Аннинский райсуд оправдал 37-летнего участкового села Садовое Василия Санникова. Полицейского обвиняли в причинении смертельных побоев человеку и превышении полномочий. В преступлении Санникова заподозрили из-за смерти 57-летнего сельчанина Юрия Мамонова. Мужчина умер от внутричерепной травмы после встречи с участковым, которого вызвали на семейный скандал.

Почему суд обнаружил неустранимые сомнения в обвинениях и оправдал полицейского, вместе с участниками истории разобралась журналист РИА «Воронеж».

Две версии

В суде Василий Санников и родные Юрия Мамонова представили свои версии случившегося в ночь на 10 августа 2014 года.

Версия потерпевших

В Садовом 9 августа 2014 года отмечали день села. Галина Мамонова пришла домой с 5-летним внуком около 23 часов. Вскоре с праздника вернулся пьяный муж Юрий. Он закатил скандал – ругался и оскорблял жену, возмущался из-за дочери, которая пришла с праздника нетрезвой и легла спать. Галина примерно час пыталась успокоить супруга, но безрезультатно. Чтобы угомонить мужа, Галина попросила племянницу вызвать полицию.

– До этого случая мать в полицию никогда не жаловалась, участкового не вызывала. Терпение у нее закончилось из-за того, что скандал происходил на глазах внука, моего племянника. Вот она и обратилась в полицию, чтобы поговорили с ним. К тому времени, как приехал Санников, отец успокоился и лег спать. Услышав о приезде участкового, он встал с кровати и просил мать не открывать дверь, – рассказал в суде Алексей Мамонов, сын погибшего.

 
Фото — Андрей Архипов (из архива)

По словам Галины Мамоновой, которые легли в основу обвинения, Санников с порога, не сказав ни слова, дважды изо всех сил ударил Юрия по голове. Полицейский затолкал хозяина в зал, насильно усадил в кресло и, удерживая за плечи, еще несколько раз ударил по голове. Юрий был в футболке и трусах. Чтобы идти с участковым, он хотел одеться, встал и подошел к шкафу, но получил по темени еще два удара от полицейского. От очередного толчка Юрий так сильно ударился о шкаф, что у того сломалась дверца. Санников не дал человеку одеться и вытолкал его на улицу.

Галина с внуком увидела в окно, как от их дома отъезжает машина Санникова. Она была уверена, что участковый забрал супруга в отдел полиции, поэтому легла спать. Утром Галина в окно увидела мужа, лежащего у сараев. Несмотря на операцию и усилия врачей, Мамонов остался в коме и скончался 26 августа.

Версия подсудимого

Василий Санников в суде рассказал свою версию событий у Мамоновых. По словам полицейского, приехав на вызов по поводу семейного скандала, он увидел у дома мужчину. В разговоре выяснилось, что это и есть Мамонов. Мужчину возмутило, что жена вызвала полицию, поэтому в квартире Юрий якобы стал ругаться и бросаться на жену в присутствии участкового. Сам же Санников встал между супругами и отводил от женщины кулаки, которые пытался обрушить на нее Мамонов.

Во время скандала хозяин квартиры, по словам участкового, выбил из его кармана два телефона, порвал сам карман. Санников пояснял, что действительно удерживал Мамонова в кресле, когда тот туда сел, потеряв равновесие. Потом полицейский вывел дебошира на улицу, где провел с ним воспитательную беседу, и уехал. К тому времени жена Мамонова заперла дверь. По словам участкового, когда он уезжал, Мамонов оставался сидеть за столом во дворе.

Проверку по поводу травмы головы у Юрия Мамонова руководители поручили выполнять самому же Василию Санникову. Через несколько дней Санников закончил ее, написав в документах, что смерть Мамонова не была криминальной. Участковый объяснил кому мужчины тем, что он ударился головой о камень во время купания в реке. На этой версии Санников настаивал на следствии и в суде, где, впрочем, появились и другие – о побоях от зятя или пьяной компании, падении с велосипеда.

Принятые доводы защиты

Адвокат полицейского Сергей Хорошев в суде строил защиту на том, что в деле осталось много невыясненных обстоятельств.

– Изначально на следствии была отработана только одна версия – о причастности участкового к смерти человека. Версии о том, что Мамонов мог удариться о камень при нырянии, в состоянии опьянения упасть с велосипеда, с лавочки, не рассматривались. Не ставились конкретные вопросы к экспертам о механизме получения погибшим травмы и ее характере. Поэтому потребовалась дополнительная комиссионная экспертиза в суде. Эксперты ответили, что травму Мамонов мог получить как при ударе твердым тупым предметом по голове, так и головой о твердый тупой предмет, то есть при падении. В суде специалист уточнил, что от удара рукой такие повреждения получить нельзя. Предмет был «преобладающей площади» – то есть больше, чем голова. Кроме того, осталось невыясненным, откуда у Мамонова появились ссадины на лбу и затылке. Такие повреждения нельзя причинить руками. Все выводы о механизме получения травм у Мамонова носят предположительный характер, – отметил Сергей Хорошев.

Юрий Мамонов умер в больнице
Фото — из архива Мамоновых

Защита опиралась на то, что, по показаниям жены, Мамонов не терял сознания во время визита участкового, вышел с ним из квартиры на своих ногах. Что делал мужчина после отъезда полицейского до утра, пока его не нашли без чувств, никому не известно.

Суд согласился с адвокатом и не исключил, что после отъезда Санникова Мамонов мог куда-то ходить или ездить – к примеру, за спиртным на велосипеде – и при этом упасть и удариться головой. Поэтому смертельная травма могла быть получена при обстоятельствах, не установленных следствием.

Суд критически отнесся к показаниям 7-летнего внука Юрия Мамонова из-за возраста свидетеля. Мальчик рассказал, как его дедушку бил руками участковый. Усомнился судья и в словах Галины Мамоновой, супруги погибшего. Не нашли подтверждения ее показания о том, в какие непосредственно части головы и сколько ударов наносились Юрию Мамонову. Суд счел ее показания «недостаточными для признания Санникова виновным», указав на прямую заинтересованность женщины в исходе дела.

Суд трактовал неустранимые сомнения в пользу подсудимого и полностью оправдал его. Если приговор вступит в законную силу, Санников получит право на реабилитацию, возмещение вреда и восстановление на службе.

«Отвергнутые» потерпевшие

Мамоновы уверены, что в другом суде Василию Санникову вынесли бы обвинительный приговор. Они настаивают на том, что нельзя было передавать дело в район, где участковый отработал много лет, оброс знакомствами и связями в силовых структурах и суде.

– Когда дело передали в Аннинский райсуд, Санникова тут же отпустили из СИЗО, где он сидел на следствии, под домашний арест. Мы заявляли суду отвод, но он удовлетворен не был. Не оказалось оснований и для передачи дела на рассмотрение в другой район, – пояснил журналисту РИА «Воронеж» Алексей Мамонов. – Судья принимал все доводы защиты, а в показаниях моей матери, главного свидетеля обвинения, сразу стал сомневаться. С таким отношением к нам как к потерпевшим исход дела был предопределен. Да что тут говорить, когда об оглашении приговора я узнал за час до начала заседания. Мне позвонили из суда, и я не успевал доехать из Воронежа до Анны. Хорошо, что хотя бы мать и дядя присутствовали на заседании.

Аннинский райсуд 
Фото — из архива 

По словам Алексея, его мать на следствии совершенно точно и уверенно указывала, куда и как участковый бил отца. На основании показаний женщины следователи назначили экспертизу, которая показала, что травмы головы Мамонова могли появиться при обстоятельствах, которые указала Галина. Экспертиза подтвердила, что Мамонов получил по голове не менее семи ударов, из-за чего у него произошли кровоизлияния в мозг. На основании этой экспертизы и обвинили Санникова.

– Суд поверил не моей матери, а каким-то свидетелям защиты, которые кивали друг на друга и распространяли слухи. Адвокат и Санников представили версию о том, что отец поехал за самогоном после отъезда участкового. Привели соседа, которому другая соседка как бы сказала, что Мамонов ночью ездил за самогоном. Но сама она этого не подтвердила. А человека, к которому якобы ночью ездил отец, вообще не допрашивали, – возмутился Алексей Мамонов. – В приговоре все перевернули с ног на голову. Эксперт говорил в суде: так как отец не потерял сознание, удар был недостаточным для его потери. А судья со ссылкой на эти показания написал так – если Мамонов не терял сознания, «удар был нанесен недостаточной силы для образования повреждения, приведшего Мамонова к летальному исходу».

Мамоновы собираются обжаловать оправдательный приговор полицейскому в областном суде.

В СУ СКР по Воронежской области пояснили, что уголовное дело по обвинению участкового было направлено в Аннинский райсуд 5 марта 2015 года. Обвинительное заключение по уголовному делу утверждала прокуратура Воронежской области.

– В ходе расследования уголовного дела следователи собрали исчерпывающую доказательственную базу. В ее основу легли показания свидетелей и потерпевших, а также заключения судебных экспертиз, что позволило предъявить Василию Санникову обвинение в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), и превышении должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий (п..«а»,«в» ч.3 ст.286 УК), – отметили в СУ СКР по региону.

В прокуратуре Воронежской области журналисту РИА «Воронеж» сообщили, что сотрудники ведомства изучают приговор Аннинского райсуда. Подробный комментарий в прокуратуре пообещали дать по результатам принятого решения. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter