Режиссер-постановщик воронежского Театра юного зрителя Вадим Кривошеев стал временно исполняющим обязанности главного режиссера ТЮЗа во вторник, 1 декабря. В интервью корреспонденту РИА «Воронеж» Вадим Кривошеев рассказал о новых обязанностях, планах по созданию «нового лица» театра, привлечении новой аудитории, будущих постановках и работе с детьми.

– Сейчас вы назначены временно исполняющим обязанности главного режиссера. Как и когда будет принято решение об официальном назначении нового главы театра?

– Окончательное решение будет принимать департамент культуры. Процедура назначения исполняющим обязанности стандартна, через нее проходят все. Я думаю, что через два-три месяца у театра уже официально будет новый главный режиссер. Вопрос о том, что именно я займу этот пост, пока не решен. Мало ли что может случиться, может быть Эмилия Александровна (Сухачева, глава департамента культуры Воронежской области – РИА «Воронеж») в итоге выберет совершенно другого человека. Но я думаю, глупо меня испытывать на прочность в течение одного месяца, ведь что можно сделать в театре за этот срок?

 
 

В одночасье театр не поменяет свою структуру, не будет заметно, задышал он или стал задыхаться. Наоборот, моя задача сейчас сохранить стабильность в театре, чтобы это не отразилось на его работе: чтобы спектакли шли, чтобы вышла новая постановка, чтобы новогодние праздники состоялись, чтобы билеты продавались, чтобы зрители приходили, чтобы артисты работали. Вот за это я сейчас отвечаю.
Вадим Кривошеев

– Какие задачи стоят перед вами в текущей повестке дня?

– Сейчас нет ничего лучше, чем сказать и артистам, и самому себе, что все хорошо, мы работаем в штатном режиме, репетиции идут, декорации изготавливаются, администрация работает, билеты продаются. Просто не останавливаться и не охать и ахать, размышляя, что произошло. В любом случае, это уже случилось. Театру необходимо продолжать работать. Сейчас нам критически не хватает времени на постановку нового спектакля к новогодним каникулам, все силы будут брошены на это. Поэтому я сейчас буду исполнять роль такого экстренного режиссера, задача которого – достойно выкрутиться из этого положения.

– Назначение было для вас неожиданностью?

– Я ничего не знал об этом. Но в Театре юного зрителя я работаю уже 15 лет, и последние пять лет – в качестве режиссера-постановщика. Это как директор и замдиректора, если с директором что-то случается, его место занимает зам. Так же и у нас. Когда с главным режиссером или художественным руководителем что-то происходит, на его место идет режиссер-постановщик. С Александром Николаевичем (Латушко – РИА «Воронеж») мы расстались в хороших отношениях. Он считал меня своим преемником. Никаких новшеств для меня в процессе работы не появится, я буду работать над конкретными постановками. Только впоследствии, наверное, прибавится бумажной работы.

– Помимо ТЮЗа у вас много других проектов – вы играете в Камерном театре, ставите спектакли в Волгоградском молодежном театре, руководите инклюзивным «Театром равных», преподаете в Институте искусств. В связи с новой должностью придется от чего-то отказаться?

– Волгоград уже пришлось оставить, по крайней мере, на какой-то срок. Вряд ли я смогу покидать Воронеж на долгое время, необходимое для создания полноценной постановки в другом городе. Если, конечно, я стану худруком.

 
 

«Театр равных» я ни в коем случае не брошу. Это важный социальный проект, к тому же, он действует при ТЮЗе, привлекает к нам внимание, и самим артистам он полезен – они должны видеть, что в театре существует творческая жизнь помимо наших спектаклей на сцене.
Вадим Кривошеев

– В планах есть создание объединенных проектов с артистами ТЮЗа и «Театра равных». Педагогику я, конечно, тоже не брошу. Сейчас у меня на выпуске курс, я готовлю с ними постановку, в новом учебном году буду работать с первокурсниками. Камерный театр я не брошу в ближайшее время. Я не могу просто взять и отвернуться и подвергнуть риску его репертуар. Я знаю, что такое вводы и как из-за них рушатся спектакли. Это сумасшедшая морока для всех моих партнеров по площадке в Камерном театре. Да, наверное, это будет плавное расставание. В будущем, я уверен, это неизбежно. Я не буду попадать в новые постановки, а старые будут сходить со сцены. И это будет мое постепенное «выплывание» из Камерного. Очень жаль, но мне будет просто не хватать времени. Хотя будь Волгоград в ста километрах, я бы продолжал туда ездить.

– Политика театра изменится с новым худруком?

– Не в одночасье. Но я собираюсь плотно ставить, как минимум первые четыре-пять спектаклей будут моими. Это будет такое впрыскивание моего творчества в репертуар. Я также думаю прибегать к мероприятиям, так скажем, не многоразового характера. Например, это будут творческие вечера артистов, поэтические вечера. Конечно, театр будет стремиться попадать на фестивали, местные и не только, театральные, поэтические, детские. В целом, я надеюсь, активность театра повысится. Хотелось бы, чтобы театр зазвучал резче и ярче. Не думаю, что это будет сразу заметно, в любом случае, будет переходный период, при котором будет формироваться «новое лицо» театра. Большой плюс в том, что у меня налажена хорошая коммуникация с труппой, все артисты меня знают, знают мои сильные и слабые стороны. Я надеюсь, что сейчас в театре соратников у меня больше, чем противников, и рассчитываю и противников переманить на свою сторону.

– Модель превращения театра в площадку, где проходят не только спектакли, отчасти подсмотрена у Камерного?

– Нет, и сам Камерный в этом смысле тоже не открыл ничего нового. Это вообще то, как должен существовать нормальный театр. Особенно в годы, когда сложно с финансами, когда интерес публики к театру падает.

Если сложно привлекать внимание, значит, его надо привлекать вдвойне более активно, чтобы не потерять остатки того внимания, которое еще есть у населения.
Вадим Кривошеев

– Допустим, Волгоград, далекий от центра город. А бенефисы артистов проходят в местном театре каждые два месяца. Мы почему-то этого не делаем. Это что, сложно – устроить творческий вечер артиста, выделить один день, ползала продать, ползала пригласить и распространить информацию в СМИ? Нет, это очень просто. А ведь если день ото дня человек будет натыкаться в своей ленте ВКонтакте или Фейсбуке на известные лица артистов нашего театра, если постоянно будет видеть новости о театре, рано или поздно это привлечет его к нам. Или возьмем поэтические вечера – все актеры умеют читать стихи, любят это делать. Можно устраивать тематические вечера, в один день читать стихи о войне, а в другой – «Вредные советы» Григория Остера. Ни новшества, ни повторения, ничего необычного здесь нет, это обычная структура работы театра. В Воронеже это просто было потеряно. В свое время это все было даже в ТЮЗе. Если вспомнить историю, окажется, что и у нас на малой сцене при разных режиссерах были подобные мероприятия – и при Логвинове, и при Бычкове (Михаил Логвинов – главный режиссер ТЮЗа в 1980-1986 годах, Михаил Бычков возглавлял театр с 1988 по 1994 годы – РИА «Воронеж»). Это ушло в первый кризис 90-х годов, потом долго поднималось, потом все решили, что это никому не нужно. Но сейчас такое благодатное время, Год культуры прошел, губернатор Гордеев радеет за культуру, вкладывает в нее много усилий. Почему этим не пользоваться?

 
 

– Почему при предыдущем худруке всего этого не было?

– Я думаю, что его занятость и его политическая деятельность оставили глубокий отпечаток на его творчестве (Александр Латушко – депутат Воронежской областной думы, председатель комитета по культуре и историческому наследию – РИА «Воронеж»). Он всегда работал на разрыв, репетировал с артистами, в это же время ему звонили, он куда-то ехал, решал вопросы, вел совещания, планерки. Все это немного его отворачивало от театра. Но он не мог оставить и эту свою политическую сторону, потому что его депутатские полномочия принесли много пользы театру. Мой минус в том, что у меня нет особых связей в политических кругах, и сейчас мы будем выживать исключительно творческим путем. Я не сторонник того, чтобы ходить и клянчить.

Я думаю, что толковый театр с хорошим коллективом способен выжить как минимум на выделенные ему законные федеральные средства. Для этого нужно просто проявить смекалку и творческое начало,
Вадим Кривошеев

– Репертуар ТЮЗа изменится?

– Конкретные планы пока не совсем ясны мне самому. Но в целом, я думаю, репертуар будет сохранен. Я не собираюсь выкорчевывать спектакли других режиссеров и на выжженной земле ставить только свое. У меня нет такого эгоизма. Репертуар театра будет составляться по той же схеме, что и сейчас. У нас есть спектакли разных режиссеров – и местных, и приглашенных, и Александра Николаевича, и мои, и Александра Сидоренко, который является артистом нашего театра, но практикует постановку спектаклей (Александр Сидоренко поставил два спектакля в ТЮЗе – «Бедные люди» по Достоевскому – и «Мой бедный Марат» по Алексею Арбузову, обе постановки стали лауреатами региональной премии «Итоги сезона» – РИА «Воронеж»). Все это будет продолжаться. Впереди новогодние праздники, спектакль для которых мы сейчас активно репетируем. До 10 января у нас будут елки. Потом сделаем небольшой перерыв, пятидневные каникулы, чтобы перевести дух после репетиций «Ревизора» и новогоднего представления. Дальше в планах постановка «Вождя краснокожих» О. Генри. Но я даже не решил пока, на большой сцене или на малой. Что дальше – думаю, будет решаться после премьеры новогоднего спектакля «Театр братьев Гримм», когда мы с директором театра сядем, выясним финансовый календарь на следующий год, то есть на какие средства мы можем рассчитывать для постановок. План будет составлен таким образом, чтобы, например, зимой, в затишье, шли спектакли попроще – как вариант, О. Генри или какие-то детские постановки. В середине года, наверное, будем затевать что-то масштабное. И, конечно, осенью следующего года откроем сезон премьерой.

– Детская и подростковая аудитория останется главной публикой театра? Не думали о спектаклях для взрослых?

– У нас непочатый край спектаклей, которые еще стоило бы поставить и для детского, и для подросткового, и для студенческого зрителя. Охвачено далеко не все. Тем более, мы детский театр, мы должны напрямую работать с ребенком, на втором месте после школы и вуза.

Хорошие авторы, хорошая литература не должны сходить с наших подмостков, чтобы ребенку было, о чем поговорить с ровесниками, педагогами и родителями. На мой взгляд, ТЮЗ должен готовить детей к походу во взрослый театр. Если им понравится у нас, то в более взрослом возрасте они захотят пойти в Камерный, оперный или драматический театры.
Вадим Кривошеев

– Я думаю, что наша основная цель – воспитание подрастающего поколения. Но как только репертуар насытится и произведениями школьной программы, и Шекспиром, и Достоевским, и Островским, и Грибоедовым, то можно будет сделать и Камю, и что угодно еще.

– И современную драму?

– Я пробовал ставить современную драматургию, в определенной степени она мне нравится, но, в то же время, я понимаю, что она пуста. Она мажет все одной краской. Если попадется хороший современный драматург, не откажусь никогда. Но в целом пока отношусь к ней с настороженностью.

– Классика – более беспроигрышный вариант?

– Классика в наше время просто необходима. Дело не в беспроигрышности. Хорошая литература всегда зрителя заставляет думать, читать, интересоваться. А современная драматургия, которая просто описывает нашу серую, грязную жизнь, я думаю, может только напугать. Ее не должно быть много, и она должна появляться, на мой взгляд, только как эксперимент, когда в театре уже все есть, чтобы удовлетворить амбиции режиссера, актеров и затронуть какую-то остросоциальную тему для молодежи. Но я не думаю, что сейчас стоит тратить на это силы и деньги.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter