19 сентября 2021

воскресенье, 02:01

$

72.56

85.46

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Роза

, Поворинский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 21943
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Роза Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Роза
Как переселенцы из Ростовской области вдохнули новую жизнь в брошенные земли

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10−15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск спецпроекта посвящен хутору Роза Поворинского района, где постоянно живут четыре человека.

Территориально Роза относится к Байчуровскому сельскому поселению и находится в 7 км от его центра – села Байчурово. Да только официальной административной единицы «хутор Роза» в природе не существует, и этого названия нет ни в одном справочнике.

Во времена СССР на этом месте был поселок Передовой с полусотней домов, входивший в структуру местного колхоза «Восток». Из-за того, что он находился как бы на отшибе, в народе его называли «Оторванной Розой».

Примерно в 1976 году отсюда уехали последние жители, оставившие брошенные колхозные дома, гаражи и конюшни. И до 1993 года все бывшие колхозные здания потихоньку растаскивались жителями соседних сел – Байчурово, Каменки и Вихляевки.

А новую жизнь бывшей Оторванной Розе, как и новое название, дала семья Виотко – переселенцы из Ростовской области.

В одном доме живут 63-летний Николай Алексеевич, его 65-летняя супруга Валентина Петровна, ее 90-летняя мать Анна Андреевна, сын Николая и Валентины Евгений и их дочь Аня с внучкой Ритой. Дом стоит примерно в полукилометре от асфальта, ведущего из Байчурово к Вихляевке.

Он хорошо просматривается с дороги. Кроме него, никаких строений тут не видно.

– В 1991 году мы приехали в эти места, – рассказал корреспонденту РИА «Воронеж» Николай Виотко. – На родине, в Тарасовском районе Ростовской области, мы начали было заниматься фермерством, но тамошний дефицит земли и отсутствие долгосрочных перспектив располагали к перемене мест, а у жены здесь, в соседнем селе Кардаиловка, работала сестра. И мы купили там дом. А потом я начал заниматься фермерством на здешних землях, стали одними из первых фермеров Поворинского района, имели 100 га земли. А в 1993 году решили переехать на место бывшего поселка Передовой, где еще оставались фундаменты старых колхозных домов и некоторые строения. Сегодня мы зарегистрированы в Кардаиловке, но живем здесь, на нашем хуторе, названном Розой в память о давних колхозных временах.

Николай по специальности электрик, Валентина агроном, окончившая в свое время воронежский СХИ. Супругов накрепко привязала к новому месту здешняя земля, которой так не хватало на севере Ростовской области. Правда, сегодня от тех самых 100 га земли у Виотко осталось всего 14, и в 2010 году Николай перестал числиться фермером – сейчас на этих гектарах у него растут корма для подсобного хозяйства, в котором коровы, поросята и птица.

– Примерно до 2010 года отчасти мы жили за счет племенного питомника «Воронежская роза», который держали здесь, – рассказала Валентина. – Разводили в основном кавказских овчарок и немного – алабаев. Эта страсть во мне жила с детства – я мечтала дома иметь собак, а мама разрешала заводить только кошек. У нас здесь были и чемпионы Евразии, и другие медалисты, но со временем мы поняли, что из глубинки такой бизнес вести сложно, нужен мощный менеджмент. В общем, с питомником мы закончили. Может быть, скоро снова вернемся к этой теме.

Роза располагает к вольному образу жизни, к свободе: до ближайшего жилья отсюда 5 км. А потому, когда Аня и Женя были еще детьми, их родители держали нескольких лошадей, вместе с которыми брат с сестрой осваивали азы вольтижировки и конкура. Особенно это удавалось в паре с орловским рысаком Орликом. Он даже помогал хозяевам с замесом раствора из навоза и соломы, который использовали для строительства на подворье.

– В 2000 году я чуть не вышла замуж в Вену, – вспомнила Анна, недавно вернувшаяся в родительский дом из Москвы, где жила с 2005 года. – С женихом познакомилась в интернете, даже ездила к нему, но почему-то тогда побоялась кардинально поменять свою жизнь и переехать. В 2005 году вышла замуж в Москве, родила дочь Риту, с мужем мы расстались, и теперь с дочкой я вернулась туда, где прошло мое детство. По специальности я помощник повара, буду искать работу в Воронеже, а Рита пойдет в пятый класс в школу соседней Каменки. Осталось несколько раз мотнуться в Москву за вещами – и все, прощай, Белокаменная!

Брат Анны Евгений постоянно живет с родителями. Он несколько раз пытался зацепиться за работу вдали от дома, но всегда выходило так, что он возвращался на ставший для него родным хутор Роза.

– Не уверен, что на всю жизнь останусь тут: рано или поздно надо будет создавать семью. Вряд ли какой современной девушке будет интересно жить в нашем доме на хуторе – тут каждый день надо подниматься в пять утра, и понеслось. В дом заходишь только после 22:00, – рассудил Евгений.

Для поддержания «реноме» хутора Роза Валентина с самых первых дней своей здешней жизни выписывала розы различных сортов издалека, в том числе из Латвии. Теперь хутор встречает своих редких гостей клумбой, на которой уживаются цветы разных сортов.

– Когда я стала закупать посадочный материал, в начале 90-х, его невозможно было приобрести даже на рынке в Борисоглебске. Вот и пришлось искать адреса, писать, оплачивать и получать первые цветы издалека, – вспомнила хозяйка. – Вообще роза – некий компас, который показал нам новое направление жизни. Кстати, от нашего дома ровно 3 км до границы двух областей – Саратовской и Волгоградской, а также по 50 км до Поворино и Балашова. Мы как бы находимся в самом центре нашего небольшого мира, ограниченного дальними и ближними окрестностями хутора Роза.

В хозяйстве Виотко шесть единиц техники: трактора, комбайн и автомобили. Они стоят рядом с тем домом, где семья провела несколько лет, пока не было готово нынешнее жилье на остатках фундамента бывших колхозных строений.

Когда корреспонденты РИА «Воронеж» были на Розе, как раз настало время дневной дойки – Евгений пригнал коров Пчелку и Жданку, а Валентина Петровна и Анна наладили доильные аппараты, и молоко потекло в бидоны. Сразу же из глубины двора подошли несколько кошек, готовившихся отведать молока.

– Из молока мы делаем сыр и сметану, – рассказал Николай Виотко, – не на продажу, а именно для себя. Раньше занимался пчелами, но окрестные поля различных сельхозпредприятий опыляются химикатами и водить пчел стало проблематично.

– Здесь необыкновенная земля, – считает супруга Николая. – В Ростовской области тоже был чернозем, но другой. Там, если едешь на машине после дождя, он такой жирный и липкий, что отрывал подкрылки автомобилей, а тут земля мягкая, как пух! Мы на зиму обычно заготавливаем более сотни трехлитровых банок компотов и консервированных овощей.

Иногда, когда супруги работают на земле, им попадаются старинные монеты, а два года назад Валентина нашла серебряную медаль времен русско-турецкой войны 1877−1878 годов с надписью: «Не намъ, не намъ, а Имени Твоему». Такими награждали воинов, участвовавших в обороне Шипкинского перевала или оборонявших во время блокады город Баязет.

– Видимо, на этом месте стояла усадьба участника той войны, – предположил Николай Алексеевич. – А после нас в здешней земле, скорее всего, останутся какие-нибудь железяки от комбайнов и тракторов, которые помогают нам ее обрабатывать.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: