17 Декабря 2018

понедельник, 05:37

$

66.43

75.39

Особая зона. Воронежский заповедник добивается сноса домов на своей территории

, Воронеж, текст — Светлана Тарасова, фото — Андрей Архипов
  • 6111
Особая зона. Воронежский заповедник добивается сноса домов на своей территории

Как строения в Беляево и Пчельниках стали незаконными спустя десятки лет.

Жители поселков в границах Воронежского государственного природного биосферного заповедника рискуют остаться без своих домов и надворных построек, несмотря на наличие «зеленок». Суд уже признал некоторые строения самовольными и постановил их снести. В конфликте администрации заповедника с жителями охраняемой территории разбирались журналисты РИА «Воронеж».

Литвиновы

Станция Беляево расположена на территории Воронежского заповедника имени Пескова, но относится к Пригородному сельскому поселению Усманского района Липецкой области. Когда-то в Беляево были вокзальчик, магазин, школа. И народу раз в пять больше. Теперь в 18 домах живут около 50 человек. Поселок разделен полотном железной дороги. Дома по одну сторону относятся к РЖД, по другую – к заповеднику.

Алексей Литвинов прожил в Беляево все свои 54 года. Здесь окончил начальную школу, после армии работал лесником в заповеднике, а потом ушел на железную дорогу, где трудится уже почти четверть века.

Недвижимость в Беляево досталась семье Алексея несколько десятков лет назад как служебное жилье, когда он еще работал егерем. Оставшуюся часть он около десяти лет назад выкупил у прежней владелицы, оформив право собственности.

По словам Литвинова, 23 марта 2017 года из заповедника приехали люди, которые стали обмерять и фотографировать его дом со всеми пристройками. А на следующий день заповедник выдал Литвиновым предписание о демонтаже всех надворных построек, включая туалет, в течение десяти календарных дней. Семья ничего сносить не стала.

Через месяц заповедник подал на Литвиновых в Усманский райсуд. В заявлении речь шла о самовольно возведенных постройках в границах заповедника. Истец требовал сравнять с землей дом, сарай, два загона для собак, туалет, дровяной сарай, душ и летнюю кухню с палисадником.

– Нас обвинили в том, что мы якобы сами построили этот дом. Но его возвели в 1972 году! Мне тогда всего три года было, а мужу – восемь, – возмущается Валентина Литвинова.

– Все эти постройки, конечно, были и раньше. Правда, в «убитом» состоянии. Мы просто все привели в божеский вид, – объясняет Алексей.

По словам хозяина, полдома было приватизировано. Он стал оформлять и другую часть, собрал все справки, но не довел дело до конца.

Суд

В августе 2017 года Усманский райсуд постановил признать претензии заповедника к Литвинову законными и снести все надворные постройки, при этом отказав в сносе дома. Заповедник попытался обжаловать это решение в Липецком облсуде, пытаясь настоять на сносе дома. Но решение оставили без изменений.

– Хоть Липецкий суд и оказался на нашей стороне, мы все равно живем как на пороховой бочке. Юристы заповедника пообещали довести дело до конца. Я уж отправилась в Воронеж нанимать адвоката. Ведь так, чего доброго, я и бомжихой оказаться могу. Другого-то жилья у нас с мужем нет, – рассказывает Валентина.

Литвиновы получили постановление о возбуждении исполнительного производства о сносе надворных построек 20 декабря 2017 года. К счастью хозяев, вопрос пока повис в воздухе.

– В соответствии с п. 1 ст. 222 ГК РФ жилой дом Литвинова и пристройки к нему, расположенные в границах заповедника, являются самовольными постройками. Усманский районный суд вынес решение, обязывающее Литвинова снести самовольно возведенные постройки, освободить и очистить земельный участок, занятый огородом, палисадником, привести данный земельный участок в состояние, пригодное для дальнейшего использования по назначению. Однако Литвинов никаких работ до сих пор не сделал, – прокомментировал ситуацию и.о. директора Воронежского биосферного заповедника Сергей Кокорев.

На вопрос, почему почти 40 лет дом Литвинова не вызывал нареканий, администрация заповедника корреспонденту РИА «Воронеж» не ответила.

– Литвиновых пытаются вышвырнуть из дома, который им принадлежит по праву. Почему это происходит именно сейчас? Нынешняя администрация заповедника утверждает, что все дело в борьбе против любого строительства на особо охраняемой территории. А вопрос, почему прежняя администрация это допустила, адресует к ней. Скорее всего, руководство заповедника попытается снести все дома, расположенные по соседству с Литвиновыми. Так что история, вероятно, будет иметь продолжение, – предположила адвокат Литвиновых Мария Бурлак.

Перспективы соседей

Потенциально в число нарушителей могут попасть владельцы еще восьми домов на улице Березовой в Беляево.

– У нас нет никакой предвзятости к Алексею Литвинову. Пока инспекторы увидели больше всего нарушений закона «Об особо охраняемых природных территориях» именно на его участке. Но это не значит, что до других нарушителей дело не дойдет. Мы периодически судимся с людьми, проживающими на территории заповедника, по аналогичным поводам. И получаем положительные судебные решения, – отметила и.о. замдиректора по административно-правовой работе Инна Пастерович.

В свою очередь, глава Пригородного сельского поселения Вера Фитисова заверила журналистов РИА «Воронеж», что «сноса домов на железнодорожной площадке Беляево производиться не будет».

Пчельники

Аналогичный конфликт с Воронежским биосферным заповедником – у воронежца Владимира Башкарева. Много лет назад он купил дом в поселке Пчельники Рамонского района. В 2015 году подал документы на постановку земельного участка на кадастровый учет – у мужчины были все документы на право собственности. Но вместо этого заповедник выступил с иском о сносе дома, как самовольно построенного.

– Дом продавался еще в конце 1980-х годов Ступинским сельским Советом народных депутатов Рамонского района. Числился как бесхозный и не мог априори являться самовольной постройкой. Если дом мой, то как минимум и земля под ним принадлежит мне. Соответственно, утверждать, что жилой дом является незаконным строением, поскольку стоит на чужой земле, – бред, – считает Владимир.

По решению суда в октябре 2017 года дом и надворные постройки снесли. Владимир Башкарев обошел все судебные инстанции и, по его словам, зашел в тупик.


Фото – zapovednik-vrn.ru

– В 2009 году заповедник поменял свой статус, постановка на кадастровый учет проходила в больших масштабах. Скорее всего, не все было сделано правильно. Должно было пройти межевание со всеми совладельцами приграничных территорий, чего, видимо, не сделали. В результате земельные участки, ранее граничившие с заповедником, оказались внутри заповедника. Кто в этом виноват – вопрос к чиновникам, а страдают простые люди, – считает воронежский адвокат Сергей Федотов.

Юрист также отметил, что правоприменительная практика Воронежской и Липецкой областей по схожим делам существенно отличается. 

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: