12 Декабря 2018

среда, 01:26

$

66.24

75.71

Большой террор. Как бюст Сталина рассорил жителей воронежского хутора

, Воронеж, текст — Светлана Тарасова, фото — Андрей Архипов
  • 11879
Большой террор. Как бюст Сталина рассорил жителей воронежского хутора

Спецпроект РИА «Воронеж» – о репрессиях и последствиях культа личности.

РИА «Воронеж» продолжает спецпроект о Большом терроре 1937-1938 годов. Журналисты и эксперты проекта расскажут, как воронежцы пережили самые кровавые годы сталинского режима, о жертвах и палачах, об отношении нынешних поколений к событиям 80-летней давности.

Установку в 2013 году бюста Иосифа Сталина на хуторе Атамановка Россошанского района местные жители называют «вторым пришествием» генералиссимуса. Много лет назад памятников «вождю народов» здесь было несколько – на месте хутора располагался колхоз имени Сталина.

Современное изваяние внесло раздор и смуту среди хуторян, которых сегодня не наберется и полсотни. Одни считают, что памятником надо гордиться, другие называют его «гвоздем в сапоге». В ситуации разбирались корреспонденты РИА «Воронеж».

Железобетонный

В Атамановке бюст Сталина появился по инициативе местного пенсионера Владимира Коростова.

– Всем миром набрали на вождя 70 тысяч рублей. На бронзу не хватило, вот и сделали, из чего могли, – вздыхает Коростов.

Дома у пенсионера миниатюрный бюст Сталина из настоящей бронзы, есть флешка с его голосом.

Владимир всегда помнит о дне смерти вождя народов: 5 марта идет к бюсту, чтобы навести порядок – стряхнуть с него снег, возложить цветы.

– Сталин всю войну в шинели и сапогах ходил, как простой солдат! Наша страна с ним войну выиграла, разве можно его забывать?! – негодует Коростов.

У пенсионера есть четкая и понятная цель – восстановить попранную, на его взгляд, историческую справедливость. Себя Владимир в какой-то степени ощущает революционером, коммунистом, которому приходится преодолевать непонимание и даже рисковать.

Сорок лет назад Коростов вступил в КПСС, и до сих пор бережно хранит партбилет, взглядам своим не изменил. К нынешним коммунистам относится с подозрением, называя их «агентами мировой буржуазии» и «оппортунистами». Ностальгирует по советским временам и пытается по мере своих сил и возможностей «воссоздавать» былую эпоху.

С открытием в Атамановке бюста Сталина вышло много шума – сюжет вышел на федеральном канале. Олег Шевченко – глава Криничанского сельского поселения, к которому относится Атамановка, и сегодня этой славе не рад: «Прозвенели на всю страну!».

В округе памятник генералиссимусу тоже многих смутил.

– Сталин столько судеб поломал! – негодуют родственники репрессированных.

Монументальная пропаганда

Бюст Сталина – часть мемориального комплекса «Малый Сталинград», в который входит восемь монументов. Несколько гранитных плит, миниатюрный памятник «Катюше» и открытый в 2016-м монумент «Родина-мать» – все уместились на клочке земли размером 100х50 м на бывшем пустыре Атамановки. Экспозиция посвящена воинам-освободителям Великой Отечественной войны и жертвам фашизма.

– Из хутора на фронт ушли около сотни жителей. В декабре 1942-го в Атамановке развернулась Среднедонская наступательная операция «Малый Сатурн», ставшая частью битвы за Сталинград. На сельском кладбище о тех временах лишь памятник казненным во время оккупации односельчанам и все. Это несправедливо, – объясняет Владимир свою инициативу по устройству мемориала.

Идею Коростова поддержал областной совет ветеранов войны и труда. Через интернет бросили клич о сборе средств. Первыми откликнулись из Перми – родственники погибшего под Атамановкой пулеметчика.

Первая гранитная плита появилась на хуторе в 1999 году. На ней – имена 24 человек, расстрелянных в августе 1942 года. С тех пор мемориал примерно раз в два года прирастал очередной творческой задумкой пенсионера.

Своя колея

С 2014 года Коростов живет в Воронеже, в общежитии.

– В Воронеже – архивы, мне с ними работать нужно: восстанавливать историю Атамановки и написать книгу, – объясняет пенсионер свое пребывание в мегаполисе.

Говорит, искать информацию в архивах непросто. Про коллективизацию в колхозе имени Сталина, который существовал в Атамановке с 1935 по 1957 годы, сведения скудные. Раскулаченные были, но, по мнению Владимира, наказали их за дело: «злобствовали, вредили советской власти, подожгли дом председателя».

Владимир чтит историю своей семьи. Его отец, Иван Коростов, воевал, получил тяжелую контузию. Мама, Мария, трудилась дояркой в колхозе. Сам Владимир после окончания техникума крутил в Атамановке фильмы, пока в 70-е годы клуб не закрылся. В поисках работы помотался по всей стране. В 50 лет вернулся к родителям.

Нынешняя Атамановка – забытый богом край: ни газа, ни магазина, ни клуба, ни работы. Дороги тоже не было, если бы не Владимир.

– Это я ее выбил. Ради того, чтобы проложить всего пару километров, пришлось мотаться за сотни – в Москву. Почти неделю ночевал на Павелецком вокзале, но попал-таки на прием к федеральному чиновнику. Он написал на моем заявлении «принять меры». И к 1999 году, как раз к открытию первого памятника, дорога появилась, – вспоминает Коростов.

«Колхозница с автоматом»

Идея мемориала пришлась по вкусу не всем землякам. Через три месяца после установки первой гранитной плиты, ее кто-то попытался сдвинуть и она раскололась. Неизвестные два раза срывали флаг, ломали древко и рвали полотнище.

Недопонимание вышло и с властями. Прежняя глава Криничанского сельского поселения Елена Остапенко выдала Коростову разрешение на установку лишь двух памятных знаков. Но мемориальная композиция «Малый Сталинград» стала разрастаться – нынешнее руководство в свои планы пенсионер уже не посвящал.

– Он подставил нас этим бюстом Сталина! Приехало телевидение, делать сюжет об открытии бюста. А поселковая администрация ни сном, ни духом! Он до сих пор живет при Советском Союзе, поклоняется Сталину… Тут родственники репрессированных стали возмущаться… Я не хочу топтать память Иосифа Виссарионовича, но то, что Коростов, ни с кем не советуется, создавая свои монументы, – факт. Он нагородил восемь памятников на небольшом клочке земли. Когда прошлой осенью он открыл там очередное свое творение – «Родина-мать», многие вообще за голову схватились. То ли там санитарка со снопом в руке, то ли колхозница с автоматом и в короткой юбке…Художественная ценность этих творений, мягко говоря, сомнительная… – говорит глава Криничанского сельского поселения Олег Шевченко.

Бывший воин-афганец Геннадий Рябоконов напротив поддерживает Коростова.

Геннадий Рябоконов и Вера Грызлова

– Сейчас такое время, что никто ничего не хочет помнить. Вот я, к примеру, воевал когда-то, собой рисковал, а от государства ничего не получил – ни квартиры, ни пенсии по инвалидности… А Сталин – герой. При нем наше государство уважали и ветеранов не забывали. Володя – молодец, не только о себе печется, но и об ушедших, которых забыли, – считает Рябоконов.

Недавно вернувшаяся на хутор, чтобы ухаживать за своей пожилой матерью, Любовь Николаева тоже одобряет инициативу Коростова.

Любовь Николаева

– Моя мама сдавала деньги на бюст Сталина. Памятник нужен. В соседнем селе Первомайском над нами немного насмехались, дескать, тирану бюст поставили. Но у каждого свое мнение – говорит Николаева.

Анастасия Коростова – дальняя родственница Владимира – тоже сдавала деньги на бюст «отца народов».

– Мне скоро 80 лет, я не сильно-то разбираюсь... Сталина надо почитать, он же был нашим руководителем. Он хороший мужик был! Как и Ленин… – говорит бабушка.

Анастасия Коростова

Война с немцами

Всего в 30 км от Атамановки находится знаменитая Богучарская тюрьма, где, по данным историков, расстреляли от 300 до 500 «врагов народа». Некоторые говорят, что тюрьма и есть достойный памятник тирану.

Валентина Сартисон живет в Атамановке десять лет. Она одна из тех, кого местные называют «немкой». Хотя родом из Липецка, но вышла замуж за немца с примесью норвежской крови из Казахстана – Якова Сартисона. В 90-х переехали в Германию, где прожили 12 лет.

Мечта построить родовое поместье в Германии оказалась несбыточной. Вместе с семьей и единомышленниками Валентина перебралась сюда. «Немцев» в Атамановке семей десять – летом приедут еще.

«Советский человек» Коростов с подозрением относится к переселенцам и иначе, как «предателями», не называет. Говорит, сначала они бросили одну родину, потом другую – мол, чего от них ждать?..

Валентина Сартисон

– Мы между собой долго обсуждали эту тему – мемориал «Малый Сталинград»…Были у нас разные правители. Тот же Иван Грозный, про которого много чего говорят. Сталин вот. Но они были, и от этого не деться никуда. Отношение к Сталину у нас двоякое, – признается Валентина.

Предков ее супруга «отец народов» выселил из Поволжья в Казахстан. Отсюда и «отношение» к нему современных «немцев».

– В Богучаре были казематы, там людей расстреливали по приказу Сталина. Из-за этой системы многие погибли…Я бы вообще не стала ставить памятники никому. Наша мечта – посадить парк, живые деревья – вот это был бы достойный памятник ушедшим душам. А Слободин свои бетонные ваяет... Мы теперь будем пресекать любую его попытку поставить здесь свое очередное творение без нашего ведома, – обещает Валентина.

«Ностальжи» и обострение любви

Мода на памятники Иосифу Сталину в России началась на рубеже XX-XXI веков. В Липецке, в Сургуте и Ростове-на-Дону на пьедесталы водружали бронзовых и гранитных генералиссимусов. Бюст вождя в 2011 также установили на территории сельхозатели имени Ленина в Аннинском районе Воронежской области.

Обычно подобные памятники ставят люди небедные – бизнесмены-«патриоты» или коммунисты. А тут – старик, получающий пенсию - меньше 9 тысяч рублей.

В России традиционно любили жестоких и сильных правителей, считает доктор политических наук Владимир Слатинов. По его мнению, тоска по «сильной руке» – часть российской политической культуры, которая связана со спецификой формирования государства и ментальностью.

Идею преобладающего, давлеющего над личностью, государства многие воспринимают как системаобразующую. Да, это государство репрессивное по отношению к своим гражданам, но одновременно не щадящее и элиту.

Есть периоды, когда эти настроения усиливаются, или наоборот – ослабевают. Сегодня – усиливаются. Орловский губернатор, к примеру, поставил недавно памятник другому тирану – Ивану Грозному. Обострение любви к такого рода деятелям связано со специфическим периодом развития нашего государства. Россия ослабла в 90-е годы, но сегодня она, в представлении многих, встает с колен. Встает не так быстро, как хотелось бы. Этому, на взгляд многих, мешают коррумпированные элиты. А значит, необходимо ужесточение режима. Как следствие, у людей возникает желание вернуть поклонение тем деятелям, которые в свое время с успехом это делали. Увы, сегодня такие настроения очень сильны в нашем обществе.

Владимир Слатинов

доктор политических наук


Председатель воронежского общества «Мемориал» Вячеслав Битюцкий объясняет поветрие подобных памятников «протестными» настроениями.

Вячеслав Битюцкий

– Многие считают так: пусть все кругом Сталина ругают, а я почитаю его за хорошего. Он войну выиграл… При этом не вникают: как началась война? Почему? Какой ценой была достигнута победа?.. – рассуждает Битюцкий.

По словам Вячеслава Битюцкого, в Россошанском районе в 30-е годы 17-летнего Сашу Гончаренко и еще десятерых его товарищей расстреляли.

– Ребята жили в одном общежитии птицетехникума. Их обвинили во вредительстве – дескать, какие-то краны они там поломали в той общаге, а следователи быстро слепили какую-то «организацию». В Росошанском районе нашлись люди, установившие бюст Сталину, а желающих установить мемориальную доску в память о тех расстрелянных ребятах – нет, – сетует Битюцкий.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Больше интересного в вашей ленте
Читайте РИА Воронеж в Дзене

Главное на сайте

Вход
Используйте аккаунты соцсетей
Регистрация
Используйте аккаунты соцсетей
CAPTCHA
Не помню пароль :(
Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: