2 Июня 2020

вторник, 23:57

$

69.71

77.64

«Американские офицеры отдавали нам честь». Что рассказал воронежский участник двух войн

, Богучарский р-н, текст — , фото — Андрей Архипов, из архива Аркадия Смирнова
  • 3515
«Американские офицеры отдавали нам честь». Что рассказал воронежский участник двух войн  «Американские офицеры отдавали нам честь». Что рассказал воронежский участник двух войн У Аркадия Смирнова 3 ордена Красной Звезды.

У Аркадия Смирнова 3 ордена Красной Звезды.

У 93-летнего богучарца Аркадия Смирнова необычная военная биография, которая началась в 1944 году на Первом Украинском фронте, а завершилась в 1986-м в Афганистане. Рядовой, сержант, полковник… Аркадий Васильевич рассказал корреспонденту РИА «Воронеж» о своем 22 июня 1941 года, побеге на фронт и двух войнах, между которыми уместилась целая жизнь.

«Замер весь рынок»

Аркадий Васильевич получает цветы только на 23 Февраля и 9 Мая. Зато в теплое время года он каждый день сам дарит их себе. Несколько раз в неделю по утрам ветеран выходит на прогулку, обходит все знакомые ему балки, расположенные в окрестностях военного городка, и набирает букет полевых цветов, который несет домой. Это его давняя привычка.

Супруга Аркадия Смирнова – Лидия Николаевна, с которой они прожили 57 лет, – умерла в 2007 году. С тех пор хозяин лично украшает полевыми цветами свою аккуратную квартиру.

Родился Аркадий Васильевич в Ивановской губернии в селе Гари, насчитывавшем всего 22 двора. Его отец, Василий Васильевич, был председателем одноименного местного колхоза, мать – Мария Семеновна – работала там же.

В первый день войны, 22 июня, 14-летний Аркадий, только окончивший семь классов, с отцом отправился на рынок в город Вичуга, километров за 50, продавать овощи. И вдруг «тарелка», висевшая на столбе, заговорила голосом наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова. Он сообщил о том, что Германия напала на Советский Союз.

– Мы с отцом оцепенели, замер весь рынок, а когда Молотов закончил свое выступление, базар мгновенно опустел. Мы заторопились домой, и, когда проезжали по улице мимо военкомата, около него уже толпились люди, собирающиеся на фронт, – рассказал ветеран. – Скоро батя отправился воевать под Ленинград. А мы, мальчишки, вместе с теми, кого сразу не призвали воевать, рыли противотанковые укрепления по линии Рыбинск – Ярославль – Горький. Бывало, что натягивали проволочные противопехотные заграждения, рубили деревья – для завалов, чтоб вражеская техника не прошла. Помню, однажды сосна попалась нам очень толстая, а мы, мальчишки, слабосильные были, часа два тюкали ее топориками, пока бригадир ней не подошел и буквально за 10 минут не повалил ее. А потом мы уже пилили ствол, обрубали сучья. Мозоли тогда с рук не сходили вообще.

Аркадий рвался на фронт, но из-за возраста его не брали. Тогда он окончил курсы счетоводов и до ноября 1943 года работал в родном колхозе, потом поступил в школу сержантов.

– Отец писал письма с войны, а я страшно завидовал ему: он воюет, а я тут в конторе гектары с центнерами считаю, – вспомнил Аркадий Смирнов. – И вот в 17 лет стал сержантом, командиром отделения в запасном стрелковом полку Владимира. А мой друг, одессит Володя Ламповщиков, все подбивал меня: «Давай рванем на фронт!» В общем, как-то умудрились мы втиснуться в эшелон, который шел из Горького подо Львов. Полдороги проехали молчком, боялись, что высадят по пути. Там, на Первом Украинском фронте, в сентябре 1944 года и началась моя война.

Аркадий Смирнов участвовал в штурме Берлина, но не дошел со своим подразделением – батальоном автоматчиков 55-й гвардейской танковой бригады – до Рейхстага метров 600:

– На окраину Берлина мы вышли 24 апреля, а 2 мая наше соединение развернули на Прагу, где мы были 8 мая. Но и после Победы я домой не попал, а до 1946 года остался служить на территории Австрии. И только в том же 1946 году, когда снова побывал в Берлине, решил посмотреть Рейхстаг, до которого не дошел совсем немного. Мы с товарищем – оба сержанты – шли по улице, а американские офицеры отдавали нам честь!

Уникальные кадры

Военный и послевоенный фотоархив Аркадия Смирнова едва умещается в семи старинных альбомах, причем каждый снимок пронумерован и подписан. Мужчина всю жизнь увлекался фотографией – сначала снимал на ФЭД (советский дальномерный малоформатный фотоаппарат), потом купил немецкую оптику.

После окончания войны карьера Аркадия Васильевича пошла вверх, ладилась и личная жизнь. Он женился на своей Лиде в 1950 году, вступил в ряды КПСС, через год стал лейтенантом, что было несколько необычно с его семью классами образования. И, когда служил в Калининграде, окончил среднюю школу при тамошнем доме офицеров. В 1955 году он, 29-летний лейтенант, наконец-то получил аттестат о среднем образовании.

Именно Калининграде офицер Смирнов сделал, пожалуй, главные кадры в своей жизни. В апреле 1956 года состоялся визит первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева и председателя Совета министров СССР Николая Булганина в Англию. Они прилетели из Москвы в Калининград, откуда должны были проехать 45 км на машине до Балтийска, а от него следовать в Великобританию морским путем.

– Жителей городков и поселков тогда предупредили о прохождении кортежа, а солдаты и офицеры стояли в оцеплении, и мне удалось на мою немецкую оптику сфотографировать машину с лидерами государства, – похвастался Аркадий Смирнов.

В 1957 году он отправился служить в Германию, в 1963-м его перевели в Эстонию, оттуда в Киргизию, а заканчивал свою службу полковник Смирнов уже в Ташкенте. Он, офицер политуправления Туркестанского военного округа, принимал участие в формировании первых групп контингента советских войск, которые входили в Афганистан в 1979 году.

«Размыто и нечетко»

Всего, учитывая многочисленные командировки, Смирнов пробыл на Афганской войне чуть больше года. Он был секретарем парткомиссии Туркестанского военного округа и по большей части разбирал персональные дела провинившихся офицеров.

– Был у нас генерал Винокуров, большой любитель выпить. И вот однажды из-за его ошибки была атакована территория соседнего Пакистана, шах которого тогда позвонил Михаилу Горбачеву, тот – министру обороны, а нам уже пришлось разбираться в этом инциденте, – сообщил Аркадий Смирнов. – А дело было в том, что надо было вертолетами уничтожить военную базу душманов, «вертушки» шли низко, а на высоте 5 км летел самолет и ракетами давал целеуказания. Но дунул ветер, ракеты улетели не в сторону базы, а вертушки, следуя им, дали залп по пустыне, причем находящейся на территории Пакистана. Вот мы разбирали этот случай. Я тогда часто с разными генералами обсуждал эту войну, и многие из моих собеседников сходились на том, что вообще не надо было лезть в этот Афган, не имея ни малейшего опыта боевых действий в условиях сухого и жаркого климата. Ведь не секрет, что большая часть потерь была небоевой – из 15 тыс. погибших там почти 70% умерли от неосторожного обращения с оружием, отравления, удушения, тепловых ударов. Например, 23 февраля 1980 года в тоннеле на перевале Саланг от выхлопных газов задохнулись 16 военнослужащих.

Среди главных наград Аркадия Смирнова – ордена Красной Звезды, два из которых он получил за Великую Отечественную, а один – за Афганистан.

На вопрос корреспондента РИА «Воронеж» о том, в чем, на его взгляд, принципиально различались эти войны, отставной полковник ответил:

– На первой все было понятно и ясно – кто враг и где он, а в Афганистане все было размыто и нечетко: где фронт, где тыл? Да еще и воевать в горах было сложнее…

После выхода Аркадия Васильевича в отставку Смирновы жили в Ташкенте, но врачи посоветовали сменить климат из-за болезни его жены. Все три дочки супругов были замужем за военнослужащими, а одна – за тем, кто служил под Богучаром. Семья приняла решение переехать в центр России. И в 2003 году они уже жили на юге Воронежской области, где Аркадий Васильевич так полюбил собирать полевые цветы.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Главное на сайте

Сообщить об ошибке
Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: