Тележурналист Владимир Познер раскритиковал Воронеж во время творческого вечера во вторник, 4 апреля. Публицист объяснил, что не снимает передачи о городах России, чтобы не показывать грязь и уродливые здания как в Воронеже. Корреспонденты РИА «Воронеж» попросили архитекторов, урбанистов, скульпторов, путешественников и краеведов высказаться в ответ на критику Владимира Познера

Максим Дикунов, воронежский скульптор:

– Познер, конечно, имеет право на свою точку зрения. Но был такой государственный деятель Воротников Виталий Иванович, я делал мемориальную доску в память о нем. Когда он переезжал в Воронеж – он сказал своим дочерям: «Девочки, мы едем в Воронеж, это рай на земле». Я согласен с его словами.

Юрий Новиков, сопредседатель воронежского отделения общественной организации «Город и транспорт»:

– Как ни странно, я на 95% процентов согласен с Владимиром Познером. Странное ощущение даже не в том, что город никак не оправится от войны, закончившейся 70 лет назад, а в том, что война в нем до сих пор идет. Да, так строить нельзя. Да, ужасные послевоенные постройки надо заменять на здания, достойные города с 400-летней историей. И да, мы как-то не замечаем, что на улице грязно. Смена сезонов в Воронеже характеризуется переходом грязи из замерзшего состояния в жидкое, а потом – в газообразное. Да, город перестали убирать еще при Александре Ковалеве и мы за 15 лет привыкли и вроде как не замечаем. Зато все это «замечает» статистика по респираторным заболеваниям, и что страшнее – по онкозаболеваниям. Грязь в городе это не просто неэстетично – это опасно.

А теперь про оставшиеся пять процентов, где я не согласен. Мы не просто привыкли – мы этому способствуем. Это мы ставим автомобили на газонах. Это мы ходим не по асфальту. Это мы покупаем то, что строят наши строители. Это мы, горожане, не способны пока понять, что город – это не локация на карте, а общий дом, где мы все живем. Это мы виноваты в том, что город такой.

Ольга Рудева, воронежский краевед:

– «Душераздирающее зрелище»? С чем сравнивает господин Познер наш город? С кукольными нарядными европейскими городами? Воронеж таковым никогда не был и не будет. Плохая архитектура, хрущевки на главных улицах города и нелепости из девяностых-нулевых – да, в наличии, как и в других российских городах. Но не оставим без внимания шедевры сталинского ампира – площадь Черняховского, улицу Мира, здание ЮВЖД, Девицкий выезд и улицу Героев Стратосферы. Город не убирается? Не согласна. Живу, правда, в центре города, у нас чисто на улицах, в скверах и во дворах. Народ ходит в белой обуви, никого по колено в грязи не видела. В частном секторе за пару лет заасфальтировали даже переулочки. На днях была на Чижовке – жители убирают не только свои участки, но и за заборами.

Людмила Малкис, основатель и творческий директор московского сообщества архитекторов и дизайнеров ARCHiPEOPLE, эксперт воронежского форума «Зодчество VRN»:

– Если бы я запанибрата встретилась с Владимиром Познером в доверительной обстановке, я бы ему, наверное, ответила то же самое, что сейчас многим моим друзьям говорю в ответ на их резкие суждения и впечатления о городах, из которых они только что вернулись. Это не только про Россию. Так вот, восприятие городов, вообще любых новых мест всегда зависит от состояния: эмоционального, психологического, от компании зависит, от того, в какие места попал первым делом. В общем, тут целая цепочка.

Про Воронеж. Я была в Воронеже в первый раз прошлой зимой – снегом улицы занесло, мы гуляли по центру, по этим улочкам со старыми домами. Улочки сохранили идеальные пропорции и, в целом, сохранили свою прелесть и очарование. И, безусловно, город очень сильно пострадал за последние 20-30 лет, многое испорчено безвозвратно, какие-то виды и бесценные панорамы перечеркнуты новыми безликими объектами, это видно, это больно. Но при всем при том, для меня Воронеж – породистый хороший город, я нахожу в нем для себя много мест, где мне приятно.

Кстати, когда ехала в аэропорт с таксистом, он мне рассказывал, как город в последние пару лет сильно изменился: «Его стали убирать, чистить снег, строить и ремонтировать дороги».

А все эти заявления: «Можете меня не любить», они по-детски как-то звучат, и, к тому же, деструктивны. Я чувствую в Воронеже много жизни, общее движение к переменам. Это ценно.

Михаил Глущенко, автор воронежского проекта о путешествиях «Нескучный день»:

– Посетив более половины регионов страны, я стал больше любить Воронеж. Не очень удачное время для визита Владимир Познер выбрал. Через несколько недель все преобразится – пройдут субботники, «оживут» дворники. И да, я считаю, что с каждым годом наш город все чище. Познера бы в Индию свозить или Шри-Ланку, он бы полюбил Воронеж навсегда за его чистоту!


Сам Владимир Познер иначе отозвался о Воронеже в 2013 году:

– Когда я ехал из аэропорта, видел из окна разные здания. И они произвели на меня очень хорошее впечатление, у них есть свое лицо, они чистенькие, без трещин. Не знаю, каков город в целом, но по сравнению со многими городами – а я много где бываю – Воронеж радует, – отметил тележурналист в беседе с губернатором Алексеем Гордеевым в марте 2013 года. 

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».