Аннинский райсуд приостановил процесс по делу о гибели от рук полицейского в селе Садовое 57-летнего Юрия Мамонова. Судья назначил комиссионную судмедэкспертизу о появлении у человека смертельных травм. Незадолго до того, как Мамонов впал в кому, его, по версии следствия, бил по голове участковый Василий Санников.

Родных Мамонова беспокоит ситуация вокруг дела. Они переживают, что полицейский может отделаться минимальным наказанием или уйти от ответственности. Несмотря на то, что участковый обвиняется в тяжком преступлении, суд отпустил его из СИЗО под домашний арест. На следствии и в суде Санников категорически отказался признавать вину, утверждая, что Мамонов ударился головой при купании в реке. Адвокат полицейского Сергей Хорошев считает, что вина Санникова не доказана, так как в деле много невыясненных обстоятельств. Защитник надеется, что часть из них прояснит комиссионная экспертиза.

Родные

О несчастье в семье сын погибшего Алексей Мамонов узнал утром 10 августа 2014 года. Ему позвонила напуганная мать и сказала, что рядом с домом на улице у сарая в застывшей позе лежит отец. Молодой человек посоветовал ей позвать на помощь и вызвать «скорую». Врачи увезли Юрия в больницу. Мужчину поместили в реанимацию, подключили к аппаратам, так как он впал в кому. После этого Галина Мамонова рассказала Алексею, почему отец оказался без сознания на улице. Слова Галины полностью подтвердили следователи, собравшие другие доказательства.

В Садовом 9 августа 2014 года были народные гуляния, жители отмечали день села. Галина Мамонова пришла домой с 5-летним внуком около 23 часов. Вскоре с праздника вернулся пьяный муж. Он закатил семейный скандал – ругался и оскорблял жену. Возмущался из-за дочери, которая пришла с праздника нетрезвой и легла спать. Галина примерно час пыталась успокоить супруга, но безрезультатно. Чтобы угомонить мужа, Галина попросила племянницу вызвать полицию.

– Отец был спокойным и бесконфликтным человеком, никогда не дрался, что на следствии и в суде подтвердили знакомые и соседи. Иногда после выпивки он начинал ругаться дома, ссориться с матерью, но она старалась не связываться. Руку на нее он никогда не поднимал, – пояснил Алексей Мамонов. – До этого случая мать в полицию на него не жаловалась, участкового не вызывала. Но здесь терпение у нее закончилось из-за того, что скандал происходил на глазах внука, моего племянника. Вот она и обратилась в полицию, чтобы поговорили с ним и такого больше не было. К тому времени, как приехал Санников, отец успокоился и лег спать. Услышав о приезде участкового, он встал с кровати и просил мать не открывать дверь.

По словам Галины Мамоновой, которые легли в основу обвинения участкового, когда она открыла полицейскому, муж с уговорами шел за ней. Санников был в форме и, не сказав ни слова, два раза со всей силы ударил Юрия по голове. Полицейский затолкал хозяина в зал, насильно усадил в кресло и, удерживая за плечи, еще несколько раз ударил по голове. Юрий был в футболке и трусах. Чтобы идти с участковым, хотел одеться. Встал и подошел к шкафу, но еще дважды получил от полицейского по темени. От очередного толчка так сильно ударился о шкаф, что у того сломалась дверца. Санников не дал человеку одеться и вытолкал его на улицу.

Галина с внуком увидела в окно, как от их дома отъезжает машина Санникова. Она была уверена, что участковый забрал супруга в отдел полиции, поэтому легла спать. Утром Галина в окно увидела мужа, лежащего у сараев.

По словам Мамоновых, после приезда в больницу полицейских врачи хранили молчание по поводу причины комы у пациента. Диагноз «черепно-мозговая травма» поставил приехавший из Воронежа нейрохирург, который оперировал Мамонова.

Мамонов.jpg
Юрий Мамонов умер в больнице на 16 день комы
Фото — из архива Мамоновых

– Врач сказал, что у отца образовались две гематомы, которые получены травматическим путем. Сказал, что его просили сделать другое заключение, но он написал, как есть. Три дня после операции отца нельзя было транспортировать, предупредил нейрохирург, а потом, если состояние стабилизируется, нужно перевезти в областную больницу, – рассказал Алексей Мамонов. – Заявку на транспортировку в таких случаях должна подать ЦРБ. Однако после трех дней отца так и не транспортировали. Я живу в Воронеже, поехал в областную больницу, где в нейрохирургии мне сказали, что никаких заявок из Анны не поступало. В итоге я настоял, и отца транспортировали в Воронеж. Возможно, хотели оставить его в местной больнице, чтобы история с участковым не вышла за пределы района. Отец умер в Воронеже, и потому по-тихому не получилось.

Следствие

Проверку по поводу травмы головы у Юрия Мамонова руководители поручили выполнять самому же Василию Санникову несмотря на то, что знали о нюансах этой истории. Через несколько дней Санников закончил проверку, в которой значилась некриминальная версия появления травмы у Юрия Мамонова. В материале участковый объяснил кому мужчины тем, что он якобы ударился головой о камень во время купания в реке.

Юрий Мамонов скончался, не приходя в сознание, 26 августа. К тому времени у УСБ (управления собственной безопасности) регионального ГУ МВД была информация о причастности к травме у человека полицейского. Ее передали в СУ СКР по региону, где 28 августа возбудили дело по факту причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч.4 ст.111 УК РФ). Следователи привлекли к ответственности участкового Василия Санникова в ноябре, после получения результатов подробной судмедэкспертизы о причинах смерти человека. Экспертиза показала, что Мамонов получил по голове не менее семи ударов, из-за чего у него произошли кровоизлияния под мягкую и твердые оболочки мозга. Ее результаты с показаниями Галины Мамоновой стали серьезным доказательством против полицейского. Кроме того, при исследовании одежды умершего Мамонова эксперты нашли на ней микрочастицы от формы полицейского.

В ноябре по ходатайству следствия суд арестовал Санникова и отправил в СИЗО.

– Участковый из Аннинского отдела полиции был уволен по результатам служебной проверки. В связи со случившимся все его руководство было привлечено к дисциплинарной ответственности: начальник участковых уполномоченных, заместитель начальника полиции по охране общественного порядка, начальник полиции и начальник Аннинского отдела полиции, – рассказали корреспонденту РИА «Воронеж» в пресс-службе ГУ МВД по Воронежской области.

фуражки.JPG
За события в селе Садовое руководство полиции наказало руководителей участкового 
Фото — Андрей Архипов (из архива)

На следствии Санников категорически отказался признавать свою вину, придерживаясь своей версии. Как считают следователи, они опровергли версию защиты доказательствами по делу. В марте 2015 года они направили в суд дело по обвинению Санникова в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ) – до 15 лет тюрьмы. Также обвинили в превышении должностных полномочий, совершенных с применением насилия, с причинением тяжких последствий (п.п. «а,в» ч.3 ст.286 УК) – до 10 лет тюрьмы.

В истории с Санниковым есть один странный момент. Как выяснили следователи, в день села участковый следил за порядком на празднике. Вместе с ним там был сотрудник местной прокуратуры, который решил отдохнуть. Сообщение о семейном скандале в Садовом поступило Санникову в 1:15, когда он ехал домой и вез в Анну своего приятеля из надзорного ведомства. Участковому пришлось развернуть машину и поехать к Мамоновым. Полицейский сам показывал на следствии, что он оставил прокурора в машине, а сам пошел разбираться с семейным скандалом. Прокурор пояснил, что задремал и не видел, как Санников выводил мужчину из подъезда. В суде его и вовсе не опрашивали. Коллега-прокурор решил, что показания такого свидетеля для судебного следствия без надобности.

Защита

И на следствии, и в суде Василий Санников настаивал на своей версии событий гибели Юрия Мамонова. Он представил свидетеля, который дал показания о том, что 8 августа Юрий Мамонов нырнул на реке, сильно ударился головой о камень и пожаловался ему. Еще один свидетель защиты рассказал, что видел Мамонова на реке, когда тот держался за голову и жаловался на боль. Санников попросил его быть понятым, когда свидетель указывал те самые место и камень на реке. Второй понятой рассказал в суде интересную подробность. По его словам, Санников сначала спросил у него, где на пляже у моста сваи и камни под водой, а потом – после указания на место – стал его фотографировать. И тогда участковый пояснил, что здесь «произошел несчастный случай – человек ударился головой». Такие показания записал на аудио Алексей Мамонов в судебном заседании.

С момента несчастья с Юрием и в зале суда Санников пытается доказать, что Мамонов получил травму за два дня до комы. А появление в доме Мамоновых участкового не связано с травмой Юрия.

Участковый рассказал свою версию событий у Мамоновых. По словам Санникова, приехав на вызов по поводу семейного скандала, он увидел у дома мужчину. В разговоре выяснилось, что тот и есть Мамонов. Мужчину возмутило, что жена вызвала полицию. Поэтому в квартире мужчина якобы стал ругаться и бросаться на жену в присутствии участкового. Сам же Санников встал между супругами и отводил от женщины кулаки, которые пытался обрушить на нее Мамонов. Во время скандала хозяин квартиры, по словам участкового, выбил из его кармана два телефона, порвал сам карман. Санников пояснял, что действительно удерживал Мамонова в кресле, когда тот туда сел, потеряв равновесие. Потом полицейский вывел дебошира на улицу, где провел с ним воспитательную беседу и уехал. К тому времени жена Мамонова заперла дверь. По словам участкового, когда он уезжал, Мамонов оставался сидеть во дворе за столом, обшитым железом.

2015_07_01_Полиция.jpg
У участкового Санникова своя версия событий гибели человека 
Фото — Андрей Архипов (из архива)

Адвокат полицейского Сергей Хорошев считает, что вина Санникова на следствии не доказана и в деле есть много невыясненных обстоятельств. Именно поэтому он ходатайствовал в суде о назначении комиссионной судмедэкспертизы, которая сможет ответить на вопросы о появлении травм у Мамонова.

– Та экспертиза, которая была проведена на следствии, дала ответы на общие вопросы, которые были заданы. Я же их конкретизировал. Был отрицательный ответ на вопрос, могла ли образоваться у Мамонова травма от соударения с землей. Однако вопросы о том, мог ли мужчина получить повреждения в положении сидя, скажем, ударившись головой о стол или от удара при входе в сарай (есть соседи, говорящие, что Мамонов иногда там ночевал), тогда не задавались. Как и не было установлено, откуда у Мамонова в области лба и затылка появились ссадины. Эксперт дает, что от твердого тупого предмета, которым явно не могла быть рука. Что это был за предмет? – обозначил позицию защиты Сергей Хорошев. – Экспертиза также дает то, что травма могла произойти от сильных ударов руками. Однако сама потерпевшая в суде поясняла, что участковый бил ее супруга ладонями. И от его ударов Мамонов не падал, а лишь слегка запрокидывал голову. Кроме того, при исследовании делается вывод, что Мамонов не мог удариться о камень в реке, так как смещаются позвонки. Однако анализировался прямой удар, о скользящем – под углом – речи не шло.

Сергей Хорошев пояснил, что в заключении о смерти человека эксперты указали, что ее причиной стала черепно-мозговая травма, осложнившаяся гнойной пневмонией и некрозом почек. Защитник хочет выяснить, как именно осложнения могли повлиять на смерть потерпевшего. Ведь после успешной операции Мамонову должно было стать лучше, но состояние только ухудшалось. Адвокат не исключает, что из-за сопутствующих заболеваний.

– Нельзя вешать на человека труп без доказательств, сажать его, когда в деле столько невыясненных обстоятельств. Неустранимые сомнения трактуются в пользу обвиняемого, а их пока предостаточно, – пояснил Сергей Хорошев.

Он рассказал, что были еще две версии смерти Мамонова, которые отпали на следствии. Первая о том, что Мамонова избили на дне села некие молодые люди. Вторая, что он за несколько дней до случившегося подрался с зятем.

Суд

Суд с первого же заседания шокировал Мамоновых тем, что отпустил экс-полицейского из СИЗО под домашний арест до сентября. Потерпевшие попытались обжаловать постановление суда в апелляции, но там домашний арест утвердили. 

анна-суд1.jpg
Здание Аннинского райсуда, где идет процесс по резонансному делу 
Фото — из архива 

Позже адвокат Санникова представил в суд справки о болезни экс-полицейского и вызове для него «скорой». Что помогло ему добиться снятия некоторых ограничений, обычных для домашнего ареста. Теперь Санников может с 8 до 17 выходить из дома, чтобы при необходимости посещать поликлинику. Мамоновы считают, что экс-полицейскому ничего не мешает свободно передвигаться по городу, общаться со свидетелями по делу, что их сильно возмущает. Ведь домашний арест при вынесении обвинительного приговора зачтется ему в реальный срок, если суд его назначит, в чем у потерпевших есть сомнения.

– У моего подзащитного в СИЗО начались проблемы со здоровьем. Были ситуации, когда у него распухает нога, сильная боль, родные вызывают «скорую», но врачи из-за домашнего ареста не могут его забрать в больницу. Поэтому мы предоставили в суд все подтверждающие заболевание документы, чтобы моему подзащитному в подобных ситуациях могли оказать медицинскую помощь, – объяснил Сергей Хорошев ситуацию с послаблением в условиях домашнего ареста.

До назначения комиссионной экспертизы в суде опрашивали потерпевших и свидетелей. Снова выслушав в суде версию о камне на реке, Алексей Мамонов заявил в Следственный комитет о лжесвидетельстве. Однако то, имеют ли место ложные показания, выводы можно будет сделать после приговора суда, который установит все обстоятельства по делу.

Василий Санников вернулся из СИЗО в родной город, где каждый кому-то друг, брат сват. У него в Анне приятели, сослуживцы, знакомые прокуроры и судьи – те, с кем он долгое время работал бок о бок. Теперь эта система по закону ему должна вынести наказание. Такие законы. Несмотря на должностное преступление дело не направили в соседний район, не оставили в Воронеже, полицейского судит «родной» Аннинский райсуд.

– Атмосфера и отношение в суде к нам как к потерпевшим оставляет желать лучшего. Санников и его адвокат чувствуют себя уверенно, приводят своих свидетелей, которые говорят опять про камень в реке. Другие меняют показания. Теперь вот надеются на новую экспертизу. У матери проблемы со слухом. Просим задавать вопросы и говорить громче, но реакции практически нет. Пятилетнего племянника на следствии опрашивали психолог и педагог после прогулки, когда он перестал стесняться. А в суде, где мальчик просидел в коридоре, устал и переживал, ничего толком рассказать не мог. А еще я видел, как Санников здоровался за руку с судьей. Жаль, не успел сфотографировать. Были бы основания заявить судье отвод, – рассказал Алексей Мамонов.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter