Дом, который построю я. Воронежские сироты рассказали о жизни после интерната

, Воронеж, текст — , фото — Никита Богданов
  • 4781
Дом, который построю я. Воронежские сироты рассказали о жизни после интерната Дом, который построю я. Воронежские сироты рассказали о жизни после интерната
Три вдохновляющие истории молодых людей, взявших судьбу в свои руки

Для людей, выросших в окружении семьи, понятие «мой дом» – что-то само собой разумеющееся. А для сирот, чье детство прошло там, где все общее и нет личного пространства, свой дом – заветная мечта. Выпускники интернатов рассказали РИА «Воронеж», как сложилась их судьба и в каком доме им хочется строить новую жизнь.

«Мы были детьми выходного дня»

Татьяна Лазукина

– В школу-интернат я попала, когда мне было семь лет. Вместе со мной туда отправили старшую сестру, ей было десять лет, и четырехлетнего братишку. И, забегая вперед, скажу: это хорошо, что мы были там вместе, лично у меня не было чувства одиночества, ведь рядом были мои родные люди. Да и все годы, что жили в интернате, всегда держались друг друга. В какой-то момент даже отстояли братика. Его хотели усыновить, но так как мы с сестрой были рядом, у нас спросили разрешения – и мы сказали, что против, чтобы его забирали. Ведь если бы его усыновили, скорее всего, мы его никогда бы уже и не увидели.

Татьяна Лазукина
Татьяна Лазукина

В интернат мы попали из-за аморального образа жизни наших родителей – проще говоря, мама и папа сильно пили, их лишили родительских прав. Отец прошел войну в Афганистане, у него после возвращения начались проблемы с психикой, он стал топить их на дне бутылки, мама хотела его как-то поддержать, сначала одну рюмку за компанию, потом по две, а дальше - зависимость. Нас, детей, у родителей ведь не сразу забрали, поместили нас в центр реабилитации на несколько месяцев, сказав маме и отцу, что у них есть время на исправление. Перестанут пить – смогут забрать домой детей. Но этого не случилось.

До сих пор не могу понять, почему тогда на нас опекунство родные бабушка и дедушка не оформили. Ведь они не пили, были уважаемыми людьми в селе, а дед вообще работал директором Дома культуры. Может, думали, что не потянут сразу троих, а может, считали, что в интернате нам лучше образование дадут, чем в сельской школе. Но обида на бабушку до сих пор живет, и, когда она меня упрекает, почему я так редко заезжаю и звоню ей, говорю в ответ: «А ты часто к нам приезжала, когда мы в интернате были? Часто звонила?»

Не скажу, что мы были брошенными детьми, нет! От нашего села до интерната всего 15 км, и, когда мама бросила пить, она стала часто нас навещать, привозила гостинцы, одевала к школе. А потом в интернате оформили разрешение, чтобы бабушка могла забирать нас на выходные домой. Получается, что в субботу и воскресенье мы жили дома с мамой, бабушкой и отчимом, к тому моменту с нашим родным отцом мама разошлась. А в будни жили и учились в интернате. Мы были детьми выходного дня в нашей семье, но никто из нас не жаловался на такую жизнь. Мы даже рады, что так случилось, во всяком случае я – точно. В интернате у нас была очень насыщенная жизнь. Куда мы только не ездили с нашими педагогами, к нам часто приезжали в гости интересные люди, мы организовывали концерты, спектакли, разные праздники. Могу сказать, что мой сильный характер, который сейчас помогает мне успешно идти по жизни, сформировался именно в интернате.

После окончания школы я поступила в профессионально-педагогический колледж. В это же время параллельно осваивала профессию мастера маникюра и педикюра. Когда только начинала это делать, были люди, которые открыто мне говорили, что тереть чужие пятки – это так себе работа. Я никого не слушала, не считаю эту специальность хуже или лучше других. Эта работа мне нравится и приносит хороший доход, так что же еще надо? Сейчас у нас с коллегой студия на двоих и постоянные клиенты, которые расписаны на месяц вперед. Был период, когда я решила, что мне очень нужно высшее образование. Поступила в Воронежский архитектурно-строительный университет, отучилась один год и бросила. Может, когда-нибудь я решусь восстановиться, но не в ближайшем будущем точно. Пока чувствую себя на своем месте.

Мы с сестрой получили квартиры от государства как сироты: она – в Шилово, я в – Отрадном. Брат еще на стадии получения, он у нас окончил Военно-воздушную академию и сейчас служит в Хабаровске.

Обиды на родителей за интернатовское прошлое у меня нет. Папа умер восемь лет назад, с мамой мы нормально общаемся, она обязательно звонит мне каждый день. Разговор обычно длится не больше минуты. Ей главное - услышать мой голос и узнать, что у меня все в порядке. В будущем хочу создать крепкую семью, в которой все друг друга уважают и любят. Для меня очень важен домашний очаг, хочу, чтобы у моих детей была своя комната, свои игрушки, буду обязательно с ними много играть и обучать. И конечно, не буду лишать их общения с бабушкой. Что было, то прошло. Сейчас у нас с мамой хорошие отношения.

«Бог отвел меня от моей семьи»

Алексей Анцупов

– Я родился в Липецке, мама сильно пила, и поэтому меня у нее забрали. Об отце вообще ничего до сих пор не знаю. До пяти лет я жил в доме ребенка, потом перевели в интернат в городе Елец Липецкой области. Никто из родных ко мне не приезжал и не звонил, а мне так хотелось узнать хоть что-то о своей семье. Воспитатели дали адрес мамы, но поехать к ней я, конечно, не мог, никто бы не отпустил несовершеннолетнего в другой город. Я пытался звонить маме, но она не брала трубку, а может, адрес изначально неправильно записали.

Алексей Анцупов
Алексей Анцупов

В итоге впервые свою маму я увидел, когда учился в девятом классе. Хорошо помню тот день. Я был на занятии по хореографии, открывается дверь, и мне кричат, выходи, к тебе мама приехала. У меня тогда был шок и паника одновременно. Она не объявлялась 15 лет и вдруг приехала. Зачем – только этот вопрос был у меня в голове, когда я шел к ней. Мама тогда была вместе с моей тетей. Она привезла какие-то гостинцы – печенье, конфеты, кажется.

Я тогда обратил внимание, что мы с ней очень похожи. Не выдержал и спросил, почему она не боролась за меня, почему меня отдали в детский дом – ведь у нее, когда я родился, была уже дочь, и почему-то ее она отстояла у органов опеки. Сестра всю жизнь прожила вместе с матерью, а я был в интернате. Мама тогда ничего мне не смогла в ответ сказать, она просто молчала и пыталась перевести разговор на другую тему.

Через некоторое время, когда уже выпустился из интерната и поступил в техникум, решил съездить в гости к маме, сестре и дедушке. И это был первый и последний раз, когда я к ним ездил. Я ехал в надежде получить хотя бы малую порцию семейной радости, которой у меня не было в интернате. А на деле вышла ужасная история. Дед как раз тогда получил пенсию, пьяным сделал заначку, забыл, куда положил деньги, и обвинил меня в воровстве. А мама просто ни с того ни с сего потребовала, чтобы я дал ей 15 тыс. рублей на какие-то там важные для нее дела. Я уехал оттуда с таким грузом на душе, что хотелось выйти в поле и заорать как раненый зверь. С тех пор мое общение с семьей прекратилось.

Именно в тот момент я понял, что Бог отвел меня от моей семьи, чтобы я жил нормальной жизнью. Если бы остался матерью, я бы, скорее всего, тоже пил, ведь в моей семье пьют все: мама, дед и сестра с мужем. Глядя на них, еще раз твердо решил для себя – никакого алкоголя в моей жизни не будет. Мне сейчас 26 лет, веду трезвый образ жизни – не пью, не курю и матом не ругаюсь.

Очень люблю учиться и узнавать что-то новое, у меня пять дипломов о среднем профессиональном образовании. Могу работать овощеводом, помощником повара, штукатуром-маляром, каменщиком и строителем. По специальности сейчас не тружусь, работаю продавцом в магазине, но даже если не придется использовать дипломы, полученные знания в жизни всегда пригодятся. Вот, например, женюсь и захочу построить дом, так я половину дел на стройке сам смогу сделать, а поварские навыки вообще всегда нужны. Сейчас живу один и нормально себе готовлю, всякой «химией» не травлю себя.

У меня есть квартира в Ельце, которую я получил как сирота от государства. Хочу со временем продать ее и обзавестись жильем в Воронеже. Надеюсь, к тому времени уже встречу свою единственную, с которой мы проживем всю жизнь. Родим трех детей и будем все свободное время проводить все вместе. В интернате мне очень не хватало родительской любви и заботы, да и сейчас, если честно, тоже, так хочется, чтобы рядом появился человек, который меня примет таким, какой я есть, будет любить и понимать. А я ведь ради такого человека горы готов свернуть! Только пусть она побыстрее появится, моя единственная...

«Я не обижаюсь на маму»

Максим Петров

– Я выпускник Бобровской школы-интерната для детей-сирот. Мои первые воспоминания связаны именно с ней. И понятно почему, ведь я попал туда, когда мне было три года. Мама отказалась от меня еще в роддоме, она была алкогольно-зависимой, об отце до сих пор ничего не знаю. Из роддома меня отправили в областной дом ребенка, который находится в Сомово, ну а оттуда уже в Бобровский интернат.

Максим Петров
Максим Петров

Я очень хорошо запомнил слова воспитателей, что если буду плохо вести себя на тихом часе, а я тогда бесился и не давал другим спать, то ко мне никто никогда не приедет в гости. Это на меня хорошо подействовало тогда. Я стал себя хорошо вести и ждать гостей.

Впервые голос мамы услышал по телефону, когда мне было семь лет. Педагоги нашли ее номер и разрешили мне позвонить. Не помню, волновался ли перед звонком или нет. Сказал: «Привет, мама, это Максим». Разговор был короткий, она спросила, как у меня дела, как я учусь. А я, в свою очередь, поинтресовался, когда она ко мне приедет. Мама сказала, что скоро, и она сдержала свое слово – приехала через год. Но неожиданно, не предупреждая. Каких-то ярких чувств при встрече не было, почему-то мне больше было интересно, какие гостинцы она мне привезла. В сумке у мамы были игрушки и продукты.

Примерно до восьмого класса она приезжала ко мне по три-четыре раза в год, а потом стала переводить деньги на продукты и одежду моему педагогу в интернате, а он передавал их мне. Сейчас мы созваниваемся где-то раз в месяц. У меня есть два младших брата, мама родила их от моего отчима. Братья росли в семье, но обиды на них у меня нет. Я общаюсь с ними. Глупо обижаться на то, что уже случилось и нельзя изменить, значит, в тот момент, когда я родился, у мамы не было возможности меня содержать. Ну вот, остался бы я с ней, и не факт, что моя жизнь сложилась бы лучше. А в интернате меня хорошо одевали, кормили, учили. Там из меня воспитали хорошего человека. Я не пью и не курю. Помогает пример матери. Не хочу повторения ее пути, поэтому даже мысли о том, чтобы выпить чего-то крепче сока, у меня нет.

Я получил образование столяра и работаю сейчас по профессии на контракте с одним из банков, изготавливаем для них мебель. Еще благодаря интернату я познакомился с волонтерским движением «Общие дети». Волонтеры ездят по интернатам, общаются с сиротами на разные темы, устраивают для них праздники, привозят подарки. Я очень привязался к этому движению и, когда выпускался из интерната, решил, что тоже присоединюсь к этой организации. Сейчас я в команде волонтеров, так же, как и они, навещаю ребят в интернатах и коррекционных центрах. Когда приезжаю в свой родной интернат, преподаватели меня представляют как почетного выпускника. Приводят меня в пример и говорят, что жизнь после интерната может быть интересной и насыщенной и что детский дом – это не позорное клеймо. Я, например, никогда не скрываю, что вырос в интернате. На работе об этом знают, друзья тоже.

Сейчас помогаю 14 сиротам, выпустившимся в этом году, привыкнуть к жизни вне стен интерната. Они периодически мне звонят, спрашивают совета. Я как старший товарищ, который смотрит, чтобы они не сбились с нормального жизненного пути. Сиротам непросто после интерната, где за них все делали. Они выпускаются без элементарных навыков – не умеют готовить, не знают, как распоряжаться деньгами. Получают стипендию или зарплату и могут ее потратить за пару дней, а на что дальше жить – не задумываются.

Своего жилья у меня пока нет, бесплатную квартиру государство еще не выдало, но обещают, что я ее получу в 2022 году. Пока же квартира не получена, государство предоставляет мне денежную компенсацию в 10 тыс. рублей на аренду жилья в любом городе нашей области. Надеюсь, что квартиру получу если не в 2022-м, то хотя бы в 2023 году. Тогда уже можно будет и о семье подумать. Не хочу начинать семейные отношения в арендованной комнате. А семью мечтаю создать с верной, любящей, заботливой девушкой. Внешние качества не так уж мне и важны. Красота – она внутри человека, а не снаружи.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Главное на сайте
Сообщить об ошибке

Этот фрагмент текста содержит ошибку:
Выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter!
Добавить комментарий для автора: