Ушедший год подарил всем нам столько невероятных прогнозов о состоянии российской экономики, что уже и не сосчитать. Российское хозяйство и российскую финансовую систему западные СМИ и здешние внутренние недоброжелатели так настойчиво, старательно и многократно приговаривали к смерти весь прошлый год, что давно пришла пора обратиться-таки к объективным данным государственной статистики. Чтобы понять, а мы живы или нам это только кажется. Причем нас, понятно, будет волновать в первую очередь состояние наших воронежских дел.

Делать это – обращаться к данным статистики – надо весьма осторожно. Дело в том, что статистика – наука одновременно и вроде бы предельно простая – как, скажем, математика для четвертого класса, и в то же время предельно сложная. Ибо основана на многочисленных истолкованиях таких, казалось бы, поначалу однозначных показателей и индикаторов. Так, например, номинально высокие зарплаты могут говорить как о высоких доходах граждан, так и о катастрофически высоких ценах, ужасной стоимости жизни. В свою очередь, мощнейший рост цен – например, на недвижимость – может указывать не только на высокий и платежеспособный спрос, но на поистине «предынфарктное» состояние отрасли. В которой реальных сделок стало настолько мало, что специалисты пытаются кормиться (а на самом деле просто выживать) за счет буквально одной-двух сделок в год. «Выжимая» из них все возможное и невозможное. Задирая в таких редких сделках, естественно, цены до потолка.

Фото – Виктория Курляндская (из архива)
Фото – Виктория Курляндская (из архива)

А в этом смысле наиболее корректной, наиболее однозначной является все-таки статистика финансовая. Понятно, что финансовые статданные также требуют постоянных поправок, проверок, обращения к различным косвенным показателям. И тем не менее всегда и везде «деньги говорят сами за себя».

Индикаторы спокойствия

Что же говорят нам статистические данные по финансам о реальном состоянии дел в нашей воронежской экономике?

Во-первых, что за январь-сентябрь прошлого года оборот наших предприятий превысил 1,1 триллиона рублей. И этот воронежский триллион – это чистые деньги: как пишут статистики, «за вычетом НДС, акцизов и прочих сборов». Более триллиона выручки за три четверти года – гигантская сумма. Которая и близко не намекает не то что на какой-то крах, но даже на какие-то экономические проблемы в Воронежской области.

Годовых показателей по выручке еще, понятно, нет. Но даже если прибавить к этому 1,1 триллиона рублей, полученные за три квартала, прогнозные показатели квартала четвертого – просто пропорционально прибавить (хотя итоговый квартал года всегда «богаче» трех других), – то мы получим «чистыми» порядка 1,5 триллиона рублей за год. Включение в показатель общей выручки тех самых НДС, акцизов и сборов почти наверняка довело бы оборот в номинале до тех самых, никогда ранее не виданных здесь 2 триллионов рублей. Это, с удовольствием повторю, беспрецедентно.

Да ладно, скажете Вы, такие финансовые объемы – просто следствие роста цен. Инфляции. Однако индексы отпускных цен воронежских производителей указывают на обратное – в отличие от реальности магазинных полок, в реальности обрабатывающих производств, в реальности воронежского сельского хозяйства роста отпускных цен за год практически не было. И если промышленность хотя бы немного, от 1 до 2 процентов по разным отраслям, в ценах приросла, то в сельском хозяйстве отпускные цены в прошлом году даже снизились.

Во-вторых, на здоровье нашей экономики указывает ее высокая рентабельность. В среднем по экономике прибыль превысила 10,7 процента от размера выручки. Можно предположить, что если за первые девять месяцев года воронежские организации получили 110 миллиардов прибыли, то значит, плюсуя пока не сосчитанные статистками доходы четвертого квартала, мы получим общую прибыль воронежских предприятий под 150 миллиардов за год. И это также беспрецедентная сумма.

Интересно здесь и то, что в Воронежской области в прошлом году почти не было нерентабельных производств. Да, рентабельность, прибыльность дела по отраслям была разной. Но она была практически у всех.

Так, рентабельность в воронежском сельском хозяйстве превысила 33 процента, с его выручкой в 120,3 миллиарда за девять месяцев, а в добыче полезных ископаемых была лишь 1,7 процента. Притом воронежская добыча полезных ископаемых оказалась единственным видом промышленности, где отпускные цены действительно заметно выросли, в полтора раза. Рентабельность в воронежских «обрабатывающих производствах» составила 14,8 процента, с их 417 миллиардами выручки за январь-сентябрь, а в организациях платного образования лишь 1,3 процента. Рентабельность в воронежском строительстве превысила 11,8 процента, с его 34 миллиардами выручки за девять месяцев года, а в деятельности в области связи и информации – 3,2 процента, с их выручкой в 5 миллиардов. Рентабельность в воронежской торговле, оптовой и розничной, оказалась 4,2 процента, при этом выручка за январь-сентябрь превысила 362 миллиарда рублей, а рентабельность воронежских гостиниц и общепита достигла 11 процентов при выручке за три четверти года в 745 миллионов.

Фото – Виктория Курляндская (из архива)
Фото – Виктория Курляндская (из архива)

Единственной крупной отраслью воронежской экономики, которая оказалась в убытке по итогам девяти месяцев года была «транспортировка и хранение». При выручке в 19,4 миллиарда и себестоимости работ в 19,2 миллиарда воронежские транспортники получили почти миллиард убытка из-за роста «административных и управленческих расходов». Вполне возможно, что здесь сказался факт перестройки всей системы российской логистики – из-за «санкционного» разрыва прежних устоявшихся логистических цепочек и затрат на формирование новых. В воронежских транспортных компаниях говорят, что «в октябре мы уже нормально поехали, заказов больше, чем машин» – выходит, что и здесь к концу года убыток транспортников как минимум может сильно ужаться.

Сила устойчивости

Кроме размера выручки и рентабельности, еще одним важнейшим показателем, который говорит сам за себя, является финансовая устойчивость. Бывало ведь так, и не один раз, и в экономиках национальных, и в экономике глобальной, планетарного масштаба, что показатели выручки и прибыли все время стремятся в небеса, бьют все рекорды, а потом раз – и буквально в один несчастный день все там рушится, валится в тартарары. Именно поэтому в корректной и обоснованной цивилизованной государственной статистике, в статистике Воронежстата наглядные показатели выручки и рентабельности дополняются показателями финансовой устойчивости.

Как поясняют учебники, в рыночных условиях залогом выживаемости организации служит ее финансовая устойчивость. Финансовая устойчивость отражает такое состояние финансовых ресурсов, при котором организация, свободно маневрируя денежными средствами, способна путем их эффективного использования обеспечить бесперебойный процесс производства и реализации продукции, работ, услуг. Для определения реальной финансовой устойчивости – как предприятий, так отраслей и экономики в целом, учитываются оборотные и внеоборотные активы воронежских предприятий, а также коэффициент автономии – то есть доля собственных средств в балансе, коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами и коэффициент покрытия.

Так вот, всего по экономике области оборотные активы составляют более 959 миллиардов, а внеоборотные 554 миллиарда. При этом все три коэффициента, используемые статистиками для расчета реальной устойчивости экономики, прямо указывают на нормативную и спокойную, взвешенную и сбалансированную финансовую устойчивость экономики региона. Более того, один из коэффициентов – автономии средств – самой своей сдержанной скромностью прямо указывает на стремительно растущую – естественно, не столько за счет собственных средств, но за счет привлеченных финансовых средств, кредитов – экономику. Подтверждая таким образом неслучайность, закономерность и рекордных объемов выручки, и хорошей рентабельности воронежских предприятий. Доказывая – уже самим фактом «пограничности» показателя – правдивость, корректность, справедливость статистических расчетов. И это при том, что коэффициент покрытия – базовый для определения долгосрочной устойчивости экономики – находится (164%) у нас в нормативном «коридоре» – 150−250%.

Фото – Виталий Грасс (из архива)
Фото – Виталий Грасс (из архива)
«Коэффициент покрытия – значение, отображающее способность предприятия оплачивать долги с помощью средств, которые находятся в распоряжении субъекта. То есть это параметр, свидетельствующий о платежеспособности», – так гласит проверенная теория. Поэтому важно знать, что коэффициент покрытия в ключевых отраслях воронежской экономики не свидетельствует о каких-то угрозах, – мы способны оплатить любые счета.

Таким образом, выходит, что комплексная система показателей финансовой устойчивости воронежской экономики указывает и на высокий потенциал, и на реальную эффективность от вложения инвестиций, и на свободу в принятии производственно-хозяйственных и управленческих решений в экономике региона в целом. И это главный итог и одновременно главный прогноз на будущее работы воронежской экономики спустя почти год после объявления России экономической войны. Мы не просто держимся. Мы продолжаем экономический рост, планомерный и сбалансированный.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Читайте наши новости в Telegram, «ВКонтакте» и «Одноклассниках».