11 апреля 2021

воскресенье, 13:54

$

77.17

91.78

Экспедиция в джунгли и ром для бабочек. Что рассказал воронежский энтомолог-коллекционер

, Воронеж, текст — , фото — Виталий Грасс
  • 3826
Экспедиция в джунгли и ром для бабочек. Что рассказал воронежский энтомолог-коллекционер Экспедиция в джунгли и ром для бабочек. Что рассказал воронежский энтомолог-коллекционер
Константин Водянов собрал более 15 тыс экземпляров чешуекрылых

Воронежский энтомолог Константин Водянов — обладатель одной из крупнейших коллекций насекомых в Центральной России. Она насчитывает более 15 тыс. образцов. Самые интересные экземпляры чешуекрылых из коллекции ученого можно увидеть на выставке бабочек в Воронежском краеведческом музее, где Константин Водянов работает ведущим научным сотрудником.

Бабочек Водянов ловит сам, для этого отправляется в ежегодные экспедиции в самые разные уголки мира. Энтомолог рассказал корреспонденту РИА «Воронеж», почему охота на бабочек связана с риском для жизни, можно ли на бабочках разбогатеть и как энтомологи дают имена открытым ими насекомым.

Птицекрылка-кровосос

Коллекционировать насекомых Константин Водянов начал еще в детстве. А с 1979 года, учась на кафедре беспозвоночных биолого-почвенного факультета ВГУ, начал собирать профессиональную коллекцию бабочек, которую пополнял во время летних научных студенческих экспедиций на Дальнем Востоке и Алтае.

Как-то раз в студенческие годы Константин и его приятель вызвались обновить экспозицию насекомых в музее природы ВГУ. Среди прочих в вузе был стенд с тропическими бабочками и жуками, и у бабочки-птицекрылки не хватало головы и брюшка. Студенты заказали восстановление таксидермисту — изготовителю чучел животных.

— Пока специалист восстанавливал бабочку, мы решили пошалить: взяли рогатую голову жука-оленя с большими челюстями и прикрепили к телу бабочки. В этот момент в музей нагрянула комиссия из Минобразования. Серьезные дамы заинтересовались бабочкой с челюстями. Мой приятель с самым серьезным видом наплел, что это бабочка-кровосос. Наврал с три короба, но никто не заподозрил, что мы шутим, — со смехом вспомнил Константин Водянов.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

Бабочки для Мавроди

После университета энтомолог работал на кафедре беспозвоночных, защитил диссертацию по теме «Фауна и экология дневных бабочек Воронежской области». На ее основании он писал очерки о ночных и дневных бабочках, готовил описания чешуекрылых для Красной книги Воронежской области.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

Тихую жизнь ученого нарушил развал СССР. После полугодовых задержек зарплат люди были вынуждены заняться челночничеством и торговать на рынке. Увидев, как на московском Измайловском рынке энтомологи продают бабочек, Константин приехал в Воронеж и решился продать двух первых крылатых красавиц.

— Я пошел в комиссионный магазин. Помню, мне было стыдно. Но на следующий день я с удивлением узнал, что они проданы. Мне отдали первые деньги — 450 рублей! И это при моей ежемесячной зарплате 140 рублей! — рассказал ученый.

В 1991 году Константин стал продавать бабочек на энтомологических ярмарках в Чехии, затем в Германии, а позже — по всей Европе и даже в Японии.

— СССР для иностранцев был Terra Incognita, поэтому они охотно покупали наших бабочек. Прибыли были большие. За сезон я зарабатывал 25 тыс. долларов, и это не предел. Благодаря бабочкам смог заработать на трехкомнатную квартиру, — признался коллекционер.

Однажды воронежец продал пару очень редких бабочек — парусников Шико — основателю финансовой пирамиды «МММ» Сергею Мавроди. Скандально известный бизнесмен купил их за 15 тыс. долларов для своего брата-коллекционера.

— Помните, на гербе «МММ» были изображены две бабочки?.. Когда он стал рассчитываться, я спросил у него: «Может, взять билетами «МММ?»» Он посмотрел на меня и сказал: «Не советую», — вспомнил энтомолог.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

Правило минутной стрелки

Первые деньги от продажи бабочек принесли воронежскому энтомологу возможность ездить в экспедиции в экзотические страны.

Фото предоставлено Константином Водяновым
Фото предоставлено Константином Водяновым

В поисках новых экземпляров ученый побывал во влажных лесах Южной Америки, джунглях Юго-Восточной Азии, на острове Мадагаскар, организовал более 40 научных экспедиций в сибирскую и дальневосточную тайгу, пустыни Туркмении и Таджикистана, был в горах Тянь-Шаня, Алтая и Саян, высокогорьях Памира и Гиндукуша.

Фото предоставлено Константином Водяновым
Фото предоставлено Константином Водяновым

Во время охоты на бабочек ученый в среднем проходит 35 км в день. Из каждой летней экспедиции привозит от 500 до 1 тыс. экземпляров.

В ловле насекомых у энтомологов есть свои секреты. Один из них — «правило минутной стрелки».

­- У бабочки глаза фасеточные. Она замечает движение объекта, когда он перемещается из одной фасетки в другую. Если двигаться очень медленно, как минутная стрелка, то нервного импульса у бабочки не возникает и она не испугается. В этом случае к ней можно подойти почти вплотную, — сообщил Константин Водянов.

Последнее на данный момент путешествие ученый совершил в 2019 году в Бирму. Потом из-за пандемии закрылись границы.

— В последние годы я люблю ездить в страны Средней Азии, входившие в состав бывшего СССР: Таджикистан, Узбекистан, Казахстан. Очень люблю Памир, в экспедиции туда ездил на протяжении семи лет. Местность на Памире очень бедная, нет ни деревьев, ни кустов. Ландшафт — камни, травка, лед и вода. Бабочек мало, но они крайне редкие, — констатировал ученый.

Для коллекции Константин Водянов отбирает бабочек экстракачества. Красавиц с выцветшими и порванными крылышками отпускает обратно на волю.

— К сожалению, есть такая порода коллекционеров: они ловят насекомых, давят их, а потом рассматривают. Если умерщвленная бабочка некондиционная, ее выбрасывают. Но так делать нельзя. Они подрывают популяцию, — отметил ученый.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

Как и 200 лет назад, энтомологи ловят бабочек сачком. Затем помещают в морилку с хлороформом, где насекомое безболезненно засыпает, умирая от передозировки.

Фото предоставлено Константином Водяновым
Фото предоставлено Константином Водяновым

— Никто из коллекционеров не сажает бабочек сразу на булавки. Это садизм. К тому же бабочка побьется, — отметил Константин Водянов.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

Как дают имена бабочкам

В экспедиции Константин Водянов обычно ездит со своим коллегой энтомологом Дмитрием Дубровским. Вместе ученые открыли и описали три новых подвида бабочек.

Фото предоставлено Константином Водяновым
Фото предоставлено Константином Водяновым

Называть неизвестных науке насекомых в честь себя среди ученых считается моветоном. Чаще дают имена коллег и учителей. Со второй половины XX века многие энтомологи стали называть бабочек в честь любимых женщин и членов семьи. Вот и напарник Константина, Дмитрий Дубровский, назвал открытый им подвид бабочки желтушки Вискотта в честь своей тогдашней жены Натальи — «натик» (Colias wiskotti natik).

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

— Со времен Карла Линнея бабочек называли в честь богов и героев древнегреческой и древнеримской мифологий. Когда их список исчерпался, начали называть насекомых именами богов из мифов Древнего Египта и Скандинавии. Затем одни ученые стали присваивать бабочкам названия географических топонимов, а другие называли в честь каких-то признаков либо в честь своих учителей или коллег, — рассказал Водянов.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

Кстати, в честь него самого немецкие энтомологи назвали новый подвид бабочки-бархатницы — эребия callias vodianovi из семейства нимфалиды. Бабочку ученый поймал сам, но ее открытие сделали немецкие коллеги энтомолога.

Стоимость только что открытой бабочки может доходить до 5 тыс. евро за пару. Затем с каждым годом цена снижается, пока не сравняется со средневзвешенной рыночной — порядка 300 евро за пару.

Охота с риском для жизни

Стоимость крылатых красавиц складывается из множества факторов. Один из определяющих — затраты на экспедицию, в которую энтомологи вкладывают большие деньги: расходы на дорогу, аренду вездеходов, еду, проживание, иногда — сопровождение местных гидов. Причем никто не дает гарантии, что экспедиция будет успешной.

Фото предоставлено Константином Водяновым
Фото предоставлено Константином Водяновым

— Часто прибываешь на точку, но поймать бабочек не получается. Все это автоматом идет в убытки, — отметил Константин Водянов.

Самые дорогие бабочки, как правило, живут в труднодоступных местах — например, в горах, на высоте 6,5 тыс. м. Чтобы попасть туда, энтомологу нужно обладать альпинистскими навыками. А бегать за бабочкой с сачком приходится и по краю отвесных скал. Одно неверное движение, и сорвешься вниз. Кстати, именно там, высоко в горах, живет любимая бабочка Константина Водянова — дневная бабочка аполлон автократор.

Фото предоставлено Константином Водяновым
Фото предоставлено Константином Водяновым

— В такие места дорог не существует. Сначала на чем-нибудь доезжаешь. Если машина дальше не проедет, пересаживаешься на ишака. Если ишак не может пройти — идешь пешком, — сообщил ученый.

Среди труднодоступных мест, где обитают редкие бабочки, — непролазные джунгли Папуа — Новой Гвинеи, где живут дикари, и зоны недавних военных конфликтов (например, Афганистан). Порой искать редких насекомых доводится и на еще не разминированных территориях. В неспокойных районах энтомологам приходится брать с собой и оружие.

Цена бабочки складывается не только из ее поимки, но и из ее научной обработки. Так, распространенная в Воронежской области бабочка-крапивница с грамотным научным описанием на этикетке стоит около 2 евро.

— У коллекционеров действуют законы рынка: если бабочку никто не видел 25 лет, то цена на нее вырастает. Когда такие бабочки снова появляются, коллекционеры начинают избавляться от них, и цена стремительно падает. Для роста цены потребуется снова 25 лет, чтобы бабочку не ловили, — добавил Константин Водянов.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

Интересно, что среди бабочек встречаются и уроды — гинандроморфы, имеющие признаки мужской и женской особей. Поймать такое насекомое — невероятное везение для ученых. И такая бабочка дороже своих обычных «родственников».

На вопрос, не жаль ли бабочек, Константин Водянов ответил: от рук энтомологов бабочек в мире гибнет меньше, чем в дикой природе, где их съедают летучие мыши и пауки, наездники и пчелы. Гусеницы страдают и от грибковых заболеваний — начинают заживо покрываться плесенью.

Бабочки умирают от химических удобрений, гербицидов. Кроме того, уничтожая леса и распахивая поля, люди истребляют кормовые растения, в результате чего насекомые погибают от голода.

Как гусеница превращается в бабочку

Ученый отметил: 90% жизни бабочки протекает в теле ее личинки — гусеницы. Живут гусеницы в среднем полтора месяца. Затем гусеница ищет укромное место, прекращается в куколку.

— Кокон гусеница плетет из шелковой паутины — выделений челюстной железы. Либо скрепляет несколько листьев этой паутиной. В коконе гусеница сбрасывает шкурку и превращается в куколку, — рассказал Константин Водянов.

В куколке происходит полное растворение органов и систем гусеницы до гомогенной однородной массы, затем из нее закладывается строение новых органов. Образуется совершенно иной организм, с крыльями и ножками. Затем бабочка взламывает внутреннюю оболочку, вылезает из нее и сушится.

— Сначала брюшко бабочки толстое, а крылышки маленькие. По специальным клапанам бабочка начинает перекачивать из брюха по жилкам, проходящим в крыльях, гемолимфу — жидкость, циркулирующую в сосудах и межклеточных полостях. Ее крылья расширяются, и бабочка их расправляет. Затем гемолимфа в крыльях и сами крылья высыхают, и насекомое готово к полету, — объяснил энтомолог.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

Некоторые гусеницы питаются ядовитыми растениями, содержащими алкалоиды. Поскольку гусеницы ничего не синтезируют, они накапливают алкалоиды растительного происхождения и становятся ядовитыми.

— Чаще всего из страшных гусениц вырастают красивые бабочки и наоборот: из красивых гусениц вырастают страшные бабочки. Кроме того, при метаморфозе алкалоиды, которые накопили гусеницы, попадают и в бабочек. В этом случае они тоже ядовитые и несъедобные. Распознать такую бабочку можно по угрожающей окраске — сочетаниям оранжевого, белого, красного и черного цветов, которые как бы говорят: «Я ядовитый, меня не трогай». Такая же окраска у божьей коровки и колорадского жука. Бывают и бабочки, содержащие цианид, — поделился Константин Водянов.

Ядовитые бабочки никого не боятся и летают стаями по одним траекториям. Более того, отметил энтомолог, в местах их обитания стоит смрад.

Но есть и съедобные бабочки, которые маскируются под ядовитых.

Зачем бабочке хвосты

В постоянной экспозиции в краеведческом музее представлены 1,5 тыс. бабочек из коллекции энтомолога. Она демонстрирует самых красивых, пестрых, прозрачных и крупных бабочек в своих группах.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

Самые большие насекомые, представленные на выставке, — павлиноглазки, или сатурнии, которые живут в тропиках и ведут ночной образ жизни. Несмотря на свои внушительные размеры, они в течение жизни ничем не питаются.

— На стадии гусениц они накапливают питательные вещества. Превращаясь из гусеницы в бабочку, носят у себя в брюшке запас питательных веществ, — пояснил Константин Водянов.

Поскольку эти бабочки малоподвижные и скорость их полета невелика, им нужно спасаться от своих главных врагов — летучих мышей. Насекомые научились их обманывать. Рукокрылые видят при помощи отраженного ультразвука. Мышь сканирует крайние точки насекомого, нацеливается на удлиненные выросты крыльев и пикирует. В результате хищники промахиваются. Максимум, чем повредит мышь бабочке, — это оторвет ей хвост. Но без хвостов бабочки могут летать и дальше, ведь их главные жизненные органы не затронуты.

Фото – Виталий Грасс (из архива)
Фото – Виталий Грасс (из архива)

Из семейства павлиноглазок очень интересны большие «лунные» бабочки, обитающие на Дальнем Востоке. Они имеют светло-голубой оттенок.

Ночных бабочек в семь раз больше, чем дневных. Среди них — бабочки семейства бражниковых, которые отличаются очень хорошим аппетитом.

— Само слово «бражник» означает «человек, который любит повеселиться, погулять, отведать бражки». Это про них. Помимо нектара бражники любят пить забродивший фруктовый сок. «Мертвая голова» любит воровать у пчел мед. А своим жестким хоботком она может даже протыкать ячейки сот, — рассказал ученый.

Питаются бражники с помощью длинных хоботков. В состоянии покоя хоботок свернут в спираль под головой. У бражника Моргана, обитающего на Мадагаскаре, — самый длинный хоботок: до 30 см.

— У тропических цветков бывают очень длинные чашечки. Не присаживаясь на цветок, такие бабочки способны зависать на одном месте, просовывать внутрь цветка хоботок и пить нектар.

А пестрые дневные бабочки семейства нимфалид, или многоцветниц, обитают на всех континентах, кроме Антарктиды. Нимфалиды есть и в Воронежской области. К ним относятся самые красивые дневные бабочки — павлиний глаз, крапивница, адмирал.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

— Некоторые бабочки из семейства нимфалид очень быстрые. Поймать их без приманки почти невозможно. Они любят полакомиться забродившими фруктами. Можно сделать приманку — смешать переспевшие бананы, папайю, полить ромом. Бабочки будут садиться на них и пьянеть. В этом состоянии их можно ловить пинцетом, — рассказал энтомолог.

Удивительны прозрачные, как стекло, бабочки семейства сатириды, которые живут под пологом леса в Юго-Восточной Азии и Южной Америке. Перелетая из солнечных бликов в тень, они, по поэтичному выражению ученого, «теряются, как стекляшка в стакане воды».

Огромная, похожая на сову бабочка из семейства брассолидов — калиго бразильская — живет в лесах Южной Америки. Садясь на дерево, насекомое складывает крылья и сливается с корой.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

На отдельном стенде представлены реликтовые ночные бабочки — брамеи. Среди них самая большая бабочка Воронежской области — большой ночной павлиний глаз, — которая в последний раз встречалась в регионе в 1960-е годы. При этом она по-прежнему обитает на юге — в Краснодаре, Ростове-на-Дону, на Кавказе.

Вообще, в Воронежской области обитают те же бабочки, что и на Европейской возвышенности. Помимо дневного павлиньего глаза, адмирала и крапивницы, это траурницы, лимонницы, капустницы и махаоны. До 1983 года в Воронежской области обитали и аполлоны.

Загадка синих бабочек

Пожалуй, самые эффектные красавицы на выставке — блестящие сине-голубые морфиды. Несмотря на насыщенный цвет их крылышек, в них нет синего пигмента.

— В XIX веке из этих бабочек делали блестки. Бабочки высшему свету так понравились, что из них искусственно пытались выделить пигмент. Лишь после изобретения микроскопа стало известно, что крылья бабочек покрыты чешуйками, как черепица. И хотя в большинстве своем они содержат пигмент, но у морфид пигмента не оказалось — они прозрачные. Их чешуйки преломляют свет и отражают цвета преимущественно синего спектра. Если крылышки полить маслом, то весь этот цвет пропадет, — рассказал Константин Водянов.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

Синий цвет, как правило, у самцов. У самок крылышки желтые, бежевые и мрачно-темные.

— Самцы более активные, а у самок ответственности больше. Они должны прожить дольше, чтобы наесться, отложить яички и расселить их по максимально большой площади.

Более полная, научная коллекция чешуекрылых хранится у ученого дома. Здесь в каждой демонстрационной коробке представлены бабочки одного вида.

Любимые бабочки энтомолога, помимо аполлона автократора, — парусники Средней Азии и Памира, за которыми Константин Водянов семь лет ездил в экспедиции: парусники Чарльтона, бабочка локсиас и открытая в 2004 году бабочка Давыдова.

В коллекции есть также бабочки желтые с черным узором — махаоны, которые обитают в Центральной России (в том числе Воронежской области), на Дальнем Востоке и Средней Азии.

А еще самые крупные в России бабочки: темные махаоны, или парусники Маака. Они живут на Дальнем Востоке. Бабочки летней генерации в два раза крупнее, чем весенней.

Есть ли у бабочек срок хранения

По словам Константина Водянова, срок хранения бабочек неизвестен. Например, бабочки из коллекции естествоиспытателя Карла Линнея, жившего в ХVIII веке, хранятся до сих пор. При этом коллекции не любят яркого света — именно поэтому в музее нельзя фотографировать бабочек со вспышкой.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

— На свету яркие пигменты, особенно красные и оранжевые, разрушаются мгновенно. Нужно поддерживать правильную влажность и температурный режим. Если влажность повышенная, бабочки размокают, становятся эластичными и меняют форму — заворачиваются. Влажность опасна еще и тем, что на бабочках начинает прорастать плесень, — рассказал Константин Водянов.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс

Еще один враг бабочек — музейные вредители кожееды, которые съедают образцы целиком. Для отпугивания паразитов экспонаты обрабатывают специальными химическими средствами.

— Бабочки — маленькая часть мозаики природного сообщества — биоценоза. Если это звено исчезает, то нарушается все сообщество. По состоянию фауны бабочек можно оценить все состояние окружающей среды. Если происходит природная катастрофа, из биоценоза в первую очередь исчезают бабочки, — резюмировал Константин Водянов.

Фото – Виталий Грасс
Фото – Виталий Грасс
Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: