В Воронежском облсуде начались прения по делу об убийстве 21-летнего студента Алексея Семенова и покушении на жизнь его друга Федора. На заседании в понедельник, 17 октября, родные погибшего и адвокаты пятерых подсудимых выступили со своими позициями по итогам долгого судебного процесса. В основу дела легли события в ночь с 4 на 5 января 2015 года, когда юноши забили Алексея молотком до смерти ради угона автомобиля и изуродовали его друга баллонным ключом. Четверо адвокатов из пяти заявили о непричастности своих подзащитных к убийству Алексея. Некоторые подсудимые лишь частично признали вину в нападении на его друга, который лишился глаза и стал инвалидом.

Родители студента Семенова уверены, что юноши в любой момент могли остановиться – не отнимать жизнь у их Леши, не ломать судьбу Федора. Александр и Ольга Семеновы рассказали о своем горе и попросили суд о максимальном сроке для убийц сына. Гособвинитель облпрокуратуры Александр Харьков был с ними солидарен: обвинение настаивает на 10 годах тюрьмы для четверых подсудимых. На момент преступления им не исполнилось 18 лет, и это максимально возможное наказание для них. Для пятого – совершеннолетнего – участника нападения прокурор попросил 21 год строгого режима.

Потерпевшие: «Убили ни за что»

Родители Алексея Семенова два года ездят в Воронеж с другого конца области, из поворинского села Пески. Несмотря на дальнюю дорогу, они не пропустили ни одного визита к следователю, ни одного из более 20 заседаний суда. Мама Алексея хочет знать все о том, как умирал сын.

Он плакал, просил его не убивать. Но никто не остановился. Никто не сказал: «Пацаны, что ж мы делаем!?». Руки у вас в Алешкиной крови. Хотя бы после осознали. Но совести у вас нет, сидите смеетесь, как не от людей рожденные
Ольга Семенова

мать убитого студента

– Отняли у нас Алешку, всю голову молотком разбили, на лицо невозможно было смотреть. Он у нас спортсменом был, учился в строительном университете, четвертый курс ему оставался. Ни за что его убили. Никогда он никого не трогал, не за что было. Он плакал, просил его не убивать. Но никто не остановился. Никто не сказал: «Пацаны, что ж мы делаем!?». Руки у вас в Алешкиной крови, – сказала Ольга Семенова, обращаясь к подсудимым. – Хотя бы после осознали. Но совести у вас нет, сидите, смеетесь, как не от людей рожденные.

Когда Алексей убегал от убийц, он успел позвонить отцу. Александр Семенов слышал, как напуганный сын кричал: «Что ж ты делаешь, Леха?». Он вспоминает, как среди ночи бросился звонить старшему сыну, как они вместе поехали искать Алешку. К тому времени Алексей уже лежал в поле мертвый.

– Жизнь разделилась на «до» и «после». Дом большой, а пусто, потому что сына нет. И нет жизни никакой, она теперь на кладбище. Пусть закон хотя бы восторжествует. Просим для убийц сына максимального наказания, – сказала в суде Ольга Семенова.

Перед заседанием Александр Семенов показал письмо из СИЗО от одного из убийц сына, Юрия Г. Юрий взял всю вину за смерть Леши и инвалидность Федора на себя. В письме – угрозы и нецензурная брань.

– Не надо делать то, что вы делаете, а то рядом будет лежать, – предупредил автор послания. – Лучше о своем здоровье позаботьтесь, а сына уже не вернуть.

Письмо Юрия Г. из СИЗО родителям убитого студента
 

В письме Юрий Г. потребовал, чтобы отец убитого отказался от обвинений к четырем другим подсудимым.

Отец погибшего, Александр Семенов, со своей речью выступал долго, останавливаясь в самых важных моментах, иногда плакал. Лейтмотивом его выступления стало то, что в любой момент убийцы могли остановиться, сохранить жизни своим ровесникам.

Обвинение: «Нападение четко спланировали»

В прениях Александр Семенов говорил после речи прокурора Александра Харькова, который еще раз напомнил версию обвинения. Согласно материалам дела, нападение на Алексея и его приятеля Федора Б. пятеро юношей спланировали заранее, вечером 4 января 2015 года.

В день новогодних каникул парни несколько раз покупали пиво на автозаправке на въезде в Новохоперск и впоследствии решили ограбить АЗС. План разрабатывали в гостях у 17-летнего Антона А., который жил один в съемной квартире. За бутылкой пива об ограблении договаривались четыре приятеля: 17-летние Юрий Г., Николай Р., Алексей Е. и 22-летний Руслан Г. Чтобы добраться до АЗС и скрыться после нападения, парням нужна была машина.

Били жестоко, домкратом по голове. Чтобы все оказались причастны к убийству и никто не «сдал», наносили удары по очереди, передавая домкрат друг другу. Когда Алексей умер, убийцы вернулись в «двенадцатую», завели ее и поехали к заправке. Когда подъезжали, поняли, что все в крови. После жестокой расправы над людьми настроение оказалось уже не таким боевым – они же не наемные убийцы,
Александр Харьков

гособвинитель

Алексей Е. незадолго до посиделок у Антона встречался в Новохоперске с приятелем, тоже Алексеем – Семеновым. Семенов приехал из поворинского села Пески в Новохоперск на своей «двенадцатой». Вспомнив о встрече, Алексей Е. предложил угнать автомобиль студента. Для этого приятели решили убить владельца машины. Алексей Е. позвонил Семенову и попросил отвезти его с друзьями в село Алферовка. Выходя из квартиры Антона, сообщники взяли с собой молоток и электрошокер.

Студент Семенов приехал к дому Антона с приятелем, 21-летним Федором. Сообщники договорились сказать водителю «двенадцатой», что Руслану Г. стало плохо, а, когда Семенов остановится, напасть на него и пассажира. Затем они на машине студента намеревались поехать на заправку, ограбить ее, а вину свалить на уже мертвого водителя.

В дороге Алексей Семенов, услышав просьбу остановиться, съехал на обочину. Руслан вышел из машины, после чего Юрий ударил водителя «двенадцатой» молотком по голове, а Антон приставил к шее Федора, сидевшего впереди, электрошокер и пустил разряд. Алексей Семенов и Федор выскочили из машины и побежали в разные стороны.

Сначала сообщники догнали Федора и принялись бить его по голове баллонным ключом из машины. Парень потерял сознание. Думая, что он мертв, пятеро юношей бросились за Алексеем. Они догнали его в поле.

– Били жестоко, домкратом по голове. Чтобы все оказались причастны к убийству и никто не «сдал», наносили удары по очереди, передавая домкрат друг другу. Когда Алексей умер, убийцы вернулись в «двенадцатую», завели и ее поехали к заправке. Когда подъезжали, поняли, что все в крови. После жестокой расправы над людьми настроение оказалось уже не таким боевым – они же не наемные убийцы. Поэтому они решили перенести разбой на другое время. «Двенадцатую» оставили недалеко от заправки, закрыли ее на ключ и разошлись по домам, – рассказал прокурор Александр Харьков.

Федор выжил чудом. Через несколько часов его заметил проезжавший мимо автомобилист, который вызвал «скорую». Парень получил тяжелую черепно-мозговую травму, у него была разбита половина лица, он потерял глаз. Сам Федор и его семья в процессе почти не участвовали, так как занимаются лечением.

Защита: «Никто не хотел убивать»

В прениях выступили пять адвокатов – каждый со своей версией о роли подзащитного в событиях январской ночи 2015 года. Четверо из пяти подсудимых постарались нивелировать обвинения, заявив о минимальном участии в произошедшем. На следствии они давали другие показания, рассказывая, как убивали Алексея и Федора, пока Юрий Г. не решил взять оба особо тяжких преступления на себя.

– Один я убивал, остальные тут ни при чем, – заявил Юрий Г. в суде, и остальные подсудимые поменяли показания.

Юлия Гутарева, защищающая Николая Р., уверяла, что тот «никого не хотел убивать». Дома у Антона А. речь шла только об ограблении заправки и разбойном нападении на водителя автомобиля.

– Обстоятельства дела указывают на отсутствие умысла у Николая Р. на убийство и покушение на убийство. После того, как все выбежали из автомобиля, Николай Р. подошел к пассажиру и нанес ему один удар в лицо, каких-либо ударов водителю он не наносил, даже к нему не подходил, – отметила адвокат. – К показаниям Николая и других участников дела, которые те давали на предварительном следствии, следует отнестись критически. Они оговорили не только себя, но и других. Я считаю, что никаких действий, направленных на лишение жизни потерпевших, Николай Р. не совершал. Его вина состоит лишь в безразличии и нежелании вмешиваться в избиение. Николай Р. испытывал товарищеские чувства в момент, когда соглашался на разбойное нападение, ложно понимая чувство товарищества.

Адвокат попросила суд оправдать Николая Р. почти по всем пунктам обвинения, отметив, что он признает вину только в разбое группой лиц по предварительному сговору. С учетом хороших характеристик и других смягчающих обстоятельств Гутарева попросила для Николая Р. минимального наказания.

Адвокат Светлана Козлова озвучила версию своего подзащитного, Алексея Е.

– Из показаний Алексея Е. следует, что он не вступал в сговор на убийство и покушение на убийство. Мой подзащитный частично признал вину в том, что нанес несколько ударов потерпевшему Федору Б. Он также признает, что сел за руль автомобиля с целью побыстрее уехать с места происшествия, – пояснила Светлана Козлова.

По версии Алексея Е., во время поездки Руслан Г. попросил остановить автомобиль. По неизвестной ему причине Антон А. и Юрий Г. напали с молотком и электрошокером на водителя и его пассажира. Потом они побежали за Алексеем Семеновым. Сам Алексей Е. несколько раз ударил Федора, а потом сел за руль «двенадцатой». На трассе он остановил машину, чтобы забрать Юрия Г. и Антона А., которые находились рядом с Семеновым.

На скамье подсудимых находится молодой человек, только начинающий свои шаги во взрослую жизнь. Он совершил огромную ошибку, за которую будет расплачиваться многие годы в колонии. Он это понимает и сожалеет о содеянном. Он сделал, как я считаю, огромный шаг – попросил извинения у потерпевших, что требует большого мужества, свидетельствует о раскаянии,
Из речи адвоката в суде

Светлана Козлова попросила суд переквалифицировать действия Алексея Е. на статью о причинении тяжкого вреда здоровью группой лиц, а по всем остальным пунктам обвинения оправдать его. Адвокат напомнила, что Алексей Е. характеризуется положительно, рос в полной благополучной семье, его родные добровольно возместили обоим потерпевшим ущерб, выплатив по 100 тыс. рублей.

«Невиновным», по мнению защиты, оказался и Антон А. Адвокат Наталья Сизых сообщила, что Антон признает вину только в части разбойного нападения на Алексея Семенова. По версии парня, между ним и Семеновым произошла драка, но он не убивал студента. По словам Антона А., об ограблении заправки разговор зашел в его в квартире. О том, как грабить заправки, рассуждал Юрий Г. Слышал он и слова Алексея Е., который рассказывал, что какие-то ребята дали ему денег, а он их пропил. Потом собутыльники стали обсуждать, что надо забрать автомобиль.

– Убивать ребят не хотел, не собирался, и мыслей не возникало, – процитировала Наталья Сизых своего подзащитного.

Антон А. утверждает, что видел, как били Федорова, и не отрицает, что вступился за Алексея Е., увидев, как тот дерется с водителем. Но те несколько ударов руками «никак не могли» стать причиной смерти, уверен Антон. Он признал вину лишь в причинении побоев Алексею Семенову. Так как статья декриминализирована – то есть перестала быть уголовно наказуемой, – адвокат попросила оправдать его по остальным обвинениям и прекратить уголовное преследование.

Адвокат Лариса Нагорная привела доводы о невиновности Руслана Г. Нагорная настаивала, что у молодого человека не была умысла на убийство людей и на разбой. Вечером 4 января 2015 года Руслан пошел купить пива и обещал вернуться домой, к своей девушке, но встретил знакомых ребят и отправился с ними в гости к Антону А. Там, выпив пива, он уснул. Проснулся, когда его стали будить приятели, попросил остаться спать, но те потребовали идти вместе с ними. Надеясь, что его подвезут до дома, Руслан Г. сел в «двенадцатую» к Алексею Семенову. В дороге парня укачало, он попросил остановиться. Пока пытался «справиться с рвотным рефлексом», не видел, что происходило в машине. Руслан заметил, что все стали разбегаться в разные стороны. В драке, заступаясь за друзей, Руслан нанес несколько ударов Федору, но избивать его сразу же прекратил. Что происходило с Семеновым, не видел – просто сел обратно в машину.

Нагорная попросила переквалифицировать действия Руслана Г. на причинение тяжкого вреда здоровью группой лиц Федору Б., по остальным пунктам обвинения – оправдать.

Письмо Юрия Г. из СИЗО родителям убитого студента
 

Адвокат Елена Брысенкова была, пожалуй, самой немногословной из защитников. Ее клиент Юрий Г. – единственный из пяти подсудимых – признал вину в убийстве и покушении на убийство. Как и защитники других подсудимых, Брысенкова попросила оправдать Юрия Г. по статье о приготовлении к разбою на заправку «в связи с добровольным отказом от совершения преступления». За все остальное просила наказывать нестрого, учитывая смягчающие обстоятельства.

– На скамье подсудимых находится молодой человек, только начинающий свои шаги во взрослую жизнь. Он совершил огромную ошибку, за которую будет расплачиваться многие годы в колонии. Он это понимает и сожалеет о содеянном. Он сделал, как я считаю, огромный шаг – попросил извинения у потерпевших, что требует большого мужества, свидетельствует о раскаянии, – закончила свою речь Елена Брысенкова.

О письме Юрия из СИЗО родителям Алексея Семенова, где рядом с извинениями были угрозы, адвокат не упомянула.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter