В Ленинском райсуде заканчивают рассматривать дело полицейского Данилы Котешова, которого обвиняют в убийстве задержанного Геннадия Кузнецова «с применением спецсредств». Тело мужчины с множественными травмами нашли в туалете здания управления МВД. По версии следователей, страж порядка «выбивал» признательные показания. Подсудимый же настаивает, что мужчина сам падал и бился о предметы мебели.

Как гособвинение и адвокат спорили о наказании для полицейского на судебных прениях в четверг, 31 мая, – в материале РИА «Воронеж».

Судья Денис Гриценко

Умер в полиции

Тело Геннадия Кузнецова с множеством ссадин и кровоподтеков обнаружили в туалете здания управления МВД 14 сентября 2016 года. Утром того дня мужчину задержали по подозрению в убийстве двух женщин – сожительницы и ее матери.

Полицейские отвезли воронежца в бюро судебно-медицинской экспертизы (СМЭ). С 11:11 до 12:28 мужчину осматривали эксперты. Специалисты обнаружили у подозреваемого 22 мелкие ссадины, которые он получил ориентировочно 10-11 сентября. Никаких угрожающих здоровью травм у Геннадия Кузнецова не было. После этого подозреваемого доставили в управление МВД для допроса.

А около 16:00 того же дня мужчина погиб при непонятных обстоятельствах. Смерть Геннадия Кузнецова наступила от травмы груди, которая осложнилась пневмотораксом (скоплением воздуха или газов в легких). Судмедэксперты зафиксировали многочисленные переломы ребер, разрывы легких и селезенки, несколько десятков кровоподтеков и ссадин.

Следователи решили, что в гибели Кузнецова виноват оперуполномоченный угрозыска полиции Данила Котешов, который работал с подозреваемым в тот день. По версии обвинения, правоохранитель жестоко и методично избивал задержанного, чтобы «выбить» из него признание в убийстве двух женщин. Не выдержав пыток, Кузнецов погиб. Следователи возбудили дело о превышении должностных полномочий с применением спецсредств, которое привело к тяжким последствиям (п. «а», «б», «в», ч. 3 ст. 286 УК РФ) и причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

Без смягчающих обстоятельств

Выступая в прениях, гособвинитель Ирина Филонова перечислила, какие доказательства вины полицейского собрали следователи. Прокурор сослалась на результаты судмедэкспертизы: эксперты подробно описали травмы, которые получил погибший, и пришли к выводу, что Кузнецову сломали ребра «неоднократным травматическим воздействием тупым предметом». Нашли на теле и признаки повторной травматизации: это означает, что удары многократно повторялись.

Гособвинитель Ирина Филонова

О вине полицейского также говорят ссадины, которые медики обнаружили на правой кисти Котешова сразу после гибели задержанного. По словам прокурора, правоохранитель никак не мог объяснить эти царапины. Эксперты не исключали, что ссадины образовались, когда Котешов бил что-то или кого-то рукой.

Ирина Филонова сослалась и на протокол осмотра места происшествия. Тело Геннадия Кузнецова нашли в туалете, но следы крови обнаружили не только там, но и в служебном кабинете стража порядка.

– Данила Котешов выдвинул версию о том, что Геннадий Кузнецов получил травмы случайно – от многократных падений и «соударений» о предметы мебели, а также от попыток полицейских провести реанимационные мероприятия. Это полностью опровергается материалами дела. Котешов лично нес ответственность за жизнь, здоровье и безопасность задержанного, – заключила прокурор.

Никаких смягчающих и отягчающих обстоятельств в действиях стража порядка прокурор не нашла. Учитывая степень общественной опасности этого преступления, гособвинитель попросила для полицейского 12 лет колонии строгого режима. Она также предложила на два года запретить Даниле Котешову работать в правоохранительных органах.

«Ни одного доказательства»

Отвечая на обвинения, предъявленные его подзащитному, адвокат Евгений Тропынин заявил, что в деле нет ни одного прямого доказательства вины Данилы Котешова.

Он напомнил о показаниях 15 сотрудников полиции – их кабинеты находятся там же, где и кабинет Котешова, на втором этаже. Все опрошенные стражи порядка утверждали, что не видели ничего подозрительного, не слышали криков или шума. Полицейский, который делит кабинет с Котешовым, пришел около 14:00 и до вечера находился в этой комнате. На допросе в суде он рассказал, что Геннадий Кузнецов спокойно сидел на стуле, Данила Котешов находился за столом и выполнял свою работу. Агрессии в отношении подозреваемого он не заметил. Другой правоохранитель присматривал за задержанным Кузнецовым, когда Котешов и его коллега вышли из кабинета. Он также подчеркнул, что гражданин не жаловался на «противоправные действия». Остальные работники управления дали похожие показания: они видели, как Кузнецов спокойно выходил в туалет или шел по коридору, защитить его от избиений мужчина не просил. Ничего подозрительного не заметили и посетители учреждения.

Данила Котешов (справа) с адвокатом Евгением Тропыниным

– У Котешова не было возможности даже остаться с задержанным наедине, чтобы причинить телесные повреждения, – сказал адвокат.

Еще один пункт, который раскритиковал защитник полицейского, – избиение задержанного спецсредствами. Евгений Тропынин напомнил, что силовики так и не установили, чем били мужчину. В управлении МВД изъяли наручники, резиновые и металлические палки, но крови, слюны или пота погибшего на них не нашли.

Данила Котешов настаивал, что задержанный «много раз падал и бился о разные предметы». Его сослуживец, отвозивший Кузнецова в бюро СМЭ, подтвердил слова полицейского. Якобы это началось еще в служебной машине: задержанный падал и бился о внутреннюю обшивку автомобиля. Полицейские объяснили травму груди задержанного тем, что пытались откачать его и делали непрямой массаж сердца.

Защитник стража порядка напомнил и о трех судебно-медицинских экспертизах тела Кузнецова, их проводили в Воронеже, Москве и Тамбове. Медиков попросили ответить на вопрос, мог ли Геннадий Кузнецов получить тяжелые травмы от обычных падений. По словам адвоката, первые две экспертизы подтвердили это, а тамбовские эксперты не смогли дать ответ.

– Следователи также отправили на экспертизу одежду Котешова. На ней не нашли пятен крови или слюны Кузнецова. Как это возможно, если полицейский нанес задержанному более 50 ударов? – спросил Евгений Тропынин.

Защитник Котешова нашел объяснение и пятнам крови на полу служебного кабинета: якобы из мизинца задержанного утром шла кровь (это подтверждала и прижизненная судмедэкспертиза). В какой-то момент кровь пошла и из носа у Кузнецова. Про ссадины на руках полицейского адвокат заявил, что они незначительные – каждая меньше сантиметра. Страж порядка мог поцарапаться на службе или дома.

– Сторона обвинения говорит: Котешова к преступлению подтолкнуло то, что Кузнецов не признавался в убийстве двух человек. При этом на допросе в суде Котешов рассказывал нам, что Кузнецов давал признательные показания о преступлении. То же самое рассказывал и коллега полицейского, который сидит с ним в одном кабинете. Данила Котешов еще утром до судмедэкспертизы звонил двум сотрудникам Следственного комитета и рассказывал, что задержанный сознается в преступлении, – заявил Евгений Тропынин.

«Беспредел»

Выступил в прениях и обвиняемый Данила Котешов. Он отказался признать вину, попросил полностью оправдать себя. Полицейский сказал, что в отношении него возбудили уголовное дело «по беспределу».

В своей речи страж порядка указал на недочеты в работе следствия. Данила Котешов попросил признать некоторые доказательств по делу недопустимыми. Например, полицейскому не понравился протокол осмотра места происшествия. Обвиняемый заявил, что в бумаге неточно указаны время следственных действий и не написано, как силовики использовали криминалистическую технику.

Данила Котешов также обратил внимание на то, что с 2012 по 2016 год Геннадий Кузнецов 23 раза обращался в больницы. Полицейский удивился, почему следователи не запросили информацию из медучреждений: может быть, задержанный тяжело болел, и именно поэтому его состояние резко ухудшилось в здании МВД?

Кроме того, полицейский назвал ложью слова двух сестер погибшего мужчины, которых признали потерпевшими по делу. На следствии Ирина и Татьяна Кузнецовы говорили, что долго не знали о гибели брата. Одна из них рассказывала, что вечером 14 сентября приехала к нему домой и узнала от соседей, что его забрали полицейские. Женщина приехала в управление МВД, но ей сказали, что такого человека не доставляли. Сестра обзвонила все отделы полиции, но так и не нашла брата. Поиски продолжались несколько дней. Позже она узнала из соцсетей, что в здании МВД скончался мужчина, и сразу поняла, что это ее брат. Данила Котешов не поверил словам женщины: якобы задержанный утром 14 сентября объявил ему, что уже позвонил родственникам и обо всем рассказал.

– Областной следственный комитет совместно с областной прокуратурой необоснованно меня задержали и заключили под домашний арест, обвинив в совершении тяжкого и особо тяжкого преступлений. При расследовании они нарушили ряд статей УК РФ вплоть до фальсификации некоторых протоколов, в которых были намеренно искажены данные, – сказал подсудимый полицейский.

Одна из сестер Геннадия Котешова ответила, что не верит, будто Котешов избивал ее брата один, и попросила для него сурового наказания.

– Такие побои адекватный здравомыслящий человек не мог нанести задержанному. Моего брата просто убивали по-садистки. Думаю, что Котешов не один это делал, но это его право – скрывать других. Я знаю, что стопроцентно Котешов участвовал в убийстве, и прошу признать его виновным. Я согласна с прокуратурой и прошу 12 лет строгого режима, – сказала сестра погибшего.

Полицейского Данилу Котешова отстранили от службы до вынесения приговора. Суд примет решение по делу до 6 июня.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter