3 Июля 2020

Пятница, 13:33

$

70.52

79.52

Спустя 41 год. Как вдова воронежского защитника Брестской крепости узнала о его судьбе

, Новохопёрский р-н, текст — , фото — из семейного архива Ерундовых и из книги
  • 9996
Спустя 41 год. Как вдова воронежского защитника Брестской крепости узнала о его судьбе Спустя 41 год. Как вдова воронежского защитника Брестской крепости узнала о его судьбе Последние дни Григория Ерундова отражены в книге писателя-фронтовика.

Последние дни Григория Ерундова отражены в книге писателя-фронтовика.

Когда 25-летний Григорий Ерундов ушел на фронт, в поселке Долиновский Новохоперского района его остались ждать жена Евдокия с маленьким сыном Станиславом. Больше главу семьи им увидеть не довелось. Евдокия Васильевна ничего не знала о судьбе мужа, получила только извещение о том, что он пропал без вести. Лишь через 41 год из переписки с писателем-фронтовиком, который собирал информацию о героических защитниках Брестской крепости, вдова узнала правду. Владимир Купчиков сообщил все, что удалось выяснить о гибели ее мужа. Евдокия ему ответила. Ее письма впоследствии стали частью книги Купчикова «До последнего патрона».

Как встретил смерть молодой Григорий Ерундов – в материале РИА «Воронеж».

Взвод конной разведки 125-го стрелкового полка. Григорий – третий слева в верхнем ряду

«Труд освобождает»

– Из книги мы узнали, что 22 июня 1941 года Григорий Ерундов служил во взводе конной разведки 125-го стрелкового полка, дислоцировавшегося на начало войны в Брестской крепости. Он принял бой в северо-западной части стоявшего насмерть Кобринского укрепления и после прорыва из крепости попал в плен. В результате боев за Брестскую крепость погибло около 2 тыс. наших солдат, от 5 до 6 тыс. воинов попали в плен. Осенью 1941 года деда видели в концлагере Заксенхаузен в очень плохом состоянии. Он был болен тифом. В лагерь он попал после попытки массового побега военнопленных из Бяла-Подляски, – рассказал внук фронтовика Сергей Ерундов.

Заксенхаузен – один из первых нацистских концентрационных лагерей, все остальные создавались по его типу. Здесь погибло около 100 тыс. человек. На воротах лагеря висела табличка с циничной надписью: «Труд освобождает». На территории находились устройство для произведения выстрелов в затылок, крематорий с четырьмя печами и газовая камера. Был здесь и так называемый тир с механизированной виселицей. Последняя представляла собой механизм с ящиком, в который вставляли ноги узника, и петлей для его головы. Жертву растягивали, после чего упражнялись в стрельбе.

Еще один вид издевательств – «испытание обуви». Вокруг плаца были расположены девять трасс с различными покрытиями. Выбранные узники должны были в различном темпе каждый день преодолевать 40-километровые дистанции. Позже гестаповцы усложнили испытание, вынуждая узников ходить в обуви меньших размеров, неся на себе мешки весом до 25 кг. Заключенные выдерживали максимум месяц – ноги опухали и стирались до крови.

В этом аду и оказался Ерундов. На территории Заксенхаузена существовал больничный барак, где проводились медицинские эксперименты над людьми. Лагерь снабжал учебные заведения Германии анатомическими демонстрационными материалами. Нет смысла описывать мучения, которым подвергались живые люди. Широко практиковалось заражение узников различными болезнями. Одной из жертв этих опытов и стал красноармеец Григорий Ерундов.

– Как следует из книги, его, уже тяжело больного тифом, отправили в другой лагерь – шталаг 302, расположенный в Польше. Там он и скончался, – сообщил внук Григория.

«Вечная вдовушка»

«Гриша все мечтал: когда сын вырастет, он у нас будет хорошо учиться и мы будем радоваться его делам», – писала вдова солдата Владимиру Купчикову.

Она вспоминала, что любимым занятием ее мужа было столярное дело, что он мечтал построить дом, чтобы приходило много гостей, очень любил природу, собирал грибы. Когда нужно было кому-то помочь, всегда спешил на выручку.

«Воспоминания о Грише и его страшной смерти очень волнуют и терзают меня. Как мало мы с ним были вместе! Очень я переживаю за мужа и его товарищей, которые перенесли нечеловеческие муки. Но что поделаешь, наверное, его судьба такая, что отдал жизнь за счастье людей на земле. Все, о чем мы мечтали, через эту проклятую войну не исполнилось, и осталась я вечной вдовушкой, жила лишь и радовалась сыну, который остался теперь самым дорогим в моей жизни», – сетовала Евдокия Васильевна.

Ни вдовы солдата, ни его сына Станислава уже нет в живых. Но остались два внука. Один из них – Сергей Ерундов – так и живет в поселке Долиновский, где ждала мужа с войны его бабушка.

– До самой смерти она все повторяла: «Гриша, если бы ты был, как бы хорошо мы жили», – вспомнил Сергей Ерундов.

У него самого трое детей и трое внуков. Младший сын, Евгений, служит в армии в Москве, в знаменитом Семеновском полку.

Сергей Ерундов с внуком Романом

Справка РИА «Воронеж»

Брестская крепость первой приняла на себя удар гитлеровских войск. В ней 22 июня 1941 года находилось около 9 тыс. военных и 300 офицерских семей. С немецкой стороны штурм осуществляли около 17 тыс. человек при поддержке танков, артиллерии и авиации. По плану цитаделью следовало овладеть уже в первый день войны.

В 4:15 22 июня по крепости открыли артиллерийский огонь, заставший гарнизон врасплох. Были уничтожены склады, водопровод, прервана связь, нанесены крупные потери личному составу. В 4:45 начался штурм. Неожиданность атаки привела к тому, что единого сопротивления гарнизон оказать не смог и был разбит на отдельные части. Сильное сопротивление немцы встретили на Волынском и особенно на Кобринском укреплении, где дело дошло до штыковых атак.

Ежедневно защитникам крепости приходилось отбивать семь-восемь атак, причем применялись огнеметы. Бойцам удалось закрепиться в казематах и подвалах Брестской крепости. Люди находились в подземелье без еды и воды. Через некоторое время красноармейцы убедили женщин с детьми выйти, чтобы не умереть от голода. Те покинули подвалы крепости и сразу попали в плен.

Умирая от истощения, под постоянным огнем, бойцы до последней минуты жизни продолжали сражаться с противником. Окончательно взять Брестскую крепость под свой контроль немцам удалось лишь к августу. Одна из надписей в крепости гласит: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20/VII-41».

В послевоенное время большая часть цитадели была разобрана для строительства домов. Восьмого мая 1965 года Брестской крепости присвоили звание «Крепость-герой».

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: