7 Июня 2020

воскресенье, 04:07

$

68.63

77.97

«Надо покупать правильные игрушки». Как в Воронеже диагностируют и лечат аутизм

, Воронеж, текст — , фото — Софья Ярцева (из архива); Галина Саубанова
  • 3438
«Надо покупать правильные игрушки». Как в Воронеже диагностируют и лечат аутизм «Надо покупать правильные игрушки». Как в Воронеже диагностируют и лечат аутизм На вопросы отвечает заведующая детским центром ментального здоровья.

На вопросы отвечает заведующая детским центром ментального здоровья.

Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма ежегодно отмечается 2 апреля. Аутизм – заболевание, при котором человек с трудом контактирует с окружающими. Поэтому чем раньше начинается медицинская, психологическая и социальная реабилитация ребенка, тем больше возможностей для его интеграции в общество.

В Воронежской области в 2013 году стартовал пилотный проект «Аутизм. Маршруты помощи», а с 2014 года в Воронеже работают два детских центра ментального здоровья. Сейчас они временно закрыты из-за пандемии коронавируса, но дети записаны на занятия на несколько месяцев вперед.

О том, как помогают воронежским детям с расстройствами аутистического спектра (РАС) в центре на базе отделения медицинской реабилитации «Солнце» детской поликлиники №5 (улица Зои Космодемьянской, 19), рассказала его заведующая Ольга Елизарова.

IMG-20200326-WA0019.jpg

– Ольга Николаевна, дети какого возраста посещают ваш центр?

– У нас занимаются малыши до четырех лет. Внимание к этой возрастной группе не случайно: многие еще не посещают детские сады, поэтому нарушения социального взаимодействия в их поведении не так очевидны, и требуется помощь специалистов. Чем раньше они выявят сложности психического здоровья, тем выше будут результаты коррекционной работы. В начале 2020 года в нашем центре занимались более 1,2 тыс. детей из Ленинского, Центрального, Железнодорожного районов (дети из других районов города посещают центр ментального здоровья при детской поликлинике №11). На апрель к нам уже записано 23 ребенка, на май – 25, но в связи с карантином занятия с ними пока откладываются.

– На помощь каких специалистов могут рассчитывать дети с расстройствами аутистического спектра и их родители?

– У нас 12 специалистов, в том числе три логопеда (один из них логопед-дефектолог), два педагога-психолога, медицинский психолог, невролог, врач-педиатр, педагог-воспитатель, два музыкальных руководителя. Важно, что в нашем центре есть врач-психиатр. Еще несколько лет назад родители неохотно обращались к психиатру, предпочитая до последнего лечиться у невролога. Но без помощи именно этого специалиста успешная социализация ребенка невозможна. Сейчас многие это понимают, и слово «психиатр» родителей уже не так пугает.

Бригада специалистов оценивает умения и навыки малыша по всей шкале ожидаемого развития: речь, коммуникация, игра, социальное взаимодействие, моторные навыки, особенности поведения. Специалисты разрабатывают индивидуальный реабилитационный маршрут в зависимости от выявленных нарушений, будь то задержка формирования речи, сложности психологического развития ребенка или проявление поведения, свойственного расстройствам аутистического спектра. Маршрут состоит из занятий с психологом, логопедом, педагогом, который учит ребенка не только контактировать с людьми, но и порой элементарно приучает его к горшку. В маршрут реабилитации входят и музыкальные занятия, и упражнения в сенсорной комнате, сухом бассейне. 

Игровая комната.jpg

У нас есть детское массажное кресло, где слоем «бегающих» шариков производится мягкая стимуляция биоактивных точек. Кресло довольно громко гудит во время работы, и мы боялись, что дети с аутизмом в него не сядут, но они его, наоборот, полюбили.

массажное кресло.jpg

В среднем ребенок посещает занятия один-два месяца по два-три раза в неделю. Многие потом приходят на повторный курс.

– За месяц или два заметны результаты?

– Мы не рассчитываем на быстрый эффект, но мамы нередко говорят, что стало лучше, ребенок изменился. Занятия дают определенный толчок, после которого улучшения зачастую идут уже по инерции. И когда через несколько повторных курсов у ребенка явно заметен прогресс, он уже говорит предложениями, мы стараемся переориентировать родителей на коррекционный детский сад или класс, потому что стремимся помочь как можно большему числу детей. Хотя бывает, что наши малыши задерживаются в центре и до 5, и даже до 6 лет. Потом, через год-два, многие приходят показаться, и нам всегда интересна динамика. Есть возможность сравнить, ведь медицинские карты со всеми обследованиями сохраняются в архиве.

Конечно, за месяц мы не можем довести, например, речь до должного уровня. Но улучшается понимание обращенной к ребенку речи, он учится работать за столом, а не на ковре или бегая по всему дому, он уже может следовать инструкциям, подражать действиям взрослого.

К сожалению, часто родители не умеют играть с детьми и даже покупают не те игрушки. Ту же пирамидку убирают в 6-7 месяцев, считая, что ребенок ее перерос, а он даже не умеет ее собирать. Хотя это настоящий тренажер, на котором можно отработать много навыков.

Мы ориентируем родителей на игрушки, соответствующие возрасту ребенка, на них есть маркировка: 0+, 2+. Понятно, что в какого-нибудь навороченного робота хочет поиграть сам папа. Но никакой обучающей составляющей для ребенка он не несет. Малышу важно сопоставление фигур по размерам и формам, сопоставление цветов, размеров. Это элементарно, но совершенно необходимо, потому что развивает пространственные навыки, дает понятия счета, цвета. Это база, на основе которой ребенок может развиваться дальше.

_MG_9113.JPG

– Как проходит обследование маленького ребенка? Он ведь не расскажет сам, что его беспокоит?

– Во-первых, мы проводим анкетирование для родителей детей от 16 до 30 месяцев с целью раннего скрининга нарушений социального взаимодействия ребенка. Так, из 115 анкет отсутствие расстройств аутистического спектра выявлено у 53 детей, остальным даны рекомендации для дальнейшего обследования.

При впервые выявленных нарушениях или в сложных случаях мы проводим диагностику по ADOS. Это единственный применяемый во всем мире структурированный метод диагностики аутизма. Специалисты нашего центра проходили обучение этому методу, который представляет собой план диагностического обследования. Оно происходит в присутствии одного из родителей и длится 30-45 минут. Фактически ADOS – это особый набор игрушек и предметов, специальных игровых модулей, который используется для того чтобы побудить ребенка к социальному взаимодействию: игре и общению. И по тому, как он это делает, мы приходим к выводам, насколько выражено аутистическое расстройство, насколько страдают навыки коммуникации, в какой степени выражено нежелательное поведение. За время применения этого метода диагностики диагноз РАС был подтвержден у 57 детей из 68 направленных на обследование. Ясельный модуль ADOS позволяет обследовать детей с самого раннего возраста – от года до 2,5 лет. В случае выявления РАС мы рекомендуем родителям более тщательное обследование в детском отделении психоневрологического диспансера.

ADOS желательно применять и в детских поликлиниках. В диагностически сложных случаях этот метод может помочь врачу.

Школа №6-Аутизм_31.JPG

– В центре зимний сад с водоемом, поют птицы. Все это часть терапии?

– Дети обожают этот зеленый уголок, первым делом бегут туда. У нас живет черепаха, а теперь еще и птицы. Конечно, контакт с животными, растениями для малышей необходим. Это тоже элемент социальной активности.

Хорошо, что мы работаем на базе детской поликлиники, а не психиатрического диспансера. Здесь ребенок получает физиотерапию: массаж, электрофорез. А поскольку мы работаем в структуре отделения медицинской реабилитации «Солнце», дети могут получать у нас и медикаментозное лечение.

Что дает ребенку центр, может оценить мама, у которой сын или дочь не может ходить в детский сад, общаться с детьми на игровой площадке. Это может быть не только ребенок с аутизмом, но и с выраженной задержкой в развитии, с нарушениями поведения. Где ему увидеть Деда Мороза? Только у нас! Мы стараемся собирать вместе не больше 15 детей. Они уже ходили к нам на занятия, поэтому на праздник идут с радостью. Понятно, что утренник проходит не всегда по запланированному сценарию: часто дети сами руководят процессом. Кто-то может заплакать, замкнуться, испугаться. Но, как правило, все же у детей положительные эмоции: когда малыш находится в большом пространстве, полном детей, вместе с мамой, то это не так страшно. Это важный социальный опыт, для многих – первый. И когда ребенок в следующий раз увидит Деда Мороза, он уже отреагирует иначе. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: