24 июля 2021

суббота, 14:42

$

73.77

86.85

Музыкант Павел Артемьев в Воронеже: «Я фанат Камерного театра»

, Рамонский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 8319
Музыкант Павел Артемьев в Воронеже: «Я фанат Камерного театра» Музыкант Павел Артемьев в Воронеже: «Я фанат Камерного театра»
Певец рассказал об участии в «Усадьбе Jazz» и новом альбоме.

Группа Artemiev представила в Воронеже альбом «Канун конца начала» на фестивале «Усадьба Jazz» в субботу, 22 июля. Перед выступлением лидер группы Павел Артемьев дал интервью корреспонденту РИА «Воронеж», рассказав о взрослении своих слушателей и любви к Воронежу.

– В одном из интервью вы говорили, что еще не до конца представляете себе аудиторию группы Artemiev.

– Ситуация постепенно меняется. Какая-то ясность пришла с последним альбомом. Наверное, это уже более взрослый слушатель, интеллектуально развитый человек, не ограниченный по гендеру. Никого не хочу обидеть, но эта музыка понятна людям с высоким IQ.

– То есть как раз аудитория «Усадьбы Jazz»?

– Абсолютно точно. Я очень люблю этот фестиваль. И когда впервые выступал на нем в Москве, был в восторге. Организация, публика – все супер. И, несмотря на наличие слова «джаз» в названии, музыкальный кругозор фестиваля гораздо шире.

– У вас есть классическое музыкальное образование, полученное в итальянской консерватории. Можно ли сказать, что в плане музыки у вас «академический» склад ума?

– Я бы так не выразился про себя. Слишком много разной музыки в голове. Образование мне, безусловно, помогло. Это фундамент, на котором строится все остальное. Но иногда важно уметь отпускать себя, перепридумывать. Это путь к творческой свободе.


– Вы когда-то составляли плейлист для прогулок по Москве для одного из сетевых изданий. А для каких занятий подходит ваша музыка?

– Я сам мало вожу машину, но на самом деле автомобиль – идеальное место для прослушивания музыки. Едешь куда-то, смотришь в окно, слушаешь. Вообще сейчас мало слушают музыку так, как это надо делать. Хочется, чтобы кто-то нашел 51 минуту в своем плотном графике и послушал наш последний альбом от начала до конца, не переключаясь. Это концептуальный альбом, цельная история. С драматургией, героем, который растет. Не могу точно назвать этого героя, как-то конкретно обозначить, но это и не нужно, это эфемерная штука. Эта музыка должна работать на эмоциональном уровне.

– Создание ваших песен начинается с музыки или стихов?

– Бывает, что приходят какие-то строчки, бывает, что мелодия. Но чаще всего, если что-то родилось по отдельности, то в этом виде и остается. Поэтому, когда рождается песня, она приходит сразу вся.

– Считаете ли вы себя поэтом?

– Я пишу слова для песен, поэтому поэтом себя назвать не могу. Наверное, это называется поэт-песенник. Вообще в России очень сильно развиты традиции словесности. Русский рок держится на слове. И отчасти поэтому хип-хоп так популярен сейчас в нашей стране. У нас слушают тексты больше, чем музыку. Потому и русский рок не всегда качественный с музыкальной точки зрения. Часто это бывает очень скучно в плане музыки. Но тексты встречаются очень крутые, конечно. Золотая середина – редкое качество.

– А не хотели бы попробовать себя в хип-хопе?

– У меня есть трек «Против толпы», там есть речитатив. Но я не поклонник русского хип-хопа. Да, есть талантливые авторы – «Каста», Oxxxymiron, «Хаски», «Кровосток». Но в целом мне этот жанр не близок. Моя подруга недавно сказала, что все это – спиннер, который вошел в моду. Думаю, все это перевертится и появится нечто другое.

– Про каких русских исполнителей вы можете сказать: «Это нестандартно и круто»?

– Сложный вопрос. Есть немало крутых андеграундных групп, которых почти никто не знает. Мне нравится Glintshake – классные ребята. Еще «Наадя» молодец.


– Сегодня эпоха практически полного отказа от физических носителей музыки.

– В нашей стране с начала 90-х заработать можно только на концертах. Пиратство развито гораздо сильнее, чем на Западе. Туда пришел стриминг (потоковое вещание напрямую в интернет – РИА «Воронеж»), который убивает звукозапись, а у нас на записи нереально нормально заработать из-за пиратства. Сейчас изменить ситуацию уже невозможно. И Apple music, и «ВКонтакте», и «Яндекс.Музыка» – это на самом деле одного поля ягоды. Все работает по одной системе. Единственный носитель, который набирает обороты – винил. Но это ностальгическая история. Многим приятно держать пластинку в руках как артефакт. Было исследование, его выкладывал Боря Барабанов, которое показало, что в Англии винил по заработку перегнал те объемы, что приносит исполнителям YouTube. Это серьезные деньги. Винил – крутая коллекционная вещица. Это идет от желания людей обладать чем-то, что можно трогать. Но это, как правило, работает в случае со старыми пластинками.

– Вы поддерживаете отношения с Эдуардом Бояковым, оставившим след в Воронеже? В последнее время он сильно ограничил свой круг общения из-за разногласий, возникших по политическим убеждениям.

– Я на территорию политики заходить не хочу. Это не мое дело. Мы с Эдуардом сейчас мало общаемся, но только потому, что у нас разные творческие интересы. Мы не в ссоре. Я ему очень благодарен – он открыл для меня театр. У всех могут быть свои взгляды, и в развитом обществе это нормально. Главное – чтобы был диалог. А его обществу сейчас не хватает.

– В Воронеже вы как минимум в четвертый раз. Привозили с «Политеатром» спектакль по стихам Веры Полозковой, выступали с постановкой «Практики» «Петр и Феврония Муромские» на фестивале «Маршак», играли «Сахар» на фестивале «Открыто!», теперь приехали на «Усадьбу Jazz».

– Я был здесь и раньше, еще в своей прошлой музыкальной жизни (до 2010 года Павел Артемьев являлся вокалистом группы «Корни» – РИА «Воронеж»). А лучший мой приезд в Воронеж – это показ «Петра и Февронии». Мы выступали в Камерном театре, я его фанат. Восхищает здание, то, как там все сделано. И, конечно, там работают замечательные люди. Таких крутых театров во всей России – по пальцам пересчитать. Говорю это, не заискивая. В Москве таких мест мало. Камерный – театр мирового уровня. После него впечатление от Воронежа улучшилось в разы. Хотя мне всегда здесь нравилось. Публика хорошая, это было заметно по всем спектаклям. Люди вслушиваются. Еще и Миша Гребенщиков, мой друг, воронежец. А еще здесь отличное мясо, я люблю вкусно поесть.

Павел Артемьев в Воронеже с группой «Корни»
Фото – Андрей Архипов

– Вы играете в театре, снимаетесь в кино, занимаетесь музыкой. Кем себя ощущаете в первую очередь?

– Когда я занимаюсь каждым конкретным делом, я ассоциирую себя именно с ним. Приехал на «Усадьбу Jazz» – я музыкант. Выхожу на театральную сцену – я актер. Но учитывая, что музыкой я занимаюсь с пяти лет, с этим миром я связан теснее. Если разбудить меня ночью и спросить, кто я, отвечу: «Я музыкант».

Справка РИА «Воронеж»

Павел Артемьев родился в 1983 году в чехословацком Оломоуце в семье писательницы и военного врача. Окончил консерваторию имени Джузеппе Верди в городе Комо. В 2002 году попал на шоу «Фабрика звезд», которая принесла ему популярность. До 2010 года был участником поп-группы «Корни», проекта известного продюсера Игоря Матвиенко. С 2009 года играет в спектаклях театра «Практика». Кроме того, на счету певца несколько ролей в сериалах и кино. В 2011 году создал группу Artemiev.

Фестивалю «Усадьба Jazz» под Воронежем не помешала даже сильная гроза

Фото: 1 из 38

Фото — Андрей Архипов

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: