а толку-то что? Такие дела обычно не раскрываются, пока за руку кого-нибудь не поймаешь или они где-то не засветятся. Специалисты, которым заказывают такие вещи, четко знают, что делать. В нашем случае работали не дилетанты, так что здесь ожидаемый результат. А полиция ничего не может с этим поделать, она бессильна.
вад.png
Вадим Серов

руководитель движения «Дорожный контроль»

Чтобы обезопасить свою машину, полицейские советуют позаботиться о камерах видеонаблюдения во дворах и на парковках. Лучший вариант – отгонять автомобиль в гараж или на охраняемую парковку.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: