Трехлетней героине РИА «Воронеж» Оле Аксеновой, которая чудом выжила в страшном пожаре 9 марта 2015 года, удалят часть правого легкого в одной из московских клиник в июне 2016 года. По мнению медиков, только операция поможет девочке справиться с тяжелой формой туберкулеза.

Опасную болезнь у Оли диагностировали в сентябре 2015 года. Ее сразу госпитализировали в областной противотуберкулезный диспансер. Девочка восемь месяцев беспрерывно находилась в больничной палате. Фтизиатры пытались вылечить малышку, но из-за того, что болезнь оказалась запущенной, лекарства Оле не помогли. Опекун девочки, родная тетя Татьяна Мешкова, считает, что в беде виновата мать Оли:

– Врачи сказали, что Оля заразилась туберкулезом в младенчестве. Скорее всего, от родной матери. Она родилась семимесячной, мать таскала ее по всем пьянкам за собой, к педиатру на положенные ежемесячные осмотры с Олей не ходила. Разумеется, никаких прививок не делала. Вот и результат такой страшной безответственности. Никогда не прощу своей сестре Наташе, что она довела Олю до такого состояния.

фото 6.jpg

Пятно на легких у Оли заметили летом 2015 года, когда она уже жила в семье тети. Татьяну насторожил постоянный сухой кашель племянницы, с которым не справлялись никакие лекарства. Обследование показало большое пятно на правом легком. Но врачи одной из воронежских поликлиник успокоили опекуна, сказав, что пятно – это не туберкулез, а последствия от отравления угарным газом во время пожара. Пятно пытались убрать в районной больнице, но оно не проходило. Спустя несколько месяцев Олю направили в противотуберкулезный диспансер.

– Мы поверили нашим врачам, успокоились, что у Оли не туберкулез. Она только начала спокойно спать, рубцы ужасные на лице и руках стали затягиваться благодаря дорогой мази, которую нам добрые люди купили. Оля в садик должна была осенью пойти. И тут как гром среди ясного неба – страшная новость о туберкулезе. Олю сразу госпитализировали. Меня с детьми срочно проверили, так как мы полгода жили в одной комнате. Слава богу, у нас ничего не выявили, – говорит Татьяна Мешкова.

ФОТО4.JPG

Через семь месяцев после госпитализации фтизиатры сказали Татьяне, что положительной динамики в лечении Оли нет. Более того, увеличиваются очаги поражения на легком. Девочку направили в московскую клинику на консультацию к известному профессору. Столичные медики оказались категоричны – Оле поможет только операция.

– Сейчас Олю в Воронеже готовят к операции. Мы поедем в Москву в конце июня. Там мы пробудем около месяца. После Олю переведут снова в воронежскую больницу. Врачи говорят, что ей придется еще около года жить в палате под присмотром медиков. И даже когда ее выпишут, она много лет будет под наблюдением врачей. Я не могу думать об Оле без слез. Бедный ребенок, все детство в больницах, – вздыхая, говорит тетя Оли.

ФОТО7.JPG

Опекун Оли собирает деньги на поездку в Москву. Прооперируют девочку бесплатно, но проживание и питание ее тети при больнице будет платным. На сопроводительные расходы потребуется около 50 тыс. рублей. Более половины суммы помогла собрать компания добрых девушек. О грустной истории маленькой Оли они узнали из публикации РИА «Воронеж». С тех пор девушки стали ангелами-хранителями Оли – привозят игрушки, помогают деньгами.

– Мне еще не сказали, сколько будет стоить послеоперационная реабилитация. Скорее всего, она будет платной. Даже боюсь загадывать, какая это будет сумма, – признается Татьяна Мешкова.

Татьяна и ее дети – двухлетний Ваня, трехлетняя Оля и 13-летняя Алина – живут на съемной квартире в Новоусманском районе. Бюджет семьи складывается из детского пособия на сына и опекунских выплат на племянницу. В месяц на четверых выходит чуть более 15 тыс. рублей. Помочь Оле и ее тете можно переводом на карту 63900213 9003137402 (Сбербанк).

Фото 5.jpg

Тридцатилетняя Татьяна Мешкова оформила опеку над племянницей после того, как та чуть не погибла на пожаре в доме 9 марта 2015 года. Олю и ее четырехлетнего брата из огня на руках вынесли соседи. Мальчик не выжил, а девочку после сложнейшего лечения и пересадки кожи врачам удалось спасти. Идея забрать малышку к себе домой появилась у Татьяны сразу же, как она увидела на больничной койке перебинтованного человечка. Не помешало ответственному решению и тот факт, что 31 декабря 2014 года у Татьяны умер муж, и она осталась без средств к существованию с грудным сынишкой и 12-летней дочкой.

Историю Оли рассказали в программе «Пусть говорят». В студию пригласили родную мать девочки Наталью, которая обвинила Татьяну в том, что старшая сестра отняла у нее младшую дочь, а до этого настроила против Натальи органы опеки, и из-за этого женщину лишили родительских прав в отношении четырех детей. Зрители в студии встали на сторону опекуна Оли. По словам Татьяны, после записи программы младшая сестра не подошла к дочери и ни разу не навестила Олю, когда та восемь месяцев лежала в противотуберкулезном диспансере.

ФОТО1.jpg

– На программе Наташа строила из себя жертву, просила отдать ей Олю и при этом после даже не захотела подойти и обнять своего ребенка. У Наташи на 99% тоже туберкулез в организме, я просила ее сходить и провериться, но сестра просто послала меня подальше. Я ходила в районную поликлинику, попросила врачей принять меры в отношении моей сестры, ведь она может быть потенциальным разносчиком туберкулеза. Но в поликлинике только развели руками, сказали: «Ну, не можем же мы ее силой заставить обследоваться». То же самое и в полиции сказали. Получается, где-то рядом с нами ходит человек, который, скорее всего, заражен, и никому до нее нет дела. А недавно я узнала, что моя сестра, мама Оли, снова забеременела. И снова родит, и заразит ни в чем не повинного малыша, – делится Татьяна Мешкова.

×

Добавить издание «РИА "Воронеж"» в ваши источники?

Новости из таких источников показываются на сайте Яндекс.Новостей выше других

Добавить

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter