6 Июля 2020

понедельник, 20:17

$

70.50

79.22

Большой ребенок. Мальчик из Воронежской области весит 260 кг и мечтает сесть на велосипед

, Семилукский р-н, текст — , фото — Наталья Фокина
  • 86951
Большой ребенок. Мальчик из Воронежской области весит 260 кг и мечтает сесть на велосипед Большой ребенок. Мальчик из Воронежской области весит 260 кг и мечтает сесть на велосипед Павел Бурчаков в 15 лет почти не может ходить.

Павел Бурчаков в 15 лет почти не может ходить.

При росте 170 см 15-летний Павел Бурчаков весит 260 кг. Подросток не может пройти больше 30 м без остановки – начинается одышка и синеют губы. Врачи предупредили родителей семилукца: если сын продолжит стремительно набирать вес, его ждет резекция желудка или смерть.

Как семья и медики борются за жизнь мальчика – в материале РИА «Воронеж».

«Думают, что кормим его ведрами»

Вся семья Бурчаковых, состоящая из трех человек, ютится в одной небольшой комнатке на пятом этаже.

– За последние два года Паша прибавил в весе более 50 кг. Сын практически перестал выходить на улицу. Целыми днями в кресле у компьютера. Зовешь его на прогулку, он отмахивается. С пятого этажа еще выбраться нужно. В итоге «гулял» на лестничной площадке. Спустится на один пролет ниже, сядет на свой стульчик у окна, подышит и снова домой. И так за день несколько раз. Да и то, если мы настаивали. Вот и вся активность, – говорит папа мальчика Павел.

В последние годы Павел Бурчаков гуляет не на улице, а здесь
Фото – Наталья Фокина

Долгое время родители ломали голову, почему ребенок так быстро набирает вес. Думали, виной всему наследственность: его мать Ирина – инвалид с рождения, врачи поставили диагноз «гипотиреоз» (недостаток гормонов щитовидной железы). В молодости женщине удавалось с помощью медикаментов и изнуряющих диет поддерживать себя в форме. Но с возрастом это делать все сложнее. Сейчас при росте в 140 см она весит около 130 кг.

– Недавнее обследование, проведенное в Москве, показало, что моя болезнь сыну не передалась. Окружающие думают, что мы кормим его ведрами! Но поверьте, у нас просто не хватит денег так шиковать. Живем, по сути, на две пенсии по инвалидности – мою и сына. Наш папа вынужден был бросить работу, чтобы ухаживать за нами, – рассказывает Ирина.

По словам Бурчакова-старшего, столичные медики предположили, что организм его сына неправильно усваивает калории. Если у обычного человека 70% калорий перерабатываются в энергию и сгорают, а 30% – откладываются в мышцы и жировую прослойку, то у Павла, наоборот, 70% превращаются в жир.

– На вопрос «Почему?» – нам ответили: «Предрасположенность». Если родители полные, то, скорее всего, и ребенок будет таким же. В домашних условиях мы оказались бессильны в борьбе с ожирением. Страх потерять единственного сына заставил нас обратиться к медикам, – говорят родители Паши.

«Меня отправляли на аборт»

Врачи сказали Ирине, что у нее не может быть детей. Будущего мужа Павла это не отпугнуло – поженились. А вскоре после свадьбы узнали, что станут родителями.

Ирина Бурчакова
Фото – Наталья Фокина

– Этот случай медики назвали настоящим чудом, но отправили... на аборт. Говорили, что из-за моего заболевания слишком велик риск того, что выносить и родить здорового малыша не получится. И есть вероятность, что он будет очень крупным. Но мы с мужем осознанно шли на риск. Понимали, что, возможно, второго шанса стать родителями у нас не будет, – вспоминает Ирина.

Врачи потребовали от будущего отца письменного отказа от аборта и согласия: каким бы ни родился ребенок, он заберет его домой.

На свет Павел появился без физических отклонений. Вес тоже был в норме – чуть более трех килограммов. Но по мере того как мальчик рос, очевиднее становились и различия с ровесниками. В первом классе Паша уже был гораздо крупнее и на голову выше своих одноклассников. Но общий язык с ними находил быстро. Сутки напролет катался на велосипеде, играл в войнушку. Параллельно занимался боксом. А если мама покупала машинку, просил, чтобы непременно купила еще одну – для друга.

– До третьего класса было все нормально. А потом стал подолгу болеть. Обычная ангина могла растянуться на несколько месяцев. Конечно, это сказывалось на учебе, нам рекомендовали перейти на домашнее обучение, – говорит Павел-старший.

Трехлетнему Паше (слева) покупали одежду для семилетних. Паше 1 год (справа).
Фото – из семейного архива Бурчаковых

Сначала педагоги ходили на дом, а после стали заниматься удаленно – через интернет. В ожидании звонков от учителей мальчишка мог сидеть перед компьютером часами. И так продолжалось не год и не два. Из-за малой активности вес начал расти еще быстрее.

– Пашка никогда не жаловался. Но, думаю, его начали дразнить во дворе. Со временем красочные компьютерные игры, новые онлайн-друзья затмили реальную жизнь. Для них он не был толстяком, он был своим. Его принимали таким, каков он есть. И стимул бывать на улице пропал окончательно. Пытались заставлять, но сын – ни в какую! Говорил, мол, с бабками на лавочке сидеть ему скучно, а больше и не с кем, – продолжает глава семейства.

В детстве Паша любил ходить на речку, плавать, рыбачить. Как-то отец заказал такси и вывез сына к воде. С горки-то они спустились, но подъем превратился в настоящую муку. Мешала одышка. Под тяжестью тела у мальчика заболели ноги. С длительными походами пришлось завязать. Попробовали бассейн. Но там 180-килограммовому ребенку (столько Павел весил в 13 лет) без сопровождения взрослых плавать не разрешили. Не дай Бог, начнет тонуть, а вытащить такого тяжеловеса некому. Отец на тот момент еще работал. Мама уже с трудом передвигалась по дому. Так что и от этой идеи пришлось отказаться.

В больнице

Увидев журналиста в своей больничной палате, Паша отвлекся от компьютера и улыбнулся. Следом зашел отец. В руках у него – термос с борщом, салатик, домашние сухарики и две бутылки ледяной воды.

– Больничную еду сын есть отказывается. Сидит весь день голодный, пока я не принесу домашнюю. Борщ, к слову, готовим на воде. А теперь посмотрите на весь его рацион и скажите: может ли он от такой пищи прибавлять десятки килограммов? – рассуждает Бурчаков-старший.

– Может, – с этими словами в палату вошел главврач районной больницы Алексей Акульшин. – В день, по расчетам московских врачей, Павлу нужно употреблять не более 3000 калорий. Но здесь важный момент – сколько он при этом двигается. Если движения не будет вовсе, то и суточная норма калорий должна быть значительно ниже. Когда он к нам попал, с трудом делал даже несколько шагов. А теперь преодолевает 30 метров.

Лечебная физкультура в больнице
Фото – Наталья Фокина

Врачи контролируют питание парня, делают вместе с ним лечебно-физические упражнения, выводят на прогулку. Только ежедневно взвешивать такого пациента не на чем: обычные весы не выдерживают. Приходится пользоваться техническими. Из-за плотного слоя жира врачам не удалось проверить работу сердца подростка с помощью холтера. Анализ крови показал, что у Павла преддиабетное состояние и давление под 150.

– Вы, родители, любите, жалеете его. Но вопрос не в жалости, а в том, сколько он проживет. После лечения в Семилукской больнице Павел отправится в специализированный реабилитационный центр в Лисках. Там как раз занимаются пациентами, у которых проблемы с весом. Если ему не удастся похудеть и угроза для жизни сохранится, проведут сложную операцию – резекцию желудка. Иными словами, отрежут его часть. В организме происходит полное перераспределение работы сердца и других органов. Жесткая диета. Сможет ли он ее выдерживать? – описывает перспективы врач.

Бурчаковы слушали молча.

– Я бы хотел снова начать нормально ходить, сесть однажды на велосипед. Знакомые говорят, что мое увлечение компьютерами могло бы стать профессией. С удовольствием бы выучился на программиста. Но сейчас сам понимаю, что мне без помощи не справиться, – говорит на прощание Павел-младший. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: