12 Июля 2020

воскресенье, 19:58

$

71.23

80.27

В Воронежской области смертельно больная женщина надеется наказать врача, поставившего ей неправильный диагноз

, Кантемировский р-н, текст — , фото — Ольга Бренер
  • 5995
В Воронежской области смертельно больная женщина надеется наказать врача, поставившего ей неправильный диагноз В Воронежской области смертельно больная женщина надеется наказать врача, поставившего ей неправильный диагноз Пропуск ранней патологии на флюорографическом обследовании привел пациентку ЦРБ к последней стадии рака, а врача-рентгенолога – к выговору.

Пропуск ранней патологии на флюорографическом обследовании привел пациентку ЦРБ к последней стадии рака, а врача-рентгенолога – к выговору.

Прошлым летом Ларисе Исаковой сказали, что жить ей осталось один месяц. Но вот на дворе конец февраля, а она варит гостям из РИА «Воронеж» кофе, раскладывает документы. У нее измученное, но ясное и доброе лицо: боли отступили, и есть немного сил. Хотя бывают совсем другие дни, когда приходится лежать и принимать сильные обезболивающие. У 74-летней жительницы Кантемировки – четвертая неоперабельная стадия рака легких.

Хроника беды

Весной прошлого года на очередном флюорографическом обследовании в ЦРБ у женщины обнаружили затемнение. Пациентку направили на дополнительное обследование в областной онкологический и противотуберкулезный диспансеры.

Надо сказать, что Лариса Васильевна – человек дисциплинированный и флюорографию проходила каждый год. Этого требовали регулярные госпитализации в районную больницу с ишемической болезнью сердца. Исаковой выдали на руки флюорографическое исследование ее легких за 2011 год. Заключение кантемировского рентгенолога не оставляло сомнений: «патологии не выявлено».

– А почему вы к нам только сейчас приехали? У вас и в 2011 году на снимке уже хорошо просматривалось затемнение, – удивились онкологи ВОКОД.

Примерно это же сказали Ларисе Васильевне и воронежские фтизиатры.

«Патология в нижней доле справа определялась с 2011 года. На дообследование с этого времени не вызывалась… Диагноз: канцероматоз легких (без первично выявленного очага)»,

– из заключения областного
противотуберкулезного диспансера.

Еще воронежские врачи запросили флюорографический снимок легких за 2012 год, который ЦРБ почему-то сразу не выдала. Муж Ларисы Васильевны пошел за ним в кантемировскую больницу. Много лет все эти обследования в ЦРБ проводит и описывает единственный на весь район врач-рентгенолог Алексей Коробко.

– Он разговаривал со мной очень грубо, целый скандал почему-то устроил и выгнал из кабинета. Я был вынужден обратиться за помощью к заместителю главного врача ЦРБ Игорю Перковскому, – рассказывает Борис Исаков, муж Ларисы Васильевны. – Вместе с ним мы снова пошли к Коробко, и тот сразу вместе с медсестрой нашел снимок за 2012 год с тем же, что и от 2011-го года, заключением: «патологии не обнаружено».

Воронежские врачи отметили, что и на этом снимке отчетливо видно развитие тяжелой болезни. Но за те два решающих года, когда онкология еще поддавалась лечению, время было упущено безвозвратно.

Лариса Васильевна пролежала три недели в диагностическом отделении областного туберкулезного диспансера, затем – в больнице онкодиспансера.

– В Воронеже мне сказали: «Ну что, миленькая, лечение вам назначать уже поздно. Поезжайте домой. В районной больнице вам выпишут обезболивающие. И живите», – рассказывает Лариса Исакова.

Она вернулась в Кантемировку 9 июля и полтора месяца не могла подняться с постели. Ее муж, Борис Абрамович, до сих пор разговаривает шепотом – потерял голос после случившегося.

Лариса Исакова

Лариса Исакова. Фото: Ольга Бренер

Игра в дурака

Надо сказать, что удар по супругам, неразлучно прожившим вместе 53 года, оказался особенно сильным еще и потому, что шесть лет назад они потеряли старшего сына. Мужчина быстро "сгорел" от злокачественной опухоли бронхов, но незадолго до резкого ухудшения здоровья на очередной флюорографии, сделанной тем же Алексеем Коробко, тоже стояло «патологии не выявлено».

Кантемировские врачи, с которыми беседовал корреспондент РИА «Воронеж», заверили, что в том трагическом случае халатности Коробко – не было. Болезнь развилась стремительно. Но после истории с самой Ларисой Васильевной у Исаковых теперь на этот счет совсем другое мнение.

Она поднялась с постели и написала главному врачу Кантемировской ЦРБ Зое Емельяненко.

«С 20.06 по 09.07.2013 г. я была в ВОКПД на обследовании. Очаговые изменения в обоих легких соответствуют вторичным изменениям mts. В онкологии дали заключение, что это 4 стадия рака. Согласно заключению фтизиатра и пульмонолога, патология в нижней доле справа определяется с 2011 года. Однако никаких изменений в Кантемировской ЦРБ до 2013 года у меня не выявляли. На основании вышеизложенного мне нанесен непоправимый ущерб здоровью. Нанесен материальный и моральный ущерб всей семье. По вине нерадивых работников ЦРБ я потеряла сына, а теперь — себя. Кто должен ответить за такое отношение к здоровью людей?»

– из письма Ларисы Исаковой.

А дальше начинается почти игра в подкидного дурака.

«Уважаемая Лариса Васильевна! В БУЗ ВО «Кантемировская ЦРБ» проводится расследование по Вашему заявлению. С рентгенолога ЦРБ Коробко А.А. взята объяснительная, в которой он указывает (записано в журнале), что на флюорограммах от 22.01.2011 и 04.04.2012 – патологий не выявлено…»

– отвечает главврач тяжело больной женщине.

И сообщает о необходимости провести независимую экспертизу в ЦРБ. Получается, что до заявления Исаковой в больнице и знать не знали про грубый «кантемировский случай», обсуждаемый онкологами и фтизиатрами в областном центре?

Между тем независимая экспертиза в районной больнице была проведена. И официально признала выводы областных коллег: рентгенологом Коробко А.А. допущен «пропуск патологии, приведший к запущенному патологическому процессу в легких». Другими словами, не разглядев на пленке все видимые признаки начала грозной болезни, рентгенолог «подвел» свою пациентку к самому краю пропасти.

В результате приказом по ЦРБ рентгенологу Коробко… объявлен выговор. И на четыре месяца до конца 2013 года он был лишен «выплат стимулирующего характера».

Про здоровых и богатых

Тогда Лариса Исакова, собрав остатки сил, обратилась к районному прокурору. От него материалы проверки по факту халатного отношения врача Коробко А.А. к должностным обязанностям поступили в Кантемировский межрайонный следственный отдел областного следственного управления СК РФ.

– Если бы Алексей Александрович просто пришел ко мне и извинился, я бы никогда не обратилась в прокуратуру. Я бы поняла его, потому что все люди ошибаются, – говорит Лариса Васильевна.

Но никто не пришел и не извинился. Все КТ-исследования легких, малого таза, пункцию под контролем УЗИ молочных желез и щитовидной железы тяжело больной пенсионерке, ветерану труда, почему-то пришлось делать за свой счет. Во время прохождения обследований они с мужем снимали жилье в Воронеже, платили за такси из Кантемировки в Воронеж и Богучар – ездить на автобусах у Ларисы Васильевны сил уже не было.

Совершенно случайно из телепередачи она узнала, что для компенсации понесенных затрат надо обратиться в свою страховую медицинскую компанию. Тогда Лариса Васильевна отправила в воронежский филиал «Росно-МС» заявление с приложением всех квитанций. Компания составила акт и переправила его главврачу Кантемировской ЦРБ «с рекомендациями о возмещении затрат на обследование и оплату транспортных расходов».

Но ни главный врач Зоя Емельяненко от имени райбольницы, ни рентгенолог Алексей Коробко лично так и не извинились перед тяжело больным человеком.

Местные жители увязывают эту обескураживающую ситуацию с особыми условиями Кантемировки. Отец Алексея Коробко давно заведует педиатрической службой ЦРБ, мать – инфекционной, сестра работает гинекологом. Может, именно многолетняя слаженность местной династии объясняет столь отчужденную реакцию на большую беду маленькой пожилой женщины?

– Участковый врач, который меня посещает, передала мне слова главврача Зои Емельяненко: «Денег у нас нет, пусть подает в суд», – рассказывает Лариса Васильевна.

Интересно, как Зоя Емельяненко себе это представляет? Пациентка, которая по вине ЦРБ оказалась на последней стадии смертельной болезни, живущая на одних обезболивающих, – пойдет в суд? Будет нанимать представителя?

Правда находится в тумбочке

В январе Кантемировский следственный отдел в возбуждении уголовного дела в отношении местного рентгенолога отказал. Причина впечатляет:

«Для установления наличия или отсутствия оснований для привлечения к уголовной ответственности Коробко А.А. необходимо проведение комиссионной медицинской судебной экспертизы, которую в настоящее время провести не представляется возможным, поскольку согласно письма БУЗ ВО «Кантемировская ЦРБ», медицинская документация Исаковой находится на экспертизе в департаменте здравоохранения Воронежской области».


А это ведомство в свою очередь ответило Ларисе Исаковой, что «установление степени вины, определение меры ответственности медицинских работников, а также установление связи между действиями врачей и наступившими неблагоприятными последствиями не относятся к компетенции департамента здравоохранения». Другими словами, относятся к компетенции тех самых судебных и правоохранительных органов.

И все-таки 18 января «в связи с неполнотой проведенной проверки» постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено. Новый срок проверки должен был истечь 22 февраля, однако ее результаты до сих пор неизвестны.

«Как-то не по-человечески все это»

Когда корреспондент РИА «Воронеж» посетил Кантемировскую ЦРБ, оказалось, что ее главврач Зоя Емельяненко ушла в отпуск, рентгенолога Алексея Коробко в этот день тоже на месте не было. С нами согласился поговорить заместитель главного врача по клинико-экспертной работе Игорь Перковский.

– Это действительно пропуск нашим врачом-рентгенологом тяжелой патологии, начиная с 2011 года, – говорит он. – И мы наказали его по полной программе: объявили выговор и лишили всех стимулирующих выплат с 26.08. по 26.12.2013 года. Предъявить к нему какие-либо еще санкции могут только следственные и судебные органы. У больницы нет дополнительных средств, чтобы компенсировать все затраты, которые была вынуждена понести пациентка. С Алексея Коробко мы требовать этих денег не можем. И уволить его тоже не можем, потому что неукомплектованность врачебными кадрами в больнице составляет 52 процента, больше половины врачей – пенсионеры, и другого рентгенолога район не получит еще долго. Да, повел он себя очень некорректно, мы все это понимаем!

– Как бы повели себя вы, окажись на его месте?

– Пришел бы домой к Ларисе Васильевне, принес бы ей свои глубокие извинения и положил бы на стол 50 тысяч рублей. Исключительно – для очищения души. И в дальнейшем постоянно бы приезжал к ней, предлагал любую помощь. Только так, а не звонить маме, папе или еще кому-то для самосохранения. Как-то не по-человечески все это...

Жизнь взаймы

Под чутким руководством мужа Лариса Васильевна держится молодцом. И хоть врачи сказали, что любое лечение проводить уже поздно, Исаковы не теряют надежды. Каждый день Борис Абрамович в 6 утра отмеряет точно 30 граммов растительного нерафинированного масла, 30 граммов водки и пять минут непрерывно встряхивает целебную смесь до получения белой густой пены (метод Шевченко). Поит жену, а ровно через полчаса приносит ей завт­рак в постель. И так строго по минутам три раза в день. Она признается, что силы ей дает тепло семьи и надежда на справедливость. В дни, когда этих сил достаточно, Лариса Васильевна что-то делает по дому и даже выходит подышать свежим воздухом. Жизнь продолжается.



Людмила Ерилова, руководитель отдела контроля качества и безопасности медицинской деятельности департамента здравоохранения Воронежской области:

– Да, случилась такая ситуация – в районной больнице пропустили тяжелую патологию. Больница это признает. Доктор наказан выговором и лишением стимулирующих выплат. Наказать врача еще сильнее мы не можем – все регулируется правовыми нормами. Да и вопрос увольнения, на мой взгляд, неоднозначный. Тогда мы оставим больницу вовсе без рентгенолога, а это нанесет вред и лечебному процессу, и пациентам, проживающим в районе, ведь рентгенологов у нас остро не хватает.

Безусловно, то, что произошло с пациенткой – большая трагедия, нельзя ничего вернуть, нельзя поправить. Я искренне сочувствую горю этой семьи. К сожалению, везде, где работают люди, а не машины, есть вероятность ошибки.

– Дальнейшие обследования по направлению ЦРБ с таким диагнозом она проходила за свой счет. Почему?

– Нам не удалось достоверно установить, почему так произошло. Если пациентку направлял врач ЦРБ, и все квитанции сохранены, то расходы должны быть возмещены. Пациентке нужно обязательно обратиться в суд за возмещением всех понесенных материальных и моральных убытков. Она его выиграет.

– У Исаковой 4 стадия онкологии. Она не всегда даже с постели может подняться.

– Этими вопросами должно заниматься доверенное лицо, может быть, родственник. Не сомневаюсь, что больница все выплатит по суду.

– Других рычагов, минуя суды, у ЦРБ и департамента нет? Врача ведь лишили всех надбавок за четыре месяца – нет возможности эти деньги перевести по прямому назначению пострадавшему пациенту?

– Есть определенные нормативные рамки, есть статьи финансирования и строгие денежные потоки. Просто так без решения суда ни больница, ни департамент ни одной копейки не могут перечислить пациентке. У нас много контролирующих органов. Так что, к сожалению, придется идти только по такому пути – через суд. И конечно, для департамента и для каждого учреждения данный случай – сигнал о том, что нужно усилить контроль качества медицинской помощи, больше работать с персоналом, больше внимания уделять пациентам.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: