Экс-вратарь воронежского «Бурана» Михаил Михайлов: «Я не ставил против своих»

, Воронеж, текст — , фото — Андрей Архипов (из архива)
  • 10100
Экс-вратарь воронежского «Бурана» Михаил Михайлов: «Я не ставил против своих» Экс-вратарь воронежского «Бурана» Михаил Михайлов: «Я не ставил против своих»
Покинувший клуб голкипер прокомментировал слухи об игре в букмекерской конторе.

Бывший вратарь «Бурана» Михаил Михайлов отверг обвинения в ставках против собственной команды. В интервью корреспонденту РИА «Воронеж» голкипер объяснил, почему не стоит верить слухам, которые о нем ходят, и рассказал о самых тяжелых моментах в карьере.

По словам Михайлова, летом 2016 года у него было два варианта продолжения карьеры, и вратарь выбрал «Буран».

– Руководство клуба предложило мне нормальные условия, я согласился. Я слышал, что у команды есть проблемы, но меня заверили, что все это временно, что все проблемы решаемы. Я поверил.

Жалеете?

– А вы как думаете? Изначально я просил у руководства только экипировку. Я в своей карьере повидал немало «проблемных» клубов и был готов к задержкам зарплаты. Кормят – и на том спасибо. Поверьте, я знаю, каково терпеть безденежье. Я поставил условие: клуб должен предоставить мне нормальную форму моего размера, для меня это самое главное. Когда я приехал в Воронеж, мне сказали: «Миш, не беспокойся. К 24 августа у тебя все будет». Когда форму выдали, я схватился за голову. Щитки были на три размера больше, ловушка сломана, трусы проминались. Еще и условия на сборах были такие, что о нормальной подготовке к сезону сложно говорить. Игроки переглядывались и спрашивали друг друга: «Мы вообще где?». О наборе физических кондиций в такой обстановке думать сложно.

Вы считаете, что в подходящей форме показали бы другую игру?

– В этом у меня нет никаких сомнений. Ведь как большинство думает: «Есть каркас, есть щитки, шлем – стой себе и отбивай». Ничего подобного. Мы, вратари, чувствуем буквально каждый миллиметр своей экипировки. Все профессионалы в НХЛ и КХЛ заказывают ее под себя исходя из своих данных: роста, веса и так далее. Когда шайба летит с большой скоростью, времени думать нет. Ты пытаешься спасти ворота, рассчитывая на те сантиметры, которые дает тебе форма. Многие вратари даже иногда не разрешают никому касаться своей формы. Но это суеверие, а эти сантиметры – реальность.

Фото – Михаил Кирьянов

Почему вам должны поверить болельщики?

– А почему они должны мне не верить? Я кого-то где-то обманул, у кого-то что-то украл? Я тренировался больше всех, а после тренировок сидел и целыми днями перешивал ту форму, которую мне дали. Даже ночевал во дворце спорта. Спросите работников «Юбилейного», они подтвердят, они видели, как я с формой возился. Если бы я «сливал», пропускал специально, зачем мне было возиться с экипировкой? Вышел бы и точно так же пропустил в той форме, которую мне дали.

Сколько стоит качественная вратарская экипировка?

Говорили, что я специально пропустил от «Ижстали», потому что поставил на ее победу в первом периоде. Ребята, да я вообще не должен был выходить на лед против нее! Играть должен был Пантыкин. А я, наверное, поступил неправильно. Я к тому моменту уже чувствовал себя раздавленным, меня почти убедили, что я никчемный вратарь. Не платят, экипировки не дают – психологически я оказался на дне. Вот в этом я виноват. Виноват, что позволял так долго себя обманывать. Но ставить против собственной команды – это полнейшая глупость,
Михаил Михайлов

экс-голкипер «Бурана»

– Более 350 тыс. рублей. И она изнашивается за несколько месяцев. За сезон при существующей плотности игр в ВХЛ она точно приходит в негодность. Новые трусы, я точно знаю, были на складе «Бурана». Я просил администратора выдать их мне, а в ответ слышал: «Зачем, Миш?». Играем с «Химиком», шайба летит, я выставляю щиток. Шайба не отскакивает от него, а идет вверх – гол. А после матча меня спрашивают: «Миш, ну как так?». Я выступал в «Звезде-ВДВ» с Ильей Андрюховым, какое-то время он играл в форме, которая ему не подходила, он пропускал едва ли не по пять шайб за матч. Потом за свои деньги заказал экипировку, стал раз за разом выручать команду. Андрюхов – хороший вратарь. За период наших совместных игр в «Звезде-ВДВ» до ее развала я по статистике немного опередил Илью. Экипировка – это продолжение твоего тела. Я несколько лет назад тоже решил купить форму за свои деньги. Занял у отца. Мне обещали вернуть в команде. Но кончился сезон, и денег мне не вернули. Мои родители – пенсионеры. Отец, правда, работает, но как мне ему смотреть в глаза, если я брал деньги в долг? Я пошел играть на первенство области, потому что никуда не брали, даже на просмотр. Я продал квартиру в Челябинске. На эти деньги отдал долг и купил новую форму, опять начал тренироваться. Да у кого я только не занимал! Брат дал деньги на коньки, значит, и ему должен. И, заметьте, занимал я не на пьянку. Ведь я с момента прихода из армии и в отпуске-то ни разу не был, все тренировался.

Почему вы тогда не закончили карьеру?

– Такие мысли были. Я тогда начал заглядывать в рюмку, тренировался и без конца смотрел ролики НХЛ. Мама посмотрела на меня и сказала: «Давай я найду психолога, он поможет тебе безболезненно закончить с карьерой». Я в шутку говорю: «Веди его сюда, это я ему закончить помогу». В итоге появилась возможность покататься с бывшим вратарем, я согласился – к тому моменту уже две недели не был на льду. Оказалось, что со мной пришел кататься Сергей Бабарико, бывший вратарь московского «Динамо», большой мастер. Он посмотрел на меня и сказал: «Какое завершение карьеры, что, совсем сдурел?». И я поселился у него в гараже, тренировался до седьмого пота. Потом устроился в «Тамбов», чтобы набрать форму и вернуться в ВХЛ.

Когда вас обвинили в ставках против «Бурана»?

– После игры в Санкт-Петербурге ко мне подошел администратор, сказал: «Ну что, неплохо устроился». Я не понял, о чем он. На все мои вопросы он отвечал зло, говорил: «Потом поймешь». В Балашихе выходим на раскатку, вижу, что ловушка проминается, показываю это тренеру. Проходит немного времени, и мне говорят: «Сегодня играет Пантыкин». А играть должен был я. Получилось обидно, потому что на матч приехал из Москвы отец – он очень редко бывает на моих играх, почти не видит меня в деле. Потом уже пошли обвинения. За которые, кстати, и администратор, и тренерский состав потом извинились передо мной. Сказали, что нашли другого, на кого даже есть какие-то доказательства.

Почему, если вас, по сути, оправдали, вы ушли из клуба?

– А я что, преступник, чтобы меня надо было оправдывать? В оправданиях я не нуждался. Да и судьи кто? Просто именно в этот момент я подумал, что пора перестать мучить себя, пока во мне не вытравили остатки желания работать и получать от этого хоть какую-то радость. Я не мог больше играть в таких условиях. Возможно, и в клубе я был уже со своими постоянными разговорами о форме в тягость. С главным тренером у нас были деловые, вполне нормальные отношения. Вот и совпали мои желания и желания руководства. Я думал, что мы расстались с клубом нормально, но потом пошли слухи. Кому они на руку? Тем, кто должен отвечать за результат. Но каким он может быть в сложившихся обстоятельствах? Говорили, что я специально пропустил от «Ижстали», потому что поставил на ее победу в первом периоде. Ребята, да я вообще не должен был выходить на лед против нее! Играть должен был Пантыкин. Но он почувствовал себя плохо перед матчем и отказался. Правильно сделал, кстати. Нет ощущения уверенности в себе – не выходи на лед. А я, наверно, поступил неправильно. Не надо было выходить на игру! Я к тому моменту уже чувствовал себя раздавленным, меня почти убедили, что я никчемный вратарь. Не платят, экипировки не дают – психологически я оказался на дне. Вот в этом я виноват. Виноват, что позволял так долго себя обманывать. Но ставить против собственной команды – это полнейшая глупость. Я слишком долго карабкался, боролся, чтобы играть на нормальном уровне. Несколько лет почти не видел денег, тренировался и играл за питание.

Фото – Михаил Кирьянов

Вы хотели бы продолжить хоккейную карьеру?

– Не знаю. Середина сезона - не лучшее время для поиска работы. Ехать в очередной проблемный клуб, чтобы опять слушать обещания? Не знаю даже. Я закончил институт физкультуры по специальности «тренер по хоккею». И перед сезоном меня приглашали тренером вратарей в один из небедных клубов ВХЛ. Но я пока еще хочу поиграть.

Техник «Бурана»: «Михайлов не смог признать собственные ошибки»

После беседы с Михаилом Михайловым корреспондент РИА «Воронеж» обратился к технику команды «Буран» Роману Аносову с просьбой прокомментировать сказанное вратарем.

– Михайлову сразу выдали форму, в которой в прошлом сезоне выступал Андрей Литвинов, – объяснил Аносов. – Как помните, тот не был основным вратарем клуба – экипировка была, как новая. Такая стоит около 500 тыс. рублей, возможно, это самая дорогая форма в команде, отличное качество. Не секрет, что сейчас почти каждый игрок «Бурана» выступает в своей собственной форме, новой экипировки к этому сезону не закупили из-за отсутствия денег. Михайлову же выдали хороший комплект – а он его изрезал. О том, что щитки были на три размера больше, говорить смешно: у Литвинова рост 181 сантиметров, а у Михайлова – 180. Про то, что он ночевал в «Юбилейном», скажу так – он действительно не раз так делал, спал на массажном столе или в раздевалке. Это нормально, по-вашему – спать в вонючей, прямо скажем, раздевалке хоккейной команды? Учтите, он лишь дважды брал у меня шлифовальную машинку – что он делал в остальные разы, когда оставался спать во дворце спорта, я не знаю. А вся команда в это время была на базе, Михайлов оставался один. Насчет трусов – вранье. Вся команда жалуется, что играть не в чем, а мы новые вещи прячем за замком – смешно же. Форму же Михайлов просто испортил, изрезал каркас, сломал ловушку. Свои лучшие матчи за «Буран» он провел на предсезонке – в еще не изрезанной «под себя» форме. Помню, Денис Черепанов один раз попросил переделать его экипировку. И потом играл в ней без единой жалобы три сезона. А Кальной и Пантыкин сейчас играют в коньках, каждые из которых я собрал из трех разных пар. У меня есть предположение о том, что на самом деле произошло. Версия такова: парень получил первый шанс в жизни стать основным вратарем команды ВХЛ. Стал ошибаться, занервничал. Начал кромсать форму, не понимая, что дело лишь в уровне мастерства. Не смог признать собственные ошибки и стал винить в произошедшем всех вокруг. Вот и все.

Справка РИА «Воронеж»

Михаил Михайлов родился в 1987 году в городе Березники Пермской области (сейчас – Пермский край). Выступал за пермский «Октан», «Олимпию» из Кирово-Чепецка, оренбургский ОГИМ, «Алматы», «Тамбов», «Прогресс» из Глазова, «Ростов», «Звезду-ВДВ» и «Ариаду». Мастер спорта по хоккею.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: