Центральный райсуд допросил братьев Михаила и Александра Косолаповых, которых, как считает следствие, избил инспектор ГИБДД в центре Воронежа, и руководство подсудимого Алексея Звягинцева. Защита и обвинение обозначили две версии событий, ставших основой дела о превышении полицейским должностных полномочий и причинении тяжкого вреда здоровью. Начальники инспектора приняли его версию об агрессивных водителях. Братья-водители в свою очередь подробно рассказали о причинах конфликта с полицейским, который закончился для одного из них переломом носа и обезображиванием лица.

Потерпевший: «Инспектор бил наручниками по лицу»

В своих показаниях потерпевший Михаил Косолапов вспомнил события 24 июля 2015 года. В то утро Михаил ехал на работу, на станцию скорой помощи, где трудится медбратом. На заднем сиденье «ВАЗ-21099» лежало колесо от Audi Q7, которое брат Александр попросил передать другу. На перекрестке улиц Плехановской и Кольцовской водителя остановил инспектор ГИБДД Алексей Звягинцев. Полицейский обратил внимание на колесо, которое явно не подходило к «девяносто девятой», и спросил, не ворованное ли оно.

– Ворованное, – пошутил в ответ Михаил Косолапов и тут же стал объяснять, откуда и почему у него колесо в машине.

Михаил и Александр Косолаповы
Фото – Роман Демьяненко

Инспектор попросил предъявить документы, и выяснилось, что Михаил забыл водительское удостоверение дома в кармане другой одежды. По словам Косолапова, Алексей Звягинцев и его напарник стали говорить, что он украл колесо и потому не хочет показывать права. В ответ Михаил предъявил паспорт. По договоренности со Звягинцевым Михаил позвонил брату и попросил привезти свидетельство о регистрации на Audi.

– Пока брат ехал, полицейские смеялись надо мной, обзывали наркоманом. У меня из-за волнения тряслись руки, – пояснил Михаил.

Александр Косолапов вскоре приехал с другом на Range Rover и показал инспекторам документы, подтверждающие, что колесо действительно принадлежит ему. Старший брат договорился с инспектором, что даст объяснения по поводу колеса в отделе полиции. Михаил опаздывал на работу и попросил дать объяснения позже, пообещав, что приедет в полицию сам. По договоренности с инспекторами «девяносто девятую» младший брат оставлял на улице, а сам собирался отправиться на работу на маршрутке.

Напряженная ситуация разрешилась, и Александр Косолапов с разрешения инспектора стал перекладывать колесо в Range Rover.

– Как будем решать вопрос с правами? – спросил вдруг Алексей Звягинцев.

– Паспорт у вас есть, пробейте по базе, – откликнулся Александр Косолапов.

– Кто ты такой, чтобы меня учить? – разозлился полицейский.

По словам Михаила, полицейский схватил его брата за шею. Александр освободился, когда брат пришел ему на помощь. Михаил встал между инспектором и Александром.

– Звягинцев толкнул меня кулаком в грудь. Я упал, и он переключился на брата. Бил его рукой с наручниками по лицу – в лоб и в нос. Наручники у него были на пальцах. От ударов Александр упал и сел на асфальте. Потом Звягинцев стал бить меня. Когда он узнал, что брат вызывает полицию, ударил меня по лицу, – пояснил в суде Михаил.

По словам Косолапова, напарник Звягинцева во время избиения никак не реагировал на происходящее. Никаких повреждений водитель у инспектора после потасовки не заметил.

Михаил пробыл на больничном с сотрясением мозга 21 день, из которых десять дней пролежал в больнице. У его брата Александра от ударов наручниками оказался сломан нос и пробита лобная кость, отчего остались шрамы на лице.

– Почему конфликт со Звягинцевым возобновился? В чем его причина, по вашим предположениям? – задал уточняющий вопрос Вадим Бобровицкий, адвокат конторы «Жеребятьев и партнеры», представляющий интересы потерпевших.

– Может быть, он хотел, чтобы мы денег ему дали? – предположил Михаил.

Адвокат Александр Мешков, защищающий полицейского, стал расспрашивать потерпевшего Михаила Косолапова о достоверности его объяснений. Мешков сослался на первое заявление Михаила против Алексея Звягинцева, пояснив, что его слова в нем противоречат показаниям Косолапова в суде. Михаил подтвердил, что они «настоящие».

– Кто дал вам право шутить с представителем власти про краденое колесо? – спросил Мешков.

Вадим Бобровицкий попросил суд снять вопрос и обязать адвоката прекратить давление на потерпевшего. Суд поддержал просьбу представителя.

Начальники: «Оценку действиям Звягинцева дал генерал»

Подсудимый Алексей Звягинцев свою версию событий суду пока не представлял. Инспектор ГИБДД будет давать показания после допроса свидетелей и исследования всех доказательств. Однако версия Звягинцева, который категорически отказался признавать вину, проглядывалась в показаниях его руководителей. Двое из них явились в суд 26 октября и дали показания.

Начальник штаба отдельного батальона ДПС Владимир Чибисов одним из первых приехал на место инцидента на пересечении улиц Плехановской и Кольцовской утром 24 июля 2015 года.

Алексей Звягинцев
Фото – Роман Демьяненко

– Поступил сигнал о нападении на пост ДПС, поэтому я тут же выехал. На месте инцидента стояла «скорая». В ней я увидел Звягинцева в разорванной рубашке, с оторванными погонами, – рассказал Чибисов. – Его напарник пояснил, что при несении службы был остановлен «ВАЗ-21099». Инспекторы увидели колесо, которые по техническим характеристикам не подходило к автомобилю. На вопрос водитель якобы в шутку ответил, что оно краденое. Потом дал объяснения, что колесо принадлежит брату, и тот привезет документы на него. Подъехал автомобиль Range Rover, из которого выскочил незнакомый молодой человек. Вел себя агрессивно, попытался оказать физическое воздействие на Звягинцева: хватал за форму, осуществлял провокационные действия, в результате чего Звягинцев применил физическую силу.

Когда врачи «скорой» сообщили о возможном сотрясении мозга у инспектора ГИБДД, Владимир Чибисов забрал у него табельное оружие. Звягинцева отвезли в больницу «Электроника».

К тому времени, как приехал Чибисов, Александра Косолапова увезли врачи другой «скорой». На месте происшествия оставался Михаил Косолапов, которого Чибисов распорядился доставить в отдел полиции №6 для дачи объяснений. В отношении него собирались составлять протокол о неповиновении сотруднику полиции (ст. 19.3 КоАП РФ). Позже Михаил Косолапов сослался на плохое самочувствие, для него в отдел вызвали «скорую».

На заседании Вадим Бобровицкий пытался выяснить, куда делась запись с видеорегистратора из автомобиля экипажа ДПС. Владимир Чибисов на этот вопрос ответить не смог.

Полицейский однозначно пояснил, что Звягинцев действовал в рамках спецоперации «Анаконда», согласно которой сотрудники ДПС должны выявлять предметы, ограниченные и запрещенные в гражданском обороте.

Бывший заместитель командира батальона ДПС Александр Канищев не был очевидцем событий и не выезжал на место происшествия. Канищев признался в суде, что изучил инцидент по видео в интернете.

Гособвинитель Людмила Турусова в подробностях выясняла у Канищева, почему Звягинцев и его напарник несли службу на перекрестке улиц Плехановской и Кольцовской. За экипажем закреплен пост на повороте в микрорайон Подгорное в Коминтерновском районе – далеко от центра города, где произошла стычка Звягинцева и братьев Косолаповых. Канищев объяснил, что из-за нехватки инспекторов экипажи ДПС перераспределяют для обслуживания других постов.

Оценивать действия Звягинцева Канищев, недавно вышедший на пенсию, отказался. Экс-полицейский сослался на результаты служебной проверки в отношении Звягинцева, под которой поставил подпись руководитель ГУ МВД по Воронежской области генерал-лейтенант Александр Сысоев. Аналогичный ответ на этот вопрос дал Владимир Чибисов. Кроме того, Александр Канищев при допросе гособвинителя отметил, что Алексей Звягинцев остается действующим сотрудником ГИБДД.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter