Гражданин Узбекистана Рашид Раззаков взыскал 20 тыс. евро компенсации за пытки в воронежском отделе милиции. Постановление по иску Рашида Раззакова к России появилось на сайте Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в четверг, 5 февраля 2014 года. Судьи признали, что представители власти в России нарушили Конвенцию о запрещении пыток, которая гласит, что «никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию». Как сказано в вердикте, Раззаков подвергся пыткам в милиции, но виновных в них так и не нашли. Помимо компенсации, власти должны будут выплатить Раззакову судебные издержки в размере 3,3 тыс. евро. 

Гражданин Узбекистана Рашид Раззаков поселился в Воронежской области в 2002 году. В теплое время он работал строителем, а на зиму уезжал к родителям в Узбекистан. Правоохранители задержали его в апреле 2009 году без каких-либо оснований. В Железнодорожном РОВД его пытали почти трое суток. От Раззакова требовали сознаться в убийстве. Во время пыток милиционеры подвешивали его за ноги на лом, били по голове стеклянной бутылкой, присоединяли к ушам провода и пускали по ним ток, сломали ему ребро. Раззаков признался в убийстве, которого не совершал. Однако на допросе следователь из-за путаных показаний Раззакова понял, что тот не имеет никакого отношения к преступлению. Он отпустил гражданина Узбекистана. 

По словам адвоката Ольги Гнездиловой, когда в 2009 году Раззаков обратился в правоохранительные структуры с заявлением о пытках, ему пригрозили депортацией. Однако мигрант решил добиться наказания для своих истязателей.

Судмедэксперты насчитали у Раззакова 13 травм. Рашид даже опознал двух милиционеров. Уголовное дело возбудили только через полгода, и официально подозреваемых в деле так и не появилось. 

Рашид Раззаков обратился в суд с требованием компенсировать моральный вред за незаконное задержание и трехдневные пытки. Он просил компенсацию морального вреда в размере 1,2 млн рублей. 29 ноября 2011 года Ленинский райсуд Воронежа вынес по иску Рашида Раззакова беспрецедентное решение. За пытки милиционеров он назначил компенсацию о возмещении морального и материального вреда в размере 840 тыс. рублей – 20 тыс. евро. Однако виновные в пытках наказания не понесли, и Рашид решил обратиться в Европейский суд.

В феврале 2015 года ЕСПЧ постановил выплатить гражданину Узбекистана еще 20 тыс. евро. Кроме того, судьи ЕСПЧ обратили в своем решении внимание на то, что уголовное дело по факту превышения должностных полномочий появилось лишь через шесть месяцев после обращения Раззакова и его адвоката, что «не могло не повлиять на ход расследования и возможность закрепления доказательств». Европейский суд не стал рассматривать жалобу Раззакова в части незаконного задержания, указав, что российское правительство уже признало это нарушение, а Ленинский райсуд Воронежа назначил компенсацию по нему. Поэтому права истца в этой части уже были восстановлены. Однако просто «компенсировать» пытки, по мнению европейских судей, нельзя. Виновные в них должны понести индивидуальную ответственность. Поэтому Россия обязана провести собственное расследование произошедшего в воронежском отделе милиции. 

– В своем постановлении ЕСПЧ указал, что Раззаков опознал милиционеров С. и Б., но следователей удовлетворило их алиби. Государство не может просто так откупиться за пытки. Оно должно искать конкретных виновных. И представители правоохранительных органов должны это понимать. Надеюсь, когда-нибудь они понесут ответственность, – пояснила журналисту РИА «Воронеж» адвокат Ольга Гнездилова, представлявшая интересы Раззакова в Страсбурге.  
 
По ее словам, представители Раззакова ждали от судей ЕСПЧ принципиальной оценки системных проблем на уровне законодательства. По словам адвоката, некоторые задержания «для беседы» в российской полиции больше похожи на похищения: полицейские не представляются, общаются с задержанным без адвоката, не дают возможности позвонить родным.

– Мы надеемся, такие решения Европейского суда положительно скажутся на воронежской, да и всей российской правоохранительной системе. За последние годы, благодаря в том числе обращениям в ЕСПЧ, возбуждать дела о пытках стали быстрее. Хорошо бы еще и сами пытки в отделах полиции прекратились. Однако тут, к сожалению, больших успехов я не вижу, – добавила юрист.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter