Хоккеисты «Бурана» проигнорировали тренировку, сообщил главный тренер клуба Сергей Карый в беседе с корреспондентом РИА «Воронеж» в пятницу, 23 декабря. В интервью специалист рассказал, получила ли команда экипировку, и объяснил, почему считает ошибкой решение игроков.

– Команда пропустила тренировку, – признал Карый. – Евгений Крутиков, Максим Гончаренко, Станислав Кучкин и Роман Копиенко написали заявления в дисциплинарный комитет. Минус четыре человека. Люди, которые летом были никому не нужны, за полгода набрали форму, получили какие-то предложения. Теперь они уходят, хотя мы тратились на них.

Те, кто не дошел с нами до конца, поступили не по-человечески, не по-христиански. Потому что мы предупреждали, что будут проблемы. Прямым текстом ребятам говорили в лицо: «Здесь будет плохо, денег нет». Но парни говорили: «Нам ничего не надо, хотим играть в ВХЛ». И сейчас, когда у нас самые сложные времена, когда мы не имеем права на дозаявку хоккеистов, эти игроки уходят. Бог им судья.
Сергей Карый

– Так им эти полгода почти не платили. А траты на проживание и питание они отработали, выходя на матчи.

– Я считаю, сезон нужно было доиграть. Вот Денис Коротеев – мужик. Дал слово, что отработает сезон – и держит. Сергей Стеценко узнал, какие условия ему могут предложить, и ответил: «Хорошо, работаем». И пашет. А те, кто не дошел с нами до конца, поступили не по-человечески, не по-христиански. Потому что мы предупреждали, что будут проблемы. Прямым текстом ребятам говорили в лицо: «Здесь будет плохо, денег нет». Но парни говорили: «Нам ничего не надо, хотим играть в ВХЛ». И сейчас, когда у нас самые сложные времена, когда мы не имеем права на дозаявку хоккеистов, эти игроки уходят. Бог им судья.

– Помимо четырех уходящих игроков, все поедут в Пензу на матч с «Дизелем»?

– Посмотрим. Честное слово, не знаю. Вся команда сегодня не вышла на тренировку. Кое-кто из уходящих ребят влияют на ситуацию, «мутят».

– Остаются ли у вас хоть какие-то рычаги воздействия на команду?

– Никаких. Лозунги кончились. Ребята полгода без денег, я не получаю зарплату уже год. Но мы все равно будем делать все, чтобы воронежский хоккей жил. Пока есть хоть какие-то ресурсы, будем работать. Будет пять полевых игроков в команде – эти пятеро будут и в равенстве играть, и в большинстве. Поговорю с остающимися в клубе ребятами, объясню, что растренированными они точно никому не нужны. Набирать форму можно долго и с большим трудом. А вот растерять ее – дело одной недели. Я думаю, что до конца сезона нужно дотерпеть.

– А что, если после окончания сезона клуб обанкротят, и никто не получит никаких денег?

– Всякое может произойти. Но сезон мы доиграем любой ценой.

– Команда наконец-то получила экипировку?

– Она доехала до Воронежа, нужно только забрать.

– Правда?

– Шучу! Конечно, у нас как ничего не было, так и нет до сих пор. А насчет того, что обещали привезти, так скажу – нам все время говорят, что самое тяжелое позади, что все наладится. Но пока все на той же стадии, как и раньше. И из-за отсутствия экипировки ребята получают повреждения. Врач крутится как белка в колесе. Хоккейная форма должна служить год. Две тренировки в день, матчи – экипировка изнашивается. А у нас некоторые комплекты по три года используются. И Гританс (латвийский защитник Роландс Гританс – РИА «Воронеж») получил травму на ровном месте, шайба попала в колено и пробила щиток, который уже ничего не держит.

– Почему ушел Виталий Пантыкин? Ходят те же слухи о ставках в букмекерской конторе, которые ходили про Михаила Михайлова.

– Пантыкин пришел и написал заявление. Что мы можем поделать? Я за руку никого не ловил. Так что никак не докажешь.

– Теперь у команды лишь один вратарь.

– Мне непонятно решение запретить нам дозаявку. Вот есть такой хоккеист, Максим Пушкарский. Он хочет играть здесь, он у нас был бы лидером. Саша Буйницкий был готов играть без всяких денег. Есть и другие воронежские ребята, которые готовы вернуться. Запрещать их заявлять – это не на пользу спорту. Могу даже назвать это нарушением прав человека – хоккеист хочет бесплатно играть за команду родного города, а ему не дают.

– Возможно ли в таких условиях ставить перед командой хоть какую-то задачу? Грубо говоря, опередить по очкам снявшийся «Кристалл». Или сезон нужно просто доиграть, и все?

– В каждом матче нужно играть на победу, биться – вот и все. Нужно поговорить с ребятами. В каждом коллективе есть так называемый закоперщик, который не хочет работать и влияет на других. Сейчас этот человек уйдет – и другая обстановка будет. Поверьте, в команде есть хорошие перспективные ребята. Но они молодые совсем, наслушались парней, которые не настроены работать. Про ушедших же так скажу: посмотрим, где они будут через год. Это будет показатель. Пацаны, которые остаются, будут расти. Кто-то уйдет – ну и ладно, придут ребята из «Россоши».

– Как думаете, почему у «молодежки» не задался сезон?

– Не знаю, надо быть в команде, чтобы ответить на этот вопрос. Состав там очень хороший. Я в этом сезоне вживую не видел ни одной игры молодежи, катастрофически не хватает времени.

– В начале сезона вы говорили о том, что этот состав в следующем году сможет решать более амбициозные задачи, если его удержать. Лучшие игроки разбегаются – выходит, сработать на перспективу не удалось.

– «Если удержать» – ключевые слова. Президент местной федерации хоккея сказал нам, что нужно как можно больше задействовать воронежских ребят. И что мы видим – воронежцы уехали первыми. Будем подтягивать ребят из «Россоши», больше ничего не остается.

– Они поиграют полгода и уйдут через КДК. Нет ли чувства безысходности?

– Это будет не наша вина. Наше дело – честно выполнить свои обязанности, несмотря ни на что. Получается, что этот сезон отдан ради того, чтобы сохранить клуб как таковой. «Кристалл» разбежался после нескольких месяцев задержки, в ТХК ребята разошлись, столкнувшись с задержкой в полтора месяца. А мы бьемся.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter