Фактический запрет зомби-парада на День города, намеченного на 21 сентября, не сможет погасить интерес местной молодежи к экстравагантным формам самовыражения. По мнению общественных деятелей, опрошенных РИА «Воронеж», административные меры напротив способны лишь разжечь нонконформизм подростков. Причины, побуждающие молодых людей переодеваться в живых мертвецов, и история зомби-акций и их запретов – в подборке нашего сайта.

Информация о подготовке флэш-моба под названием «Зомби-апокалипсис», назначенной на День города, появилась в социальной сети «ВКонтакте» 28 августа. Описание группы, где координировали свои действия потенциальные участники акции, в основном ученики средних и старших классов, пугало: «Мы сотрясем Воронеж». Однако сама инициатор «шествия» 13-летняя школьница Анастасия призналась РИА «Воронеж», что зомби-парад «планировался как шутка». Местные СМИ заинтересовались мероприятием за неделю до 21 сентября. Вероятно, именно шумиха, поднятая печатными и онлайн-медиа заставила обратить внимание на «несанкционированную акцию» правоохранительные органы и муниципальные власти. После профилактической беседы в отделе полиции по Ленинскому району Анастасия отказалась от своей идеи. Однако она не исключает проведение мероприятия в другой форме.

Общественник Николай Сапелкин считает, что само намерение воронежских подростков, провести зомби-парад, сигнализирует о серьезном культурном кризисе.

- Такое представление о жизни и смерти противоречит традиционной русской культуре. Но молодые люди об этом не знают, зомби им ближе, чем кикиморы болотные или православные святые, так как с ними они чаще «встречаются» в фильмах и потому с легкостью копируют этот кинообраз,

Николай Сапелкин, председатель Федерации русской лапты и национальных видов спорта, член Союза писателей и Союза дизайнеров России.


По его мнению, зомби-парад в Воронеже – свидетельство того, что «что некие «зловещие мертвецы» одержали победу над живыми воронежанами». В то же время Николай Сапелкин считает, что официальная культура, которую поддерживают местные власти, скучна молодежи, а «тупое администрирование» в вопросах культурной политики приводит к росту протеста, который находит свое выражение в «подростковом дурачестве». Однако запреты, уверен общественник, не исправят ситуации, но могут стимулировать куда более антисоциальные акции.

- Не запрещать нужно, а просвещать, формировать вкус и представления о красоте, - резюмировал Николай Сапелкин.

Бессмысленными назвал запреты подростковых акций и Илья Бейлин, известный, в частности, своими инициативами в рамках ежегодных мероприятий «Велоночь» и «Ночь музеев».

- Это то же самое, что бороться с закатом или рассветом. Подобные действа человеческое общество практикует еще со времен неолита, вытесняя свои страхи перед природой. Шествие зомби - это игровой момент, связанный с поп-культурой и наложившийся на местные традиции. Ведь никому в голову не приходит запрещать коляды, хождение ряженых под Новый год. Если быть формалистами, то тогда давайте запретим и их,

Илья Бейлин, общественный деятель, организатор креативных акций.

Ольга Комарова, одна из организаторов воронежского «Зомби-феста», ежегодно проходящего на окраинах города в форме подвижной ролевой игры, считает зомби-культуру для молодых людей возможностью примерить на себе новый образ, открыть новые грани своего характера, познакомиться с большим количеством людей, с общими интересами и просто «подурачиться». Однако стихийным зомби-шествиям, по ее мнению, не достает организованности.

- Как организатор «Зомби-феста», я не считаю зомби-шествия чем-то хорошим. Несомненно, это прекрасная возможность хорошо провести время, пообщаться с друзьями и удивить жителей своего города. Но слово «хорошо» в понятиях нынешней молодежи далеко не всегда имеет правильный смысл. Я не против зомби-шествия, но и не за,

Ольга Комарова, организатор воронежского «Зомби-феста».

Зомби в Воронеже

Отмененная акция могла стать третьим крупным зомби-мероприятием в областном центре. Первый черноземный зомби-парад прошел в конце мая 2009 года: несколько сотен молодых людей в соответствующих костюмах прошли от Петровского сквера до цирка. Акция была санкционирована городской администрацией как «костюмированное шествие».

На следующий год в аналогичном параде приняли участие уже около пятисот человек. На этот раз между организаторами и городскими властями возникло недопонимание. В мэрии утверждали, что дали разрешение на «костюмированное шествие героев советской мультипликации», а реальное мероприятие не попадало под такое определение. В свою очередь инициаторы зомби-моба утверждали, что не ставили себе цель: ввести муниципалитет в заблуждение.

В 2011-2013 годах воронежские поклонники зомби-культуры проводили собственные мини-фестивали в конце мая или начале июня, включавшие в себя костюмированные ролевые игры «Зомби против Выживших». Впрочем, они проводились за городской чертой и не вызывали недовольства широкой публики. Примечательно, что организаторы фестиваля-2013 не допускали к участию в нем подростков до 18 лет, не предоставивших записку с разрешением от родителей. Кроме того, на мероприятии, носящем спортивно-развлекательный характер, соблюдается строгий запрет на алкоголь.

Откуда пришли зомби

Корни традиции проводить зомби-парады (точнее zombie walk – англ. «прогулки зомби», как изначально с намеком на кинематографические штампы о медлительных живых мертвецах назывались подобные акции) уходят в американскую культуру ролевых игровых фестивалей. Их участники не только играли в ролевые и стратегические настольные игры, но и пытались перенести их в реальную жизнь, переодеваясь и изображая их героев.

Первое упоминание о зомби-флэш-мобе относится к 2000 году, когда на одном из самых популярных игровых фестивалей Gen Con в Милуоки (США) группа участников, переодевшихся в ходячие трупы, попыталась сорвать костюмированную вечеринку поклонников настольной ролевой игры «Вампиры: Маскарад». По мнению организаторов зомби-нападения, «вампиры» необоснованно получили слишком большие преференции в ходе фестиваля. Всего в первой акции живых мертвецов приняли участие около 60 человек.

Этот опыт вскоре был использован в рекламных целях. Зомби-парад 19 августа 2001 года в Сакраменто (Калифорния, США) был призван привлечь внимание к фестивалю фильмов ужасов The Trash Film Orgy. Автором идеи фестиваля и рекламной акции стал местный промоутер Брюна Ловиг. На следующий год мероприятие повторилось и с тех пор стало традицией. «Настоящая Зомби-прогулка-2013», состоявшаяся 13 июля, была посвящена фильму «Зомби по имени Шон» и собрала около 1000 участников. Европейские зомби-парады также, как правило, приурочены к тематическим кинофестивалям. Такой зомби-парад проходит, например, в нынешнем сентябре во французском Страсбуре в рамках фестиваля европейских фантастических фильмов.

Идея зомби-прогулок быстро стала международной. Уже в октябре 2003 года такое мини-шествие, в котором приняли участие лишь шесть энтузиастов, прошло в канадском Торонто. А в 2005 году в Ванкувере марш зомби собрал более 400 фанатов ужастиков. Именно популярность фильмов, посвященных зомби, стала катализатором распространения зомби-мобов по всему миру. В последние годы сразу несколько стран приняли участие в погоне за рекордным количеством зомби. В частности, на звание самого массового парада претендовали акции в австралийском Брисбене, американском Денвере, аргентинском Буэнос-Айресе и других городах. Неофициально крупнейшим сборищем костюмированных зомби считается прошлогодняя акция в американской агломерации Миннеаполис-Сент-Пол, собравшая, по некоторым оценкам, до 30 тысяч «живых мертвецов».

Далеко не всегда зомби-парады служат для развлечения или рекламы. 29 октября 2006 года в Питтсбурге прошла первая благотворительная зомби-акция, прибыль от которой была передана местному «Банку еды», организации, которая занимается помощью бедным слоям общества и борьбой с голодом. Такие акции с тех пор становятся все более популярными.

Как боролись с зомби в России

Первый отечественный зомби-парад прошел в Москве 26 апреля 2009 года и собрал несколько сотен подростков и молодых людей, переодетых в героев фильмов ужасов. Начинание московской молодежи быстро стало примером для провинциальных последователей. Так, первая воронежская акция состоялась спустя всего месяц – в конце мая.

Хотя первые зомби-акции не вызывали нареканий со стороны властей, вскоре пугающие шествия встретили отпор со стороны консервативно настроенной части общества и религиозных организаций. В этом отношении показателен конфликт, разгоревшийся прошлым летом в Омске. Местная мэрия не согласовала зомби-парад по формальным основаниям, однако настоящей причиной запрета стала резко негативная реакция общественности. Письма с требованием не допустить шествия городским властям направили, в частности, Омская-Таврическая епархия и «Омское родительское собрание», отмену акции поддержало региональное мусульманское сообщество. В качестве аргументов против парада назывались потенциальный вред, который может нанести вид «оживших мертвецов» детской психике, несоответствие местным традициям, недопустимость «глумления над смертью». Тем не менее, несанкционированная и короткая стихийная акция в городе все же состоялась.

А мэрии Хабаровска осенью прошлого года удалось предотвратить зомби-парад, который готовил местный театр ужасов. Причины отказа муниципалитет не обнародовал.

Уже в нынешнем году власти Ярославля отменили намеченный на 10 августа зомби-парад после того, как региональный детский омбудсмен Татьяна Степанова потребовала провести акцию в недоступном для детей месте. По ее мнению, в противном случае мероприятие могло попасть под запреты, установленные федеральным законом «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Как и в Воронеже, инициатором ярославской акции выступал школьник.

Тем не менее в ряде городов акции, подобные планировавшейся в Воронеже, состоялись и в 2013 году. Например, 25 августа около 100 человек, ряженных ходячими трупами, вышли на центральную площадь Читы, а июльская акция в Екатеринбурге, по оценкам местных СМИ, собрала порядка тысячи участников.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter