27 сентября 2021

понедельник, 08:01

$

73.01

85.68

Мария Семушкина: «Мы хотим собрать все самое интересное на Усадьбе Jazz в Воронеже»

, Воронеж, текст — , фото — Софья Успенская, Роман Демьяненко (архив)
  • 8148
Мария Семушкина: «Мы хотим собрать все самое интересное на Усадьбе Jazz в Воронеже» Мария Семушкина: «Мы хотим собрать все самое интересное на Усадьбе Jazz в Воронеже»
Президент фестиваля – о сюрпризах и атмосфере летнего опен-эйра в Рамони.
Фестиваль Усадьба Jazz во второй раз пройдет в Воронеже 4 июля. Один из лучших фестивалей под открытым небом запланирован в парковой зоне перед дворцом Ольденбургских. Первые события фестивальной программы уже известны – на фестиваль приедут группы из Швейцарии и Луганска, а композитор и продюсер Олег Нестеров представит в Воронеже свой новый проект – музыку к неснятым фильмам. О том, на какие эксперименты столичную команду Усадьбы Jazz вдохновил Воронеж и что готовит опен-эйр в Рамони, мы поговорили с президентом фестиваля Марией Семушкиной.

– Во время проведения первого фестиваля в Воронеже стало очевидно, что это успех, – рассказала Мария Семушкина. – Это действительно благодарная публика. Аудиторию, которая собралась на фестивале, было интересно изучать. С одной стороны, там были люди, для которых слово «джаз» – не пустой звук, наша аудитория, которую мы знаем и сразу вычисляем. Но наша задача - собирать не просто узкий круг людей, которые знают джаз, а делать фестиваль общедоступным, чтобы как можно больше людей к этому приобщить. 

Нас очень порадовало, что в прошлом году люди приезжали компаниями, с друзьями, с детьми, – обычные люди в хорошем смысле этого слова, средний класс. И эти люди пришли, комфортно расположились на лужайках и наверняка унесли с собой какие-то новые впечатления. Для многих Рамонь впервые открылась с такой стороны. Хотя, как я знаю, там проходят и концерты Платоновского фестиваля, но мы задействовали этот парк, мы оживили усадьбу, расширили ее границы. Это был не просто концерт, это был целый день, наполненный музыкой и положительными эмоциями. И безусловно это уже давало нам понимание того, что публика есть, что эти люди с удовольствием придут еще раз и, конечно, для этих людей хочется делать наш фестиваль. И целый год мы действительно думали: «А вот кого мы повезем в Воронеж?», «А давай вот этот коллектив пригласим в Воронеж».

Публика Усадьбы Jazz летом 2014
Фото — Роман Демьяненко

Влияет ли атмосфера города, местная публика на то, каким получается фестиваль?

– Воронеж – город очень приятный, мы узнаем его, прежде всего через общение. Здесь много приятных, продвинутых в плане культуры людей. И это влияет на атмосферу города  – здесь эти зерна культуры процветают, здесь благодатная почва – не в каждом городе так. Бывает, мне предлагают город, а я понимаю, что там фестиваль не пойдет, нет публики, готовой воспринять наш формат, а здесь город с таким количеством театров, город с традициями. Мне кажется, что чем больше у молодежи будет среды – а Усадьба Jazz именно про среду – тем больше будет стимула оставаться здесь и созидать, не думая, что в Москве лучше.

Насколько в этом смысле воронежская программа отличается от программ других городов?

– В разных городах у нас фестиваль получается разным. Хотя мы стараемся придерживаться определенной системы: у нас есть площадки с разными названиями: «Аристократ», «Партер», Jazz-club – и соответствующими форматами. Вот «Партера» у нас, к сожалению, в Воронеже нет. Как правило, это большое поле, где люди сидят на траве и где звучит много мощной, яркой, энергичной музыки. Здесь у нас формат получился ближе к «Аристократу». Мы вживаемся в пространство и строим его соответственно.

Мы продолжаем вести работу с нашими воронежскими друзьями и коллегами в плане наполнения фестиваля новыми арт-проектами, новыми перфомансами и нестандартными идеями. Я уверена, что для многих они станут сюрпризом. Например, дизайн-маркет, который мы всегда делали очень большим и разнообразным. С первого раза у нас не получилось показать все интересное, что есть в Воронеже, но в этот раз, надеюсь, удастся. Также мы придумали проект с художниками, которые рисуют граффити, – это будет арт-перформанс в режиме реального времени на тему джаза.

Мария Семушкина
Фото — Софья Успенская

На самом деле фестиваль – он воронежский. Несмотря на то, что я живу в Москве и делаю фестивали и в других городах, но фактически я просто принесла идею, а воплощает ее воронежская команда для воронежцев, для того, чтобы здесь раскрыть творческий потенциал талантливых людей еще ярче. Нам очень важно дать этот импульс художникам, музыкантам, чтобы они ждали фестиваля как возможности создать какие-то программы, показать свой новый проект. Мы даем именно такой творческий импульс. И, безусловно, мы приглашаем лучших людей в свою команду!

Рамонский замок – место, у которого есть своя историческая атмосфера. Подходит ли она для джазового фестиваля?

– Я уверена, что замок принцессы Ольденбургской – именно такое место! Очень здорово, когда мы наполняем это пространство жизнью, потому что одновременно мы прикасаемся к его исторической и культурной составляющей, это создает неповторимую атмосферу и ощущение обмена энергиями. Раньше русские усадьбы являлись центром культурной жизни для целой округи, там собиралась интеллигенция, проводились концерты, лучшие люди того времени могли собираться в этом месте и устраивать праздники. Это хорошие русские аристократические традиции. Безусловно, мы сейчас живем уже в новом времени, но это место по-прежнему дает неповторимые ощущения. Если мы разместим этот проект в чистом поле, не будет этих стен рядом, то не будет и той атмосферы, которая возникает именно в таких местах. Это можно сравнить с чувством, которое возникает, когда ты заходишь в старинный дворец или старинный храм: вроде бы ничего не происходит, но ты уже проникаешься этим духом. Место очень красивое, мощное, и даже когда я езжу по всему миру, я часто показываю иностранцам именно этот замок, говорю: «А еще у нас Воронеж есть, а в нем такое место». Мне кажется, это вызывает интерес к региону и дает ему очень красивый имиджевый козырь. И Воронеж может его использовать, потому что здесь проходит фестиваль, сравнимый с любым европейским фестивалем – по уровню, по организации, по атмосфере. Более того, у нас есть и бонусы, которых нет нигде в Европе. Например, то, что у нас приходят дети – везде в Европе на подобных фестивалях я вижу одни седые головы, это все-таки музыка определенной эпохи – а у нас куча молодежи, детей и сам по себе фестиваль очень современный.

Усадьба Jazz летом 2014
Фото — Роман Демьяненко

Повлиял ли на программу фестиваля кризис?

– Кризис внес свои коррективы: к сожалению, мы пока не нашли спонсоров и финансирование в том объеме, на который рассчитывали, и пока не получили поддержку со стороны города. Поэтому, вероятно, нам придется от чего-то отказаться. Но программа все равно будет интересной. Мы уже пообщались с Олегом Нестеровым, который очень хотел приехать сюда со своей программой «Из жизни планет» – это экспериментальный проект, и, на мой взгляд, он очень хорошо сможет быть представлен в Воронеже. Но также мы продолжаем работать и искать идеи. Я думаю, что через какое-то время сможем порадовать слушателей новыми именами в программе.

В числе уже анонсированных участников фестиваля есть группа из Швейцарии и рядом с ними – музыканты из-под Луганска. Означает ли это, что Усадьбе Jazz удалось остаться вне политики?

– Я считаю, что именно в такое время мы – и вообще культура – должны напоминать людям о самом главном: о том, что война – это плохо, что какие-либо конфликты между людьми – это плохо, что есть культурные связи между нами и другими людьми, другими народами. И именно такие заряженные позитивом мероприятия должны помогать вернуть людям чувство адекватности. Этот градус ненависти, градус какого-то мракобесия в нашем обществе надо разряжать. Здесь нет никакой политики, здесь, наоборот, есть желание показать, что есть просто музыка, есть просто люди, и неважно, из какой они страны. Группа «Директор Азовского моря» из Краснодона – это прекрасная группа, которая в прошлом году играла в Москве музыкальный свинг, здесь, я думаю, его не так часто можно услышать. Честно говоря, не знаю, есть ли в Воронеже группы, играющие подобную музыку, но в Москве у нас была целая площадка, посвященная свингу и рок-н-роллу, приходили люди, одетые в стилистике 50-х годов, профессионально танцевали.

Будут ли еще дополнения к уже анонсированной программе?

– Конечно. У нас будут еще участники, мы сейчас работаем над программой. В любом случае в этот день в Рамони вы встретите массу интересных личностей, выдающихся музыкантов, сможете пообщаться с творческими коллективами в неформальной обстановке. Всех гостей фестиваля ждут всевозможные мастер-классы, игры, конкурсы, ярмарки и вкусная еда. Есть еще четыре месяца впереди, чтобы раскачать здесь людей, чтобы они что-то предложили. Усадьба Jazz – это не просто фестиваль джазовой музыки, это такой творческий поток. Джаз – это импровизация, свобода, и он может очень хорошо коррелировать и с современным искусством, и с поэзией, и, мне кажется, Воронеж готов к таким экспериментам.

Все новости фестиваля можно узнать на официальном сайте Усадьба Jazz.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: