14 Июля 2020

вторник, 08:28

$

70.75

80.09

«Нас кинули!» Оставшиеся без денег работники воронежского завода «РАСКО» вышли на митинг

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 10678
«Нас кинули!» Оставшиеся без денег работники воронежского завода «РАСКО» вышли на митинг «Нас кинули!» Оставшиеся без денег работники воронежского завода «РАСКО» вышли на митинг Как выживают бывшие контролеры, оператор, электрогазосварщик и охранник.

Как выживают бывшие контролеры, оператор, электрогазосварщик и охранник.

Сотрудники Воронежского стеклотарного завода (филиал «РАСКО») вышли на пикет в 12:00 воскресенья, 21 октября. Возле памятника Пушкину рядом с Театром оперы и балета собралось почти четыре десятка людей. Они держали плакаты «Отдайте людям зарплату и живите спокойно!», «Обращаемся к В.В. Путину за решением вопроса в г. Воронеже на стекольном заводе» и так далее. Единственное требование пикетчиков – выплата денег за отработанные месяцы.

Митинг-Стеклотара_01.JPG

В мае 2018 года работу «РАСКО» приостановили из-за долгов. На предприятии начались массовые сокращения – в конце сентября уволили 166 человек. Вторая волна сокращений ожидается в ноябре. Когда завод рассчитается с работниками, непонятно. Это зависит от решений суда по другим долгам компании.

Бывшие сотрудники Воронежского стеклотарного завода рассказали корреспондентам РИА «Воронеж», как выживают в безденежье и сколько им задолжал работодатель.

«Очень страшно за дочь!»

Электрогазосварщик Александр Шутенко пришел на митинг с 15-летней дочерью Таней. Предприятие задолжало ему больше 80 тыс. рублей.

Шутенко Александр и Таня.JPG

– Я выживаю благодаря друзьям. С женой я в разводе, родственников нет – живем вдвоем с дочкой. Уже три месяца не плачу за квартиру – нечем. У нас с дочерью нет денег даже на еду. Питаемся кашами и макаронами. Иногда друзья подкармливают. Таня учится в 9 классе. Я не могу заплатить даже за школьную охрану. К новому учебному году не смог ей никаких новых вещей купить. Все собирали по друзьям-знакомым. Мы дошли до крайней степени нищеты. На нервной почве недели три назад у меня случился инсульт. На лекарства тоже друзья собирали. Боюсь, что не доживу до того момента, когда наши работодатели с нами рассчитаются. Очень страшно за дочь.

«Стыд же!»

Оператор стеклофармующей машины Владимир Иноземцев проработал на заводе с момента его открытия – 16 лет. Задолженность предприятия перед мужчиной составляет 120 тыс. рублей.

Иноземцев Юрий.JPG

– Я работал на вредном производстве. Посадил свое здоровье, а вместо благодарности мой работодатель оставил меня с носом. Когда работал, взял кредит, теперь должен банку около 44 тысяч. Платить нечем. Возбуждено исполнительное производство, проценты растут как снежный ком, и что делать, я не знаю. Сижу на шее у жены. Слава богу, она меня терпит, и у нее еще есть работа. Но стыд же! Как будто 1990-е вернулись. Кажется, еще чуть-чуть, и народ за вилы схватится. И непонятно, главное, где искать концы. Я уволился 29 августа, рассчитывал, что хоть теперь-то со мной рассчитаются. Ничего подобного!

«В долгах – как в шелках!»

Контролер ОТК Екатерина Любавская проработала на предприятии 12 лет. Задолженность перед ней – около 60 тыс. рублей.

Любавская Екатерина_2.JPG

– Я мать-одиночка, и рассчитывать мне не на кого. Живу в долгах как в шелках. Уже 40 тысяч набрала по друзьям и родственникам. Я в полном отчаянии. С маленьким ребенком никуда особо не устроишься на работу, и как жить дальше – не знаю. Господин Надеждин (управляющий воронежского «РАСКО» Василий Надеждин. – Прим. РИА «Воронеж») кормит обещаниями. Обещал погасить долги перед работниками до конца октября. Только вот никто не верит этому. Поэтому и пришли в центр города помитинговать, обратить на себя внимание.

«Еле-еле сводим концы с концами»

Контролеру стекольного производства Ольге Бородиной должны больше 40 тыс. рублей.

Бородина Ольга.JPG

– У меня двое детей: одному 12 лет, другому еще нет и трех. И все мы сидим на шее у мужа. Еле-еле сводим концы с концами. Не голодаем пока, но кроме еды ничего не можем себе позволить.

«Выкинули, как отработанный материал!»

Александр Мельничук – охранник предприятия, который ждет свои 40 тыс. рублей.

Мельничук Александр.JPG

– Нас кинули! Директор кормит нас обещаниями уже полгода. Я пенсионер, но на одну пенсию не выживаю, вот и устроился на этот завод. А вместо приработка получилось, что на дорогу и еду потратился, а взамен – шиш! А потом меня просто выкинули на улицу, как отработанный материал. Теперь меня, старика, никуда не возьмут. И мои честно заработанные копейки приходится с боем выбивать. Но я хоть пенсионер, а другим каково? Надежды, что на нас обратят внимание, мало, но мы все равно пришли сюда, чтоб хоть чуть-чуть покричать.

Слесарю-инструментальщику Юрию Федорову недоплатили 80 тыс. рублей.

Фёдоров Юрий_2.JPG

– Я инвалид, но работал. Теперь приходиться выживать на пенсию по инвалидности – 12 тыс. рублей в месяц. Хватает только на квартплату и на лапшу быстрого приготовления.

«Не люблю, когда с людьми поступают несправедливо!»

Константину Винокуру 21 год, он студент философского факультета ВГУ. На стекольном заводе он не работал, но решил помочь рабочим организовать митинг. Подал заявку и сделал все, что нужно, чтобы мероприятие было законным.

Винокуров Константин.JPG

– Я сам из рабочей семьи – отец и мама трудились в цеху. Знаю, что родителям в 1990-е годы платили зарплату через суд и всего раз в год. Я не хочу, чтобы начальство так кидало людей, не люблю, когда с людьми поступают несправедливо, – объяснил активист.

Время забастовок прошло

Виктор Никитин тоже не имеет отношения к «РАСКО». Ему 67 лет, он ветеран мехзавода – работал в горячем цеху, на литейке.

Никитин Александр_2.JPG

– Я пришел людей поддержать, – сказал пенсионер. – В свое время нас работодатель тоже хотел кинуть. Но мы свои права смогли отстоять. В 1989 году мы у себя устроили забастовку. Нам хотели семичасовой рабочий день заменить на восьмичасовой. Так мы на двое суток прекратили работу, и руководство вынуждено было пойти навстречу.

Мужчина посетовал, что почти из полутысячи сотрудников стеклотарного завода на пикет собрались не больше 40, и заявил собравшимся, что настало время устраивать забастовку.

Рабочие встретили эту идею чуть ли не с кулаками. Они кричали, что это в 1990-е можно было надавить на начальство забастовками, а теперь его этим не прошибешь.

– Плевать начальство хотело на наши забастовки! – срывали они зло на подвернувшемся под руку пенсионере.

Митинг-Стеклотара_04.JPG

Контекст

Филиал ООО «РАСКО» в Воронеже действует с 2001 года. Головное предприятие находится во Владимирской области. Оно работает с 1998 года. Решение об открытии производства в Воронеже приняли для усовершенствования работы логистики: воронежский завод обслуживал южное направление России, Украину и Казахстан.

Следователи возбудили уголовное дело о невыплате зарплаты в «РАСКО» в середине декабря 2017 года. На тот момент скопилась задолженность в 11,8 млн рублей (с декабря 2015-го по октябрь 2017 года). Деньги частично не отдали 494 сотрудникам. После вмешательства прокуратуры стеклотарный завод выплатил более 8 млн рублей, позже в декабре суд обязал предприятие вернуть оставшиеся долги.

Производство на Воронежском стеклотарном заводе остановилось в начале мая 2018 года. О сокращении 380 человек официально объявили 18 мая, о консервации завода – 31 мая.

В середине июня собственники «РАСКО» на встрече с чиновниками облправительства пообещали перезапустить предприятие и рассчитаться с долгами. Но с тех пор на них посыпались иски. Сначала денег потребовала воронежская компания «Талар», на чьей площадке размещается завод. После – московский «Первый стекольный холдинг». Задолженность перед ним у «РАСКО» составила 3,88 млн рублей. «Газпром межрегионгаз Воронеж» сообщил о намерении обратиться в Арбитражный суд с иском о банкротстве ООО «РАСКО». Сообщение опубликовали 3 сентября 2018 года.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: