4 августа 2021

среда, 16:14

$

72.79

86.41

Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Репяховка

, Калачеевский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов
  • 15569
Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Репяховка Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Репяховка
Зачем в умирающий населенный пункт приехали из Сибири и Украины

РИА «Воронеж» продолжает рассказывать о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10−15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. Очередной выпуск спецпроекта посвящен хутору Репяховка Калачеевского района, где постоянно живут шесть человек.

Территориально Репяховка относится к Ясеновскому сельскому поселению и находится в 3 км от его центра – села Ясеновка. Туда ведет асфальт, проложенный по центральной улице хутора – Широкой, а параллельно ей идет вторая хуторская улица – Луговая, проехать по которой в сильный ливень бывает проблематично.

По некоторым источникам, Репяховка основана в начале ХVIII века. История названия хутора, как полагает заведующая Ясеновской сельской библиотекой Татьяна Чепкова, может быть связана с тем, что раньше говорили: он, «как репей, прилепился возле Котовой горы».

По другой местной легенде, первым переселенцем, основавшим Репяховку, был житель Украины по прозвищу Репяхов. Здешняя речушка Козынка, давно превратившаяся в ручей, запруженный бобровыми хатками, протекала вдоль той самой Котовой горы, постепенно заболачивала дальнюю часть хутора, и люди переселялись поближе к современной улице Широкой.

– Во времена СССР в Репяховке было порядка 100 дворов, – рассказала корреспондентам РИА «Воронеж» глава Ясеновского сельского поселения Екатерина Тертышникова. – Здесь были семилетняя школа, магазин, клуб. Хуторяне трудились в колхозе имени Крупской. Сегодня важно, конечно, поддержать жизнь на хуторе. Главная проблема у нас в том, что здешнее кладбище находится в его нижней части, и по весне дорога к нему становится непроезжей из-за талых вод и грязи, высыхающей лишь в жару. Собираемся просыпать ее щебенкой, чтобы людям было проще проехать к могилам своих родственников, тем более что там еще иногда хоронят уроженцев наших мест.

Родители Татьяны Чепковой – Григорий Епифанович и Евдокия Павловна – построили свой дом на хуторе примерно в 1960 году.

– Мама умерла в 2016-м, отца не стало на три года позже. Теперь тот дом, где я выросла, стоит закрытый, – сообщила Татьяна. – Сама я живу в Ясеновке, но каждый день приезжаю сюда, чтобы покормить кота и собаку. Здесь мы с мужем сажаем огород. Сам дом еще крепкий, продавать мы его не собираемся. Пусть стоит как память о моей молодости.

Во дворе родительского дома сохранились все строения – сараи, погреб. А в кустах стоят сани, которые в молодости сделал отец Татьяны. Теперь они выглядят как экспонат из музея крестьянского быта.

Такое нечасто бывает на умирающих хуторах, но с 2021 года в Репяховке стало на одного человека больше. Семидесятилетняя Галина Дуплий вернулась в родительский дом из Калача, где жила последние годы.

– Уехала отсюда еще девчонкой, окончила Бутурлиновский техникум, выучилась на товароведа. В 1973 году поехала в Крым, вышла замуж, а в 1998-м мы с мужем вернулись на его родину в Калач. Схоронила его, снова вышла замуж. От первого брака у меня трое детей и двое внуков. Этот дом строили отец с матерью – Дмитрий Александрович и Марфа Исидоровна, – которых уже нет в живых. В январе 2021 года вернулась сюда. Со вторым мужем у нас отношения непростые, вот и плюнула на все, приехала на родину. Сейчас потихоньку перевожу сюда вещи из Калача.

Как говорят сами хуторяне, в Репяховке необыкновенно плодородная земля – «палку ткни – прорастет». И, несмотря, на артроз колена, Галина Дуплий весной сама посадила огород и ухаживает за ним. Собирается подремонтировать сараюшки, подмазать родительский дом.

– Я рада, что на старости лет вернулась. Здесь, в родном доме, и мои хвори не так чувствуются, и тонус, кажется, получше стал. У нас в Репяховке всегда были дружные люди, если кто начинал строить дом, соседи просто так, без всяких просьб, приходили и впрягались в работу. Если у кого корова не доилась, то каждый день соседи в эту семью сами приносили молоко. Всегда плечо друг другу подставляли. А теперь нас тут раз-два и обчелся, и жилые дома хуторян стоят в полукилометре друг от друга.

Брошенных домов на хуторе почти нет. Многие просто давно закрыты на замок и в них никто не приезжает.

А двор дома, где живут 48-летний Сергей Мазепин и его супруга Надежда, обнесен высоким забором, из-за которого порой слышится грозный лай.

Сергей родом из этих мест. После срочной службы в армии он еще на несколько лет остался по контракту, потом работал водителем в Воронеже, даже возил крупного чиновника, а 10 лет назад вернулся на родину дохаживать мать да так и осел в Репяховке. Предметом гордости Сергея является старинная черно-белая фотография, на которой его дед с бабкой – Демьян Степанович и Христина Кузьминична.

Шесть лет назад к Сергею из Украины переехала возлюбленная юности Надежда. Еще девчонкой она вместе с подругами приезжала в здешний колхоз убирать свеклу. Между ней и Сергеем возникла привязанность, тогда окончившаяся ничем.

– У меня была жена, у Надежды – муж, – пояснил Сергей Мазепин. – Но наши семьи не сложились, и вот моя любимая переехала ко мне из Полтавы.

– У меня взрослые дети – дочь работает в Швеции, сын живет в Днепре (бывший Днепропетровск. - Прим. РИА «Воронеж»). По образованию я повар пятого разряда, по приезду сюда немного работала по специальности, но сейчас фактически домохозяйка. На жизнь нам хватает, а что уже в зрелом возрасте мы с Сергеем все-таки нашли друг друга – огромное везение, – отметила Надежда. – У нас есть свой дом в центре поселения, но там тесно, дворы стоят впритык друг к другу, а нам с нашими домочадцами нужен простор и отсутствие соседей.

«Домочадцами» хозяева называют русскую гончую, ее новорожденного щенка Соньку, а также пару громадных алабаев – полуторогодовалую Еву, весящую 50 кг, и Тора (ему два с половиной года), вес которого более 70 кг. Собаки нужны хозяевам не для бизнеса, а для охраны их хозяйства, где находится место нескольким десяткам пчелосемей. Да и вообще, не каждый рискнет зайти во двор, услышав предостерегающий лай из-за забора.

Сергей утверждает, что, не будучи медиком, знает способы излечивать людей.

– Когда еще работал в Воронеже, познакомился с одной старушкой, жившей в районе улицы Краснознаменной. У меня были проблемы с суставами, и она вылечила меня молитвой. Потом научила меня такому виду врачевания, и теперь иногда я помогаю людям, если у них болят руки, ноги и позвоночник. Надежде, например, вылечил суставы – повар всегда работает тяжелыми ножами, и с годами суставы начинают беспокоить. Я применил свои знания, и все прошло.

Понятно, что только здоровыми руками можно удержать огромных псов во время прогулки.

– Если очень захотеть, то, конечно, можно перебраться из Репяховки ближе к цивилизации, но нас вполне устраивает сегодняшний быт. Мимо дома проходит асфальт, до центра поселения рукой подать, а мы спокойно живем, и соседей рядом нет. Собираемся немного обновить этот дом, которому около 60 лет. Мои дочь и сын были у нас в гостях, говорят, что очень понравилось здесь, собираются снова приехать, – поделилась Надежда.

Соседи Сергея и Надежды – супруги Федотовы – живут от них в паре сотнях метров. Сергею 52 года, Лилии 67 лет. Они переехали в эти места из Кемеровской области в 2008 году.

– Мы с мужем инвалиды. Сергей ломал позвоночник, а я сердечница. Там мы жили в общежитии, с трудом решились уехать, но зима, вечные холода и неустроенный быт сделали свое дело, и мы начали искать, куда бы поехать в центр России. Так случайно подвернулась Репяховка, – рассказала Лилия Федотова.

У супругов три сына и пятеро внуков, младший сын живет с родителями и работает на местном сельхозпредприятии.

– Здесь, на юге Воронежской области, люди более отзывчивые, чем у нас, – считает Сергей Федотов. – Когда мы только приехали, то купили в рассрочку этот дом, нам и хозяева, и юрист во всем шли навстречу. Первое время соседи помогали и одеждой, и продуктами. За эти годы Репяховка стала нам второй родиной.

У Федотовых большой огород, где растет, кажется, абсолютно все, от картошки до арбузов и дынь. Держат супруги и птицу. В общем, сибиряки уже крепко вросли корнями в здешние черноземы.

А раз хутор прирастает новыми людьми, то, может быть, какое-то время еще подержится на плаву. Здесь есть дома на продажу, а в центре поселения на сельхозпредприятии – рабочие места. Да и немногочисленные здешние жители еще далеко не старики.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: